5 апреля 2020 г.

НЕДЕЛЯ 5-Я ВЕЛИКОГО ПОСТА

ПРЕПОДОБНОЙ МАРИИ ЕГИПЕТСКОЙ

Послание к Евреям святого апостола Павла, глава 9: 11-14
11 Но Христос, Первосвященник будущих благ, придя с большею и совершеннейшею скиниею, нерукотворенною, то есть не такового устроения,
12 и не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление.
13 Ибо если кровь тельцов и козлов и пепел телицы, через окропление, освящает оскверненных, дабы чисто было тело,
14 то кольми паче Кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя непорочного Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел, для служения Богу живому и истинному!
От Марка, глава 10: 32-45
32 Когда были они на пути, восходя в Иерусалим, Иисус шел впереди их, а они ужасались и, следуя за Ним, были в страхе. Подозвав двенадцать, Он опять начал им говорить о том, что́ будет с Ним:
33 вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам,
34 и поругаются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют Его; и в третий день воскреснет.
35 Тогда подошли к Нему сыновья Зеведеевы Иаков и Иоанн и сказали: Учитель! мы желаем, чтобы Ты сделал нам, о чем попросим.
36 Он сказал им: что хотите, чтобы Я сделал вам?
37 Они сказали Ему: дай нам сесть у Тебя, одному по правую сторону, а другому по левую в славе Твоей.
38 Но Иисус сказал им: не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь?
39 Они отвечали: можем. Иисус же сказал им: чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься; 40а дать сесть у Меня по правую сторону и по левую - не от Меня зависит, но кому уготовано.
41 И, услышав, десять начали негодовать на Иакова и Иоанна.
42 Иисус же, подозвав их, сказал им: вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими.
43 Но между вами да не будет так: а кто хочет быть бо́льшим между вами, да будем вам слугою; 44и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом.
45 Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих.

Протоиерей Павел Великанов
О просьбе сыновей Зеведеевых
Сегодня перед нами — напряжённейшее повествование, в котором сплошные режущие глаз контрасты. Сначала Иисус говорит ученикам о том, что скоро Его предадут и убьют — и тут же совершенно нелепая, неуместная просьба апостолов Иакова и Иоанна о привилегированном положении в грядущем правительстве Мессии. Сразу же — гневная реакция остальных учеников на эти странные притязания — которые, возможно, были не только у этих двух апостолов, но и у других — может, не столь явно выраженные. Одним словом, скандал на скандале. И в итоге — завершающие слова Христа, которые целиком разрешают описанные выше конфликты: Я пришёл не для того, чтобы Мне служили — но чтобы послужить Самому и отдать Свою жизнь ради многих.
Заметим: Иисус не устраивает «разборок» и «выволочек» за нарушение субординации. Он не выговаривает апостолам — ни Иакову и Иоанну, ни остальным возмутившимся. Он всего лишь выстраивает для них перспективу, в направлении которой они призываются двигаться. Хочешь быть первым? Иди, служи остальным как самый последний раб. Парадокс? Но Бог именно так и поступает. Смотрите не на людские обычаи и привычки, а на то, как ведёт Себя Сын человеческий. Он не то что не «выпячивает» Себя, Он умаляет Себя до предела, до самых низов — потому что для Него самого понятия «низа» не существует.
Нам иногда стоит переносить евангельские события в современный контекст. Например, задумаемся: Бог становится человеком. В очень религиозной среде. При этом — сравнивая с нашим временем — он даже не епископ, не священник, не диакон и — о ужас! — даже не пономарь в храме. Самый что ни есть обычный рядовой мирянин. Который стоит в храме вместе со всеми в очереди. Ничем особым не отличающийся. Ни ростом, ни исключительной красотой, ни плавностью движений или особой певучестью голоса. Самый рядовой человек. Каких — множество. То, что Иисус был именно таким, подтверждают евангелисты, когда описывают Его явления апостолам и женщинам после воскресения: они Его не узнавали, в Нём видели самого обычного человека. И в этом — величайшая премудрость Божия. Это мы с вами любим заниматься различиями: этот умный, тот — поглупее; у этой глаза очень красивые, а у той — нос большеват. И эти сравнения можно проводить до бесконечности. Но у Бога совершенно другой взгляд на каждого из нас. Любой из нас — вне зависимости от внешности и талантов — для Него — самый любимый, самый прекрасный, и самый дорогой. И это — не какое-то актёрство. Бог точно знает: во всей Вселенной, за все тысячи лет существования мира другого такого человека нет и не будет. Поэтому каждый из нас совершенно достоин Божественной любви. И Бог Сам это гарантирует. И Ему очень неприятно, когда мы начинаем соревноваться друг с другом, противопоставлять себя друг другу в чем бы то ни было. Как будто бы кто-то из нас чем-то обделён, обижен Богом. Но Сам-то Бог знает, что Он наделил каждого из нас такими богатыми возможностями, что мы и малую долю их не используем. Бог весьма щедр, и не скупится раздавать Свои милости. Надо только научиться их распознавать и благодарить — тем самым открывая ещё большие возможности.
Ошибка двух апостолов — о которых сегодня нам рассказал евангелист Марк — в том, что они попытались ухватить, присвоить себе определённые исключительные права. Но правда Божия в том, что чем крепче ты пытаешься что-то удержать — тем быстрее это просочится сквозь твои судорожно сжатые пальцы. Всё настоящее удерживается лишь тонким касанием, почти незаметным прикосновением — без всяких гарантий, замков и сейфов. Но это самое слабое оказывается самым надёжным и крепким. Чем можно измерить веру? Сколько единиц любви надо для счастья? Насколько высок градус надежды? Но ведь именно эти неизмеримые состояния души и определяют то, чем является человек по своей сути.
Помоги же нам, Господи, никогда не требовать от Тебя «гарантированного тёплого местечка» неподалёку от Тебя, а с усердием исполнять своё призвание — памятуя, что у каждого оно — уникальное!

Преподобной:
Послание к Галатам святого апостола Павла, глава 3: 23-29
23 А до пришествия веры мы заключены были под стражею закона, до того времени, как надлежало открыться вере.
24 Итак закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою; 25по пришествии же веры, мы уже не под руководством детоводителя.
26 Ибо все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса; 27все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись.
28 Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе.
29 Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники.

От Луки, глава 7: 36-50
36 Некто из фарисеев просил Его вкусить с ним пищи; и Он, войдя в дом фарисея, возлег.
37 И вот, женщина того города, которая была грешница, узнав, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром
38 и, став позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром.
39 Видя это, фарисей, пригласивший Его, сказал сам в себе: если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница.
40 Обратившись к нему, Иисус сказал: Симон! Я имею нечто сказать тебе. Он говорит: скажи, Учитель.
41 Иисус сказал: у одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят,
42 но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который из них более возлюбит его?
43 Симон отвечал: думаю, тот, которому более простил. Он сказал ему: правильно ты рассудил.
44 И, обратившись к женщине, сказал Симону: видишь ли ты эту женщину? Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал, а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отёрла;
45 ты целования Мне не дал, а она, с тех пор как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги;
46 ты головы Мне маслом не помазал, а она миром помазала Мне ноги.
47 А потому сказываю тебе: прощаются грехи её многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит.
48 Ей же сказал: прощаются тебе грехи.
49 И возлежавшие с Ним начали говорить про себя: кто это, что и грехи прощает?
50 Он же сказал женщине: вера твоя спасла тебя, иди с миром.

Архимандрит Савва (Мажуко)
«Мариино стояние» – путь от распутства к святости
В биографии Марии Египетской есть две странные черты, которые всегда меня озадачивали. Во-первых, как девочка двенадцати лет, отдавшись распутству, погрузившись в этот водоворот мерзостей, ни разу не испытала укоров совести? Ведь житие подчеркивает именно эту натуральную беспечность в блуде, которой отличалась будущая пустынница. У Достоевского есть Соня Мармеладова, у Мопассана мадам Пышка и многие другие, часто написанные с натуры персонажи, которые, несмотря на «своеобразный» образ жизни, все-таки понимали, что тонут в грязи и предаются мерзостям. Мария Египетская жила в Александрии в конце пятого века. В городе было множество христианских церквей, святынь, рядом в пустыне обитали выдающиеся подвижники, а Мария жила, словно в языческой древности, словно «дитя полей», будто бы и не было возвещено Евангелие всему миру.
Во-вторых, почему вдруг у человека открылись глаза, как у многолетней распутницы проснулся стыд, откуда ему было взяться? Это чудо. Это призыв на служение, и семнадцать лет отдала преподобная пустыне, чтобы искупить семнадцать лет греха.
Эти два вопроса – не просто литературный или богословский интерес. С каждым годом я все чаще встречаю людей, которые совершенно искренне не понимают, что такое грех, людей, будто бы нравственно невменяемых. И я не знаю, как объяснить, что такое грех, даже не уверен, что это вообще можно как-то объяснить. Ведь и Марии никто не читал лекцию о нравственности или соблюдении заповедей Божиих. Господь не пустил ее в церковь, и почему-то именно это сопротивление святыни внезапно открыло ей глаза.
Была ли Мария «падшей женщиной»? Чтобы пасть, надо на чем-то стоять, а эта девушка взрослела вместе с грехом. Было ли ей откуда падать?
«Падение» в монашеском словаре – это технический термин. Он означает особо тяжкий греховный поступок. Чаще всего в аскетических текстах этим словом описывают нарушение обета целомудрия. Человек стоял и вдруг упал. Люди ходят на двух ногах. Животные передвигаются на четырех. Гады ползают на чреве, пресмыкаются. Однако значение слова «падение» еще драматичнее: греческое «птосис», которое мы и переводим словом «падение», указывает еще и на убитых в сражении. «Птосимос» – павший, сраженный, убитый, труп. «Падение», «павший» – из военного лексикона.
Христианин сражается «против духов злобы поднебесных» (Еф. 6:12). Перед началом монашеского пострига настоятель, как бы проверяя решимость инока, бросает к ногам постриженика ножницы. Будущий инок поднимает их и решительно вкладывает в руки настоятеля. Это повторяется трижды. Потом настоятель делает «последнее предупреждение» перед постригом:
«Виждь Кому обещаваешися, и к Кому приступаеши, и кого отрицаешися».
Принять постриг – бросить вызов дьяволу, открыто вступить в противоборство.
Но монашеский постриг выстроен по образцу таинства Крещения. Каждый христианин – воин Христов, а значит, он в зоне риска, он – под огнем противника, он может оказаться в числе павших.
Падение – еще не смерть, но смертельное ранение. В падении можно жить. Но грех – это «черная дыра», которая вытягивает из человека силы жить. Грех способен превратить живого и жизнерадостного человека в трупоносца, в мертвеца среди живых.
Нет в грехе радости. Нет там жизни. Одна иллюзия и обман. И если вдруг случится чудо, и откроются у человека глаза, первое, что он увидит – мертвец. Я – труп среди трупов. Живу по привычке, двигаюсь по инерции, а жизни давно нет, она незаметно вытекла куда-то, испарилась. Я не просто мертвец, я тот, кто нанес себе смертельные раны. Когда меня убивали, я помогал мучителям, я был на их стороне, я тот, кто их позвал.
Причитания мертвеца, павшего на поле сражения, раненого, который еще способен звать на помощь – вот содержание канона Андрея Критского. На пятой неделе поста этот гимн покаяния повторяется снова, теперь уже в полном объеме. Эта красивейшая служба начинается еще с утра, потому что в среду на Преждеосвященной литургии поются знаменитые двадцать четыре покаянные стихиры Андрея Критского.
Эти стихиры очень любят в монастырях. Их ждут каждый год знатоки церковного устава. Двадцать четыре коротких молитвы, которые заканчиваются одним и тем же припевом:
«Господи, прежде даже до конца не погибну, спаси мя».
Это крик о помощи. Это призыв умирающего. Это вопль павших.
Я – при кончине. Я – у самой грани. Меня затягивает пропасть.
«Господи, прежде даже до конца не погибну, спаси мя».
Чтение канона называют «Марииным стоянием», потому что, подобно Марии, мы проходим несколько ступеней покаяния: идем от «беспечности распутства», которое всегда отмечено слепотой, нечувствием к своим грехам, к «зрению греха своего» и оцепенению перед образом Пречистой Девы – иконой чистоты и святости.
«Зрение греха» и жажда чистоты не исчерпывают труда покаяния. Есть и третья ступень: готовность к искуплению. Благоразумный разбойник, который бросился защищать Христа и получил от Него прощение и обещание рая, умирал под палящим солнцем, страдая от нечеловеческих мук. Он принимал их как искупление. Ведь об этом его слова: «Достойное по делом моим приемлю».
Подлинное покаяние и осознание своего падения пробуждает не отчаяние, а готовность к труду, к новому сражению, к искуплению.
Святой Лествичник записал очень важные слова: «Признак прилежного покаяния заключается в том, что человек почитает себя достойным всех случающихся ему видимых и невидимых скорбей, и еще больших» (5:38).
За семнадцать лет распутства святая Мария несла труд семнадцати лет жизни в пустыне. «Достойное по делом моим приемлю». Этот труд нужен не Богу. Господь прощает нас сразу, сколько бы мы ни падали. Этот труд искупления нужен нам. Не все мы готовы к подвигу, не у каждого хватит на это сил и решимости. Лествичник говорит о готовности к безропотному и благодарному принятию скорбей и болезней ради искупления своих падений. Так Господь доверяет нам труд самоочищения. В этом и есть смысл скорбей.
Но и готовностью к искуплению не исчерпывается покаяние. Самое главное, чему учит покаянный канон, это милосердие, милость к падшим, а значит, и к себе.
Человека, кающегося по-настоящему, воистину ставшего на путь покаяния, отличает доброта, милосердие и снисходительность. Кающийся – тот, кто пережил падение и восстание, знает дыхание смерти, когда жизни остается совсем на донышке. Такой человек может сочувствовать другим падшим, и кто знает, не потому ли Господь порой допускает наши падения, чтобы мы стали добрее и снисходительнее?


 

29 марта 2020 г.

НЕДЕЛЯ 4-Я ВЕЛИКОГО ПОСТА

ПРЕПОДОБНОГО ИОАННА ЛЕСТВИЧНИКА

Послание к Евреям святого апостола Павла, глава 4: 13-19
13 Бог, давая обетование Аврааму, как не мог никем высшим клясться, клялся Самим Собою, 14говоря: истинно благословляя благословлю тебя и размножая размножу тебя.
15 И так Авраам, долготерпев, получил обещанное.
16 Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их.
17 Посему и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву,
18 дабы в двух непреложных вещах, в которых невозможно Богу солгать, твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду,
19 которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий, и входит во внутреннейшее за завесу, 20куда предтечею за нас вошел Иисус, сделавшись Первосвященником навек по чину Мелхиседека.
От Марка, глава 9: 17-38
17 Один из народа сказал в ответ: Учитель! я привел к Тебе сына моего, одержимого духом немым:
18 где ни схватывает его, повергает его на землю, и он испускает пену, и скрежещет зубами своими, и цепенеет. Говорил я ученикам Твоим, чтобы изгнали его, и они не могли.
19 Отвечая ему, Иисус сказал: о, род неверный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? Приведите его ко Мне.
20 И привели его к Нему. Как скоро бесноватый увидел Его, дух сотряс его; он упал на землю и валялся, испуская пену.
21 И спросил Иисус отца его: как давно это сделалось с ним? Он сказал: с детства;
22 и многократно дух бросал его и в огонь и в воду, чтобы погубить его; но, если что можешь, сжалься над нами и помоги нам.
23 Иисус сказал ему: если сколько-нибудь можешь веровать, всё возможно верующему.
24 И тотчас отец отрока воскликнул со слезами: верую, Господи! помоги моему неверию.
25 Иисус, видя, что сбегается народ, запретил духу нечистому, сказав ему: дух немой и глухой! Я повелеваю тебе, выйди из него и впредь не входи в него.
26 И, вскрикнув и сильно сотрясши его, вышел; и он сделался, как мертвый, так что многие говорили, что он умер.
27 Но Иисус, взяв его за руку, поднял его; и он встал.
28 И как вошел Иисус в дом, ученики Его спрашивали Его наедине: почему мы не могли изгнать его?
29 И сказал им: сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста.
30 Выйдя оттуда, проходили через Галилею; и Он не хотел, чтобы кто узнал.
31 Ибо учил Своих учеников и говорил им, что Сын Человеческий предан будет в руки человеческие и убьют Его, и, по убиении, в третий день воскреснет.
Святейший Патриарх Кирилл
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Только что мы прослушали Евангелие от Марка, в котором повествуется об изгнании Христом Спасителем нечистого духа из молодого человека, который был через воздействие этого духа подвержен глухоте. Дух бросал несчастного на землю, тот бился в конвульсиях, испускал пену, и нередко это безумство приводило его на грань смерти. Несчастный отец обращался к апостолам — ученикам Спасителя — за помощью, но они помочь не смогли. Тогда он пришел к Спасителю, и говорит ему Христос: Если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему. И воскликнул отец несчастного: Верую, Господи! помоги моему неверию (Мк. 9, 23-24). И Господь исцелил одержимого духом немым и глухим. А в завершение, когда ученики спросили, почему же они не смогли изгнать беса, Господь ответил: «Этот дух изгоняется только молитвой и постом».
Замечательное повествование, которое помогает нам многое понять. Господь говорит отцу несчастного о том, что все возможно верующему. Он не говорит: «Если ты неверующий, то Я тебя не исцелю». Наверное, Господь мог бы исцелить и неверующего человека; Он не предъявляет никаких условий для того, чтобы совершить милость, но одновременно свидетельствует о том, что без веры невозможно исцеление. И тем самым Спаситель утверждает великую истину, что вера есть сила, участвующая в чуде исцеления. Без веры не может произойти исцеления — не потому, что вера является неким идейным условием, а потому, что вера есть сила, через которую сам человек соучаствует с Богом в исцелении, в совершении чуда.
Для того, чтобы понять это, достаточно привести простую, всем хорошо известную аналогию из области медицины. Врачи исцеляют людей при помощи лекарств, но за редкими исключениями, связанными с хирургическим или иным особым вмешательством в организм человека, врач и лекарства не убивают болезнь, а помогают организму своими собственными силами ее преодолеть. В физическом исцелении участвует не только врач и не только лекарства, но и сам больной человек — и не только его физические, но и его душевные силы. И об этом хорошо знают врачи, которые лечат не только лекарством, но и словом, приходя к постели больного и помогая ему мобилизовать свои внутренние силы. На этом же основывается и пастырское попечение о больных, когда священник, обращаясь к человеку, особыми словами помогает ему мобилизовать свои силы, душевные и физические, на борьбу с недугом. Без этого участия человека не может быть исцеления.
Вот так и чудесное исцеление, как и всякое чудо, которое Бог совершает над нами, не может произойти автоматически или тем более насильственно, вопреки воле и желанию человека. Оно происходит только при участии самого человека, и человек участвует в этом Божественном действии силой своей веры. Почему же вера необходима для физического исцеления? А потому, что только Бог является источником жизни, а значит, и источником исцеления. Для того чтобы Божественная сила вошла в человека и помогла ему преодолеть физическую болезнь, необходимо привлечь эту силу. Сила же Божественная привлекается только верой — как замечательно сказал святой праведный Иоанн Кронштадтский, «сердечная вера — словно руки и уста, приемлющие дар Божий». Действительно, вера открывает возможность Богу совершить чудо исцеления.
Почему же апостолы не смогли совершить этого чуда? Спаситель говорит, что нечистый дух изгоняется только молитвой и постом. Значит, не хватало веры и у апостолов, которые не могли привлечь силу Божественную. Может быть, даже несчастный отец верил, а они верили не вполне и потому не могли совершить это чудодейственное исцеление. Почему же здесь упоминаются молитва и пост? А потому, что молитва и пост есть средство, укрепляющее нашу веру. Если мы хотим, чтобы и над нами совершалось Божие чудо, если мы хотим получить исцеление наших недугов — и душевных, и физических, мы должны укреплять веру настолько, чтобы быть способными, по слову святого праведного Иоанна Кронштадтского, принять дар Божий.
Вот почему в это воскресенье Великого поста мы читаем в храме это дивное повествование из Евангелия от Марка, где содержится ясный призыв укреплять через молитву и пост нашу веру, дабы быть способными принимать Божию благодать, а если необходимо, то и Божие чудо над нами. Вера замыкает цепь между человеком и Богом, по которой и течет сила Божественной энергии. Вера соединяет человека с Богом, передавая человеку часть Божественной силы, Божественной жизни. И если так, что перед этой силой наша немощь? Если даже бесы изгоняются этой силой, что перед этой силой наша человеческая немощь и наша человеческая болезнь? Мы становимся сильными и способными побеждать и силу темную, и любую болезнь, и любую скорбь. Да поможет всем нам Господь возрастать в вере, укрепляясь молитвой и постом, и провести оставшиеся дни Святой Четыредесятницы так, чтобы укрепился в нас великий Божий дар — дар веры, делающий нас способными принимать Бога в свою жизнь. Аминь.
 

22 марта 2020 г.

НЕДЕЛЯ 3-Я ВЕЛИКОГО ПОСТА

КРЕСТОПОКЛОННАЯ

Послание к Евреям святого апостола Павла, глава 6: 14-16; глава 5: 1-6
14 Итак, имея Первосвященника великого, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия, будем твердо держаться исповедания нашего.
15 Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха.
16 Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи.
Глава 5
1 Ибо всякий первосвященник, из человеков избираемый, для человеков поставляется на служение Богу, чтобы приносить дары и жертвы за грехи, 2могущий снисходить невежествующим и заблуждающим, потому что и сам обложен немощью,
3 и посему он должен как за народ, так и за себя приносить жертвы о грехах.
4 И никто сам собою не приемлет этой чести, но призываемый Богом, как и Аарон.
5 Так и Христос не Сам Себе присвоил славу быть первосвященником, но Тот, Кто сказал Ему: Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя; 6как и в другом месте говорит: Ты священник вовек по чину Мелхиседека.
От Марка, глава 8: 34-38, глава 9: 1
34 И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною.
35 Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее.
36 Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?
37 Или какой выкуп даст человек за душу свою?
38 Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами.
Глава 9: 1
1 И сказал им: истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе.
Протоиерей Алексей Уминский
Кто хочет идти за Мной, отвергнись себя, возьми крест свой и следуй за Мной…
Вот такие беспощадные слова звучат в сегодняшнем Евангелии, снимая с нас любое прикрытие от Бога, под которым мы пытаемся уберечь себя от прямых лучей Его любви и благодати. В них заключен самый главный, самый глубокий и страшный смысл христианской жизни, который не оставляет человеку никакого оправдания, никакой надежды, никакого убежища от Бога.
Нам все время хочется именно сберечь и себя, и все то, что мы приобрели и взлелеяли в себе. И одновременно нам хочется идти за Христом, быть рядом с Ним, называться Его учениками . Мы постоянно что-то собираем, чтобы сделать своим, а с другой стороны говорим – Я твой, Господи, я хочу быть с Тобой.
А Христос не ищет – нашего, Он ищет нас. Ему не нужны наши дела, наши жертвы, наши посты, наши молитвы... Ничего нашего Ему не надо. Ему нужны только мы. И в ответ Он ждет, чтобы мы тоже искали – не Божьего: ни Божьей помощи, ни Божьего утешения, ни Божьего помилования, ничего такого, что мы обычно ждем, – а только Его Самого.
И вот, если мы ищем Бога, жаждем Бога, если хотим Его Самого сделать своей жизнью, своей пищей, своим миром, то тогда надо к Нему придти совершенно свободным от себя, от того, что мы называем – «Я» и «мое», а Христос говорит – отвергнись... забудь… выбрось, как ненужное.
Мы не можем стать Его учениками, если не начнем жить принципиально по - другому , если все то, что мы считаем своим, не бросим, не повергнем в прах… в ничто. Отвергнуться себя – это значит полностью перечеркнуть всю свою жизнь, не думать о завтрашнем дне, забыть, что в этом мире мы чего-то стоим, имеем какую-то собственную ценность, кроме той ценности, которую вложил в нас Господь Своим образом и Своим подобием.
В конечном счете, отвергнуться себя – это значит пойти туда не зная куда, и принести то, не знаю что. Потому что идти за Христом – это значит идти и тогда, когда Христос не ведет тебя за ручку, это значит идти даже совершенно не видя Его, не ощущая Его присутствия, не понимая и совершенно не чувствуя Его. Идти только потому, что Он тебя позвал… идти, не видя перед собой никакого результата, не понимая даже, что ты делаешь вообще что-то нужное для себя… что ты духовно растешь… или становишься лучше… или что жизнь твоя приобретает какое-то другое качество, – но все равно – идти за Ним туда, куда Он позвал Своим Евангелием.
А в сегодняшнем Евангелии мы слышали, что Он сказал – возьми крест свой и следуй за Мной. И тот, кто хочет жизнь свою каким-то образом устроить, тот ее обязательно потеряет. А тот, кто не задумывается, как жить для себя, а живет для Христа, тот все в этом мире приобретет. Но эти слова можно принять только на веру, потому что ничто в этом мире не доказывает того, что у того, кто идет за Христом, все в этом мире будет хорошо: нам не обещают ни благополучия, ни успеха, ни удачи, ни благосостояния, ни здоровья… ни-че-го. Ничего, кроме вот этого Креста, который сегодня лежит перед нами, которому мы поклоняемся, и о котором поем, что этим крестом пришла радость всему миру.
Не чувствуем мы радости креста. Мы бежим от креста. Мы боимся креста. Мы крест не можем и не хотим принять. А Христос ждет от нас свободного принятия креста, желанного принятия креста, потому что это значит – следовать за Ним.
И это мы должны понять и с любовью принять: забудь о себе, перечеркни себя вот этим крестом, который мы на себя взяли и которому мы поклоняемся, с тем, чтобы идти за Христом, царствовать со Христом, чтобы по слову сегодняшнего Евангелия мы увидели Царство Божие пришедшее в силе уже здесь, на земле. Аминь.
 

15 марта 2020 г.

НЕДЕЛЯ 2-Я ВЕЛИКОГО ПОСТА

Святителя Григоря Паламы

Послание к Евреям святого апостола Павла, глава 1: 10-14; глава 2: 1-3
10 И: в начале Ты, Господи, основал землю, и небеса - дело рук Твоих;
11 они погибнут, а Ты пребываешь; и все обветшают, как риза,
12 и как одежду свернешь их, и изменятся; но Ты тот же, и лета Твои не кончатся.
13 Кому когда из Ангелов сказал Бог: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих?
14 Не все ли они суть служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение?
Глава 2
1 Посему мы должны быть особенно внимательны к слышанному, чтобы не отпасть.
2 Ибо, если через Ангелов возвещенное слово было твердо, и всякое преступление и непослушание получало праведное воздаяние, 3 то как мы избежим, вознерадев о толиком спасении, которое, быв сначала проповедано Господом, в нас утвердилось слышавшими от Него.
От Марка, глава 2: 1-12
1 Через несколько дней опять пришел Он в Капернаум; и слышно стало, что Он в доме.
2 Тотчас собрались многие, так что уже и у дверей не было места; и Он говорил им слово.
3 И пришли к Нему с расслабленным, которого несли четверо;
4 и, не имея возможности приблизиться к Нему за многолюдством, раскрыли кровлю дома, где Он находился, и, прокопав ее, спустили постель, на которой лежал расслабленный.
5 Иисус, видя веру их, говорит расслабленному: чадо! прощаются тебе грехи твои.
6 Тут сидели некоторые из книжников и помышляли в сердцах своих:
7 что Он так богохульствует? кто может прощать грехи, кроме одного Бога?
8 Иисус, тотчас узнав духом Своим, что они так помышляют в себе, сказал им: для чего так помышляете в сердцах ваших?
9 Что легче? сказать ли расслабленному: прощаются тебе грехи? или сказать: встань, возьми свою постель и ходи?
10 Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи,- говорит расслабленному:
11 тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой.
12 Он тотчас встал и, взяв постель, вышел перед всеми, так что все изумлялись и прославляли Бога, говоря: никогда ничего такого мы не видали.
Святейший Патриарх Кирилл
За Литургией мы читали Евангелие об исцелении расслабленного (Мк. 2:1-12). К дому, где проповедовал Спаситель, четыре человека принесли на носилках парализованного, но из-за множества людей не смогли войти вовнутрь. Тогда они забрались на крышу, разобрали ее (благо на Востоке крыши плоские и делаются из глины) и спустили носилки с несчастным прямо в дом. И Господь, видя веру этих людей, исцелил расслабленного.
Комментируя эту евангельскую историю, святитель Григорий Палама говорит, что всякий человек, предающийся услаждению, духовно расслаблен. В самом деле, расслабленность мы можем воспринимать не только в материальном аспекте. Мы говорим не только о физическом расслаблении как результате болезни, но и о духовном расслаблении, духовном параличе как неспособности человека концентрироваться на своей внутренней жизни и преодолевать внутренние проблемы. По слову святителя Григория, так происходит, когда человек предается услаждениям.
Услаждения, услада, сладость — это то, что вкусно, приятно, то, что доставляет удовольствие. И если вся жизнь человека направлена на получение удовольствия, на потребление некоей услады в прямом или переносном смысле слова, то происходит духовное расслабление. Человек перестает думать о своей внутренней жизни, он перестает концентрировать мысль на главном, контролировать свои поступки и дела, он начинает жить по инерции, которая определяется стремлением к наслаждению.
Действительно, человек, утратив духовное измерение своей жизни, теряет свою свободу и становится игрушкой страстей и инстинктов. Его жизнь уже нельзя назвать в полной мере жизнью разумного человека. Но если внимательнее отнестись ко всему, что нас сейчас окружает, — информации, которую мы получаем, идеалам и ценностям, которые нам навязываются посредством рекламы, фильмов, телевизионных передач, социальных сетей, парализующих сознание нашей молодежи, — мы увидим, что все это направлено на формирование устойчивого навыка стремиться только к одному — к услаждению себя.
Попробуйте внимательно проанализировать весь объем информации, которую мы получаем. Она нацелена на формирование человека, лишенного всякой внутренней жизни, всякой способности концентрироваться, мобилизовать свои силы. Мы знаем, что физически расслабленный неспособен трудиться, неспособен достигать поставленных целей. Можно ли представить себе расслабленного спортсмена? Он не только не выиграет, но и до финиша не добежит, где-нибудь на дистанции упадет: дыхания не хватит, мышцы расслабленные, воли нет… То же самое происходит и в духовной жизни. Если человек духовно расслаблен, значит, он не в состоянии достичь никаких целей, не только нравственных, но и всех тех, что он ставит перед собой в жизни.
Размышляя на тему Евангельского чтения о расслабленном, святитель Григорий говорит, что для исцеления нужны помощники, ведь расслабленного принесли четверо, а затем перечисляет этих четырех.
Первый и самый важный помощник — это осознание греховности и ошибочности своего жизненного пути. Если осознание этого не приходит, то и сконцентрироваться на важных целях внутренней духовной жизни не удастся.
Второй помощник — это исповедь, это раскаяние в своих грехах. Ведь мало осознать грехи — нужно от них избавиться.
Третий помощник — это твердое обещание действительно избавиться от своих слабостей. А четвертый помощник — это молитва, без которой ничего не получится. Таким образом, святитель, который учил о нетварной Божественной энергии, спасающей человека, говорит, что необходимо предпринять с нашей стороны, чтобы эта энергия помогла нам достичь поставленной цели.
Но вот еще что мудро замечает святитель Григорий: недостаточно было просто принести больного. Надо было догадаться, как войти вовнутрь. Из-за толпы это было невозможно сделать, но четверо смело забрались на кровлю и разобрали ее. Святитель сравнивает кровлю, о которой повествуется в Евангелии, с высшим уровнем человеческой личности — разумом и мыслями. Ничего не получится, мы останемся вне спасительного места, где можно обрести Божие чудо, если сами — а без нас этого никто не сможет сделать — не очистим свои мысли, не освободимся от предрассудков и стереотипов, от навязанных нам греховных, суетных, гибельных идеалов.
Посмотрим по-новому на окружающую нас жизнь. Определим свои цели и ценности. Вот тогда мы и осознаем свои грехи, тогда будет настоящей исповедь, тогда обещание более не грешить будет твердым, тогда молитва наша будет сильной.
Всему этому учит нас святитель Григорий Палама, архиепископ Фессалоникийский, чью память мы сегодня празднуем. В далеком XIV веке святитель своим пронзительным богодухновенным богословием помог византийцам избавиться от многих заблуждений. Дай Бог, чтобы и нам его слова помогли открыть тайну человеческого благополучия и счастья, тождественную тому, что мы называем спасением нашей души. Да поможет нам Господь.

 

8 марта 2020 г.

НЕДЕЛЯ 1-Я ВЕЛИКОГО ПОСТА

ТОРЖЕСТВО ПРАВОСЛАВИЯ

Послание к Евреям святого апостола Павла, глава 11: 24-39; глава 12: 1-2
24 Верою Моисей, придя в возраст, отказался называться сыном дочери фараоновой,
25 и лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение,
26 и поношение Христово почел бо́льшим для себя богатством, нежели Египетские сокровища; ибо он взирал на воздаяние.
32 И что еще скажу? Недостанет мне времени, чтобы повествовать о Гедеоне, о Вараке, о Самсоне и Иеффае, о Давиде, Самуиле и (других) пророках,
33 которые верою побеждали царства, творили правду, получали обетования, заграждали уста львов,
34 угашали силу огня, избегали острия меча, укреплялись от немощи, были крепки на войне, прогоняли полки чужих;
35 жены получали умерших своих воскресшими; иные же замучены были, не приняв освобождения, дабы получить лучшее воскресение;
36 другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу,
37 были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в ми́лотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления;
38 те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли.
39 И все сии, свидетельствованные в вере, не получили обещанного, 40потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства.
Глава 12
1 Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще,
2 взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия.
От Иоанна, глава 1: 43-51
43 На другой день Иисус восхотел идти в Галилею, и находит Филиппа и говорит ему: иди за Мною.
44 Филипп же был из Вифсаиды, из одного города с Андреем и Петром.
45 Филипп находит Нафанаила и говорит ему: мы нашли Того, о Котором писали Моисей в законе и пророки, Иисуса, сына Иосифова, из Назарета.
46 Но Нафанаил сказал ему: из Назарета может ли быть что доброе? Филипп говорит ему: пойди и посмотри.
47 Иисус, увидев идущего к Нему Нафанаила, говорит о нем: вот подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства.
48 Нафанаил говорит Ему: почему Ты знаешь меня? Иисус сказал ему в ответ: прежде нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя.
49 Нафанаил отвечал Ему: Равви́! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев.
50 Иисус сказал ему в ответ: ты веришь, потому что Я тебе сказал: Я видел тебя под смоковницею; увидишь больше сего.
51 И говорит ему: истинно, истинно говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому.

Протоиерей Павел Великанов
Евангельское чтение о призвании Нафанаила — одно из самых загадочных. Сколько ни было написано комментариев и толкований, что же там произошло на самом деле — так и остаётся под покровом тайны смысл этого странного диалога. Одно только несомненно: это был разговор на предельной глубине, какая только возможна для человека. На той самой глубине, где только и происходит встреча человека и Бога. И в сегодняшнем чтении мы слышим, как Бог касается души Нафанаила — человека очень ответственного, не легкомысленного, совсем не легковерного — и в ответ эта душа распускается, словно давно вызревший бутон, лишь только его касаются теплые лучи утреннего солнца.
Евангелие свидетельствует о Боге как о бесконечно деликатном и ненавязчивом. Но при этом — Его любовь неотступна. Он хорошо знает, чего хочет от человека, и не таким, так иным образом всё равно продолжает действовать, несмотря на всё сопротивление или непонимание со стороны человека. Всю историю человеческой жизни можно представить как непрекращающийся диалог между человеком и Богом — причём чаще всего диалог почти без слов. Но чтобы этот диалог был содержательным и результативным — как это сегодня мы видели в случае с Нафанаилом — нам надо помнить о главных условиях ведения этого разговора.
Первое условие — быть внимательным и уважительным к собеседнику и не прерывать его, даже когда внутри всё бурлит и рвётся наружу. Не дослушав до конца, не дав договорить второй стороне — мы скорее всего так и не поймём, что же хотели до нас донести. Что это значит на практике? Только одно: не надо делать скоропалительных выводов и категорических суждений в любых ситуациях, какими бы острыми, неожиданными и странными они ни были. Дали пить горькое лекарство — нечего капризно отдёргиваться, надо выпить до конца. И только потом — оценивать, анализировать, размышлять, излагать.
Второе условие — говорить, а не «отговариваться». Болтовня от разговора отличается своей бессодержательностью. Говорить — значить, иметь, что сказать. Вот Нафанаил имел нечто, что хотел бы сказать только Одному Господу Богу — и Тот его услышал. А часто ли мы задаём себе вопрос: у меня тоже есть что-то, что сказать Богу? Не в плане обид и претензий, просьб и разочарований? А сказать Ему что-то для Него — интересное? Из нашей жизни, из нашего опыта? Из глубины? То, что было нами выстрадано, что стало неотъемлемой частью не только жизни, но и сердца? Увы, но зачастую и наши слова к Богу превращаются в плотную стену многоразличных просьб и сетований, за которой весьма трудно разглядеть, что же у нас происходит в реальности. Иногда после молитвы появляется странное ощущение: вроде бы обо всем было сказано в прекрасных словах, написанных святыми отцами — а на душе всё равно чувство хронической недосказанности. Есть ли у нас такой вопрос к Богу, ответ на который мы на самом деле хотим и готовы услышать? Ведь Божественный ответ уже не получится просто «принять к сведению» или «проигнорировать»: многое может поменяться, когда ответ к нам придёт — что и произошло в случае с Нафанаилом.
Третье условие нашего диалога с Богом — уметь молчать и хотеть слушать. Что я имею в виду? Мне порой приходится общаться с людьми, которые любой разговор тотчас превращают в бесконечно длящийся монолог о чем угодно, только не о важном. Плотный поток слов становится крепкой стеной, за которой пугливо прячется человечек, страшно боящийся, что кто-то может заглянуть в его нутро. Так вот, в нашем общении с Богом длиной во всю жизнь не надо бояться делать паузы. Не в плане отказа от общения — а именно как готовность во всю открыть уши и вслушиваться, всматриваться в жизнь, учиться распознавать Его, Божьи, ответы, мимо которых мы легко проскакиваем в смуте помыслов и переживаний.
И если мы будет придерживаться этих простых условий, не сомневаюсь, будет и в нашей жизни такая же, как и у Нафанаила, встреча с Богом, когда всё расставится по своим местам с полной очевидностью!

 

1 марта

НЕДЕЛЯ СЫРОПУСТНАЯ.

ВОСПОМИНАНИЕ АДАМОВА ИЗГНАНИЯ.

ПРОЩЕНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

Послание к Римлянам святого апостола Павла, глава 13: 11-14; глава 14: 1-4
11 Так поступайте, зная время, что наступил уже час пробудиться нам от сна. || Ибо ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали.
12 Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света.
13 Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти; 14но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти.

Глава 14
1 Немощного в вере принимайте без споров о мнениях.
2 Ибо иной уверен, что можно есть все, а немощный ест овощи.
3 Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его.
4 Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стои́т он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его.

От Матфея, глава 6: 14-21
14 Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, 15а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших.
16 Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.
17 А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое,
18 чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
19 Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, 20но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, 21ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.
Протоиерей Павел Великанов
Евангелие, которое мы только что слышали, повествует об удивительном принципе отношения Бога к каждому из нас. Господь смотрит на нас глазами не великого мздовоздаятеля, не Творца неба и земли, не всеведущего, прекрасно понимающего, что в глубине души каждого из нас. Он смотрит на нас глазами тех близких, с которыми мы каждый день общаемся, которых иногда обижаем, задеваем, на которых часто сами обижаемся.
Неспроста в самой главной молитве христиан, в молитве господней «Отче наш» мы слышим слова, обращенные к Богу: «Оставь нам долги наши в той мере, в какой и мы оставляем нашим должникам».
Но почему для Бога так важны наши отношения друг с другом, отношения, на которые порой даже сами мы обращаем так мало внимания?
Ответ на самом деле очень простой. Бог прост, он не сложен, как каждый из нас, из множества этажей с соответствующими уровнями общения, открытости, доверчивости и доступности. Бог хочет, чтобы мы относились друг к другу так же просто, как относятся чистые дети, то есть без всяких задних мыслей, без вынашивания на протяжении всей жизни камней за пазухой, без искусственного политеса и лицемерия.
Но почему, казалось бы, это земное измерение является определяющим наши отношения с Богом? Здесь перед нами открывается удивительная тайна божественной педагогики. Если мы не научились прощать и получать прощение друг от друга, едва ли мы сможем получить прощение от Бога. Ведь ближние – это не просто индикатор нашего реального духовного состояния – влюбленности в самих себя или открытости к любви к другим. Он не только индикатор, он еще и прекрасный оселок, на котором вытачивается, создается то самое искусство любви, к которому призван каждый из нас.
Дай, Господи, каждому из нас найти в себе силы увидеть тех, кому мы досадили, попросить у них прощения. С другой стороны, от всей души, искренне простить тех, кто ждет нашей милости к ним, чтобы дерзновенно переступить нам границу Великого Поста и не оказаться с пустыми руками в преддверии Светлого Христова Воскресения.

 

23 февраля

НЕДЕЛЯ О СТРАШНОМ СУДЕ

Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла, глава 8: 8-13; глава 9: 1-2
8 Пища не приближает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем.
9 Берегитесь однако же, чтобы эта свобода ваша не послужила соблазном для немощных.
10 Ибо если кто-нибудь увидит, что ты, имея знание, сидишь за столом в капище, то совесть его, как немощного, не расположит ли и его есть идоложертвенное?
11 И от знания твоего погибнет немощный брат, за которого умер Христос.
12 А согрешая таким образом против братьев и уязвляя немощную совесть их, вы согрешаете против Христа.
13 И потому, если пища соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовек, чтобы не соблазнить брата моего.
Глава 9
1 Не Апостол ли я? Не свободен ли я? Не видел ли я Иисуса Христа, Господа нашего? Не мое ли дело вы в Господе?
2 Если для других я не Апостол, то для вас Апостол; ибо печать моего апостольства - вы в Господе.
От Матфея, глава 25: 31-46
31 Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей,
32 и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов;
33 и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов - по левую.
34 Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира:
35 ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня;
36 был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.
37 Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили?
38 когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели?
39 когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?
40 И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.
41 Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его:
42 ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня;
43 был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня.
44 Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе?
45 Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне.
46 И пойдут сии в му́ку вечную, а праведники в жизнь вечную.


Архимандрит Савва (Мажуко)

Страшный суд и ход процесса описывает Сам Судья
Как прост закон, по которому Он судит
Когда до начала Великого поста остаётся всего одна неделя, христиане собираются в церковь, чтобы «вспомнить» грядущий Страшный суд. Неделя о Страшном суде. Это значит, что в третье предпостное воскресенье читается и мыслится отрывок из Евангелия от Матфея, который описывает последний и неизбежный суд над каждым человеком.
Уникальность этого библейского сюжета в том, что ход судебного процесса описывает Сам Судья. В этом и ценность рассказа. Христос – Тот, Кто будет судить все народы и каждого человека в отдельности, поэтому Его версия суда – самая точная, а, значит, и самая важная. Это не домыслы, догадки или смутные откровения взволнованных провидцев, а отчёт Того, Кто Судья по праву рождения и достоинству победителя.
На последний суд Христос придёт во славе. Он не будет скрывать Своего Божества, и мы увидим Его не нищим пророком и бездомным странником, а тем, кто Он есть на самом деле. И все народы предстанут перед взором Творца и Судьи.
Это наш первый страх – суда нельзя избежать. Никому. Суд нельзя отсрочить, перенести, пересидеть или отложить «по знакомству». Каждый должен пройти этим путём. Пожалуй, это самое неизбежное в биографии человека.
Второй страх – страх разделения. Ещё до того, как опросить обвиняемого и свидетеля, выслушать адвокатов и присяжных, Судья отделит «овец» от «козлов». Сразу. Без слов. Без объяснений. А зачем Ему говорить? Тому, Кто смотрит прямо в сердце.
Третий страх – услышать от Судьи, что ты, на самом деле, в числе праведников. И когда успел попасть? Как угодил в овцы? Господь сразу выносит приговор. Но, как же удивительно прост закон, по которому Он судит! Перед престолом Судьи стоят все народы, от начала времён до последних часов жизни человечества, все расы, все племена, со всех частей света. О чём спрашивает Христос? Разве Он сказал: «евреи, выйдите вперёд, мы ведь свои»; или: «пропустите православных, ибо у них вся полнота откровения»; или так: «мужчины пусть подойдут первыми, проявите уважение»; а может Он скажет: «монархисты, узрите подлинное Царство»; или мы услышим: «приидите, служители муз и наук, утешьтесь, отдохните, вам первым принадлежит Царство Логоса, потому что вы поняли слишком много»?
И наоборот, сложно представить Христа, который сразу прогоняет «в конец очереди» демократов, либералов, женщин, а может, «наглых» американцев или некрещёных индусов.
Неужели Господу не интересно услышать о нашей вере?
Христос каждому говорит удивительную вещь: это не первая наша встреча. Мы встречались и раньше. Мы давно знакомы. И праведники, и грешники отвечают Христу в недоумении одно и то же: когда мы видели Тебя? И грешники, и праведники страдают пороком зрения, и эта слепота не позволила им опознать Христа раньше, при первой встрече.

Первая встреча – о времени. Вторая – о вечности.

На Страшном суде каждый получает свою меру вечности.

Праведникам – жизнь вечная. Грешникам – вечная мука.

Почему? По какому закону? – По закону любви к людям.
Людей судят по закону любви. Но как необычно работает этот закон! Христос никого не спрашивает о его национальности, взглядах и образовании, не требует зачитать Символ веры. Он не говорит: «наследуйте Царство, потому что вы верили в Бога, поддерживали церковную политику, вычитывали положенные молитвы и постились по уставу». Собственно, и суд – не совсем и суд, а скорее оглашение завещания о вступлении в наследство.
Кто же наследники?

«Ибо алкал Я, и вы дали Мне есть;

жаждал, и вы напоили Меня;

был странником, и вы приняли Меня;

был наг, и вы одели Меня;

был болен, и вы посетили Меня;

в темнице был, и вы пришли ко Мне…

Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф 25:35-37, 41).

Младшим братом Христос назвал всякого нуждающегося. В притче о блудном сыне старший сын, правильный и непорочный, не смог назвать младшего брата братом, таким презренным и ничтожным был этот докучный родственник, «сын своего отца». Старшему невыносимо было само слово «брат». А вот для Христа это одно из самых дорогих имён. Бог не стесняется назвать нищих и убогих своими братьями. Для Него это имя – не метафора. Христос зовёт на Свой пир всякого, кто не презрел Его братиков и сестричек, ущербных, униженных, раздавленных жизнью.
Бог не судит нас за то, что мы не заметили Его в нашу первую встречу. Нас судит не Христос, а те меньшие братья и сёстры, наши братья и сёстры, жизни которых мы не приметили. Они жили рядом, дышали с нами одним воздухом, а мы даже не заметили их жизни и их нужды.

Неужели Господу не интересно услышать на суде о нашей вере, о наших духовных упражнениях, успехах миссии и богословия? Если твоя вера и пост не сделали тебя зрячим, не растопили сердце, не заразили добротой и милосердием, зачем всё это? Молитва, пост, богослужения – это средства, помогающие нам стать богоподобными. Быть подобными Богу можно лишь в одном – подражая Его милосердию и доброте, Его нежному вниманию и заботе. В каждом видит Господь своего младшего братика и маленькую сестричку.

Так и мы должны смотреть на тех, кто рядом. И если это единственное, о чём спросят на последнем суде, может, не обязательно мудрствовать и изощряться в теологии, а просто делать добро там, где это возможно? Это ведь так просто и естественно – быть добрым, а значит, богоподобным, быть богом и утешителем для своих близких.
Примешь ли ты такую Пасху?
При чём же здесь пост и Пасха? Почему этот евангельский отрывок даётся христианам для напряжённого созерцания сейчас, за неделю до Великого поста? Потому что Пасха – не моя личная история, не мой личный праздник. Пасха – для всех. Нельзя придти на пир Царствия самому по себе. Жизнь вечная, в которую вступают праведники, это и есть пасхальный пир Царствия. Вечную жизнь нельзя наследовать лично, персонально, для себя. Там сядут за один большой семейный стол – братья и сестры, братики и сестрички.
Вечность – не для личного пользования. Вечность надо обязательно с кем-то разделить – с сестрой, с братом, а они не всегда «премудрые и разумные». Чаще всего они – меньшие и умаленные, но и такими их любит Бог и принимает, и сажает за один стол с «премудрыми и разумными».
Евангелие не успокаивает нас, а отрезвляет и напоминает: вот эти люди, с которыми ты видишься каждый день, споришь, возмущаешься, обижаешь – не с ними ли ты будешь делить вечность, не с ними ли ты сядешь за один стол в доме Отца? Другой вечности – стерильной и безлюдной – Бог нам не обещал. Готов ли ты к такой вечности? Примешь ли ты такую Пасху? Такую ли Пасху ты ждёшь?



 

16 февраля

НЕДЕЛЯ О БЛУДНОМ СЫНЕ

Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла, глава 6: 12-20
12 Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною.
13 Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое. Тело же не для блуда, но для Господа, и Господь для тела.
14 Бог воскресил Господа, воскресит и нас силою Своею.
15 Разве не знаете, что тела́ ваши суть члены Христовы? Итак отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет!
16 Или не знаете, что совокупляющийся с блудницею становится одно тело с нею? ибо сказано: два будут одна плоть.
17 А соединяющийся с Господом есть один дух с Господом.
18 Бегайте блуда; всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела.
19 Не знаете ли, что тела́ ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои?
20 Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии.

От Луки глава 18: 10-14

11 Еще сказал: у некоторого человека было два сына; 12и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение.
13 По прошествии немногих дней младший сын, собрав всё, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно.
14 Когда же он прожил всё, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; 15и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней; 16и он рад был наполнить чрево свое рожка́ми, которые ели свиньи, но никто не давал ему.
17 Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; 18встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою 19и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих.
20 Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его.
21 Сын же сказал ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим.
22 А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги;
23 и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться!
24 ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться.
25 Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; 26и, призвав одного из слуг, спросил: что это такое?
27 Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым.
28 Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его.
29 Но он сказал в ответ отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козлёнка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; 30а когда этот сын твой, расточивший имение своё с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка.
31 Он же сказал ему: сын мой! ты всегда со мною, и всё мое твое, 32а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся.

Архимандрит Савва (Мажуко)
«Блудный сын» – сказано не по-русски

За две недели до начала Великого поста становится тревожно. Уже скоро. «Близ есть, при дверех», и все очень серьезно. Значительность предстоящего нам труда подчеркивает текст, который читается во второе пред-постное воскресенье – отрывок из пятнадцатой главы Евангелия от Луки, известный как притча о блудном сыне.
Пожалуй, это самый известный евангельский сюжет. В нем есть все, что способно взволновать читателя и слушателя, чтобы сделать историю запоминающейся: трагедия беспечной юности, предательство, праздник жизни с нависшей угрозой падения, голод, нужда и одиночество, раскаяние и трогательная встреча, интрига брата, несхожесть характеров, несколько узлов конфликтов – между братьями, между каждым из них и отцом.
Кроме трех главных персонажей есть и таинственные «статисты»: «странный гражданин», посылающий обедневшего наследника пасти свиней, растерянный слуга, сообщающий «правильному» брату последние новости. Отношения между героями развиваются, искрят эмоциями. Притча очень динамична, и не удивительно, что две тысячи лет люди находятся под сильнейшим воздействием ее драматургии.
Почему эту историю назвали «притчей о блудном сыне»? Ведь сам Автор не дает своему рассказу никакого названия. Название придумали читатели. Почему сын – «блудный»? В современном русском языке это слово указывает на поведение, связанное с грехами плоти. Но «блудный сын» – сказано не по-русски, это фраза из славянского языка, в котором слово «блудный» имеет скорее значение «заблудившийся, сбившийся с пути», поэтому решайте сами, как станете переводить на славянский стихотворение Гумилева «Заблудившийся трамвай».

Потерянный ребенок и разгульный наследник
В древнем акафисте святителю Николаю есть такой запев: «Радуйся, заре, сияющая в нощи греховней блудящим». В изданиях двадцатого века эту строчку исправили: «в нощи греховней блуждающим», чтобы читатель не услышал слишком «взрослое» значение в безобидном акафистном стихе. «Блудный сын» – это не молодой человек, одержимый похотью, а заблудившееся дитя, потерянный ребенок. Притча о блудном сыне – рассказ о найденыше. Так и недавнее английское издание Библии озаглавило эту притчу «The lost son and the dutiful son» – «потерянный сын и сын, послушный долгу».
Западная традиция избрала другой эпитет для «блудного сына» – у англичан это prodigal son, у французов enfant prodigue, оба случая отсылают нас к латинскому prodigus – «расточительный».
О том, что младший сын промотал наследство с блудницами, поминает в своей обвинительной речи старший брат. Сама притча говорит только о том, что младший жил распутно – «зон асотос» – «живя бездумно, на широкую ногу, разгульно, роскошно». «По прошествии немногих дней младший сын, собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно» (Лк. 15:13).
В латинском тексте на месте греческого «зон асотос» стоит vivendo luxuriose – «живя роскошно». Слово luxuria нам знакомо и дорого. В память о латинской роскоши мы, например, награждаем «люксом» номера гостиницы или уровень обслуживания. Старый английский перевод называет жизнь младшего сына riotous living – «буйная, бунтарская, мятежная, разгульная жизнь». Младший сын – riot – мятежник и бунтарь.
Современный английский перевод постарался максимально понятно передать характер жизни младшего брата на чужбине, назвав этот стиль жизни life of debauchery. Узнали слово «дебош»? Младший сын вдали от дома дебоширил, куролесил, сын-дебошир.
У нас есть очень удачные русские слова для называния людей, сбившихся с пути в нравственном смысле: «беспутный», «распутный» или просто «непутевый». Тот, кто утратил свой «путь во тьме долины», и есть заблудившийся, потерянный. Конечно, жизнь распутная и беспутная включает в себя и грехи против тела, но, согласитесь, эти грехи не исчерпывают всего «горизонта падения».

Для любящего отца младший сын был потерянным ребенком, для читателя – распутным и разгульным наследником, а вот старший брат решил унизить младшего, сведя его трагедию к банальному блуду.

В старшем проснулся прокурор, разразившийся неожиданным обвинением в адрес и отца и брата: «Но он сказал в ответ отцу: «вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего; но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими. А когда этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка» (Лк. 15:29-30).
Раздражение брата понятно. Тем более, что мы знаем истинные мотивы младшего. Как бы мы ни понимали фразу «пришел в себя», младший сын возвращается на Родину не потому что ему стало стыдно за свои проступки, а потому что ему просто некуда было идти. К отцу его вернул голод, нищета и одиночество.
Притча о блудном сыне – пасхальный текст
Каждый христианин, читая эту притчу, ставит себя на место непутевого сына, и это самое естественное тождество. Но оно же и показывает истинную цену нашим «трудам покаяния»: гордиться нам нечем, предъявить тоже нечего, мы пришли к Богу, потому что – а к кому же нам еще идти? Дар покаяния иногда настигает нас спустя многие годы после вынужденного исправления собственной жизни. Кто знает, вернулся ли бы беспутный сын домой, не случись на чужбине голода?
И отец знает, что вернула ему сына не любовь, не раскаяние, а нужда. И он все равно рад и радости этой не скрывает. Он не пускается в укоры, выяснение мотивов и отношений. Отец – сама неудержимая радость! Читая эту притчу, я с большим трудом отвожу взгляд, чтобы не увидеть его танцующим. Отец ничего не требует. Не справляется о судьбе наследства и без слов отдает найденышу все лучшее, что осталось в доме.
Притча о блудном сыне – пасхальный текст. Это важно помнить, когда мы читаем его в преддверии Великого поста, времени созерцания Пасхи Креста и Воскресения.

В центре притчи вовсе не история беспутного наследника. В центре притчи – пир. Пасха – это вхождение в праздник Победителя смерти, Пасха – трапеза Царства. Пасха – точка Омега, в которую стекаются ручьи и реки всех наших жизней.


Трагичен путь младшего брата. Но меня всегда ужасал образ старшего брата, который сознательно отказывается войти на праздничный пир: «Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его» (Лк. 15:28). Отец выходил на дорогу, выглядывая младшего сына, который очень хорошо знал, что он не смеет даже надеяться войти на такой праздник. И отец снова зовет, ищет и убеждает войти и разделить радость. Теперь он ищет старшего сына, который тоже потерялся, предпочел остаться в темноте, в одиночестве, в обиде, только бы не видеть рядом с собой того, кого он даже братом не хочет назвать, «его сына».
«Он же сказал ему: «сын мой! ты всегда со мною, и все мое твое. А о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил; пропадал и нашелся» (Лк. 15:31-32).
В преддверии поста и Пасхи эта притча звучит в унисон с притчей о мытаре и фарисее. Оба сюжета – о Пасхе, о той последней и неотменимой трапезе, на которую Господь позвал каждого. Пасха – для всех. Трапеза Царствия – для всех, а не только для избранных. Там, в Царстве Отца, ты окажешься за одним столом, возможно, с теми, кто тебя обижал, кто мешал тебе быть счастливым. Посмотри вокруг: возможно, именно с этими людьми тебе придется коротать вечность.

Но там всё иначе. Там все всё поймут. И обнимутся. И возрадуются.

«Божественную же пия Кровь ко общению, первее примирися тя опечалившим, таже, дерзая, Таинственное Брашно яждь».

Олег Погудин, На реках вавилонских

Обработка видео...

Это песня плененных, гонимых врагом,
Преисполнена горя и стона.
На реках Вавилонских, тамо седохом и плакахом,
Внегда помянути нам Сиона.
И рыдают сидящие у чужих берегов,
Путь, которым ведут, как ты страшен!
И в молчаньи на вербиих посреде его
Обесихом органы наша. Но отчаянье пленных не радует глаз,
И чтоб путь этот был интересней,
Вопросиша ны тамо пленшии нас
О словесех песней.
О, ведущие в плен, о, служители тьмы,
Что глумитесь над болью людей?
Како воспоем песнь Господню мы,
Находясь на земли чуждей? Мы молитвою к Богу боль утолим
И в чужих необжитых краях.
Аще забуду тебе, Иерусалим,
Забвена буди десница моя!
О, ведущие в плен, притупите мечи,
Богу нашему мы и без вас воспоем
Окаянная дочь, вавилонская дщи,
Да воздастся тебе воздаянье твое.
Так возми же органы, плененный народ,
Зазвучи серебро под руками.
Вавилонская дочь, наш Господь разобьет
Младенцы твоя о камень.
 

9 февраля

НЕДЕЛЯ О МЫТАРЕ И ФАРИСЕЕ



Второе послание к Тимофею святого апостола Павла, глава 3: 10-15
10 А ты последовал мне в учении, житии, расположении, вере, великодушии, любви, терпении, 11в гонениях, страданиях, постигших меня в Антиохии, Иконии, Листрах; каковые гонения я перенес, и от всех избавил меня Господь.
12 Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы.
13 Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь.
14 А ты пребывай в том, чему научен и что тебе вверено, зная, кем ты научен.
15 Притом же ты из детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса.
От Луки глава 18: 10-14
10 Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь.
11 Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь:
12 пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что' приобретаю.
13 Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику!
14 Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится.

Архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт
О земном и о небесном. Притча о мытаре и фарисее
– Наступило время подготовки к Великому посту. В эту Неделю вспоминается история о мытаре и фарисее. Думаю, что люди церковные об этом много знают и с удовольствием послушают, но и нецерковным тоже будет интересно, потому что слова на слуху, но мало кто знает саму историю. Расскажите нам, пожалуйста, кто же такие фарисеи.
– Евангельская история повествует о том, как два человека вошли помолиться в храм. Один из них был мытарь, другой фарисей. Фарисей – это человек, который принадлежал современной для своего времени религиозной партии, и, собственно, цели и задачи фарисеев заключались в том, что они сохраняли (очень твердо и решительно) свою национальную культуру. Это был такой ответ на инокультурную экспансию по отношению к своему народу. Это люди, которые придерживались закона. И для них твердое и пунктуальное выполнение закона было как раз таким инструментом сохранить свои традиции: языковые, религиозные, общественные.
Но зашли они очень далеко с этими законами, создав более 600 разного рода постановлений, и настолько увлеклись их исполнением, что, собственно говоря, превратили себя в людей для служения закона, а не закон для служения себе. Фарисейство стало нарицательным потому, что потеряло дух любви, а это самое страшное – в битве за правду перестать любить или не любить вообще. Тогда сама эта битва и сама эта правда представляются очень искаженно. Потому-то в Евангелии Христос очень часто осуждал фарисеев – именно за эту черту фарисейства.
А мытарь – это сборщик податей; среди людей не совсем популярная и модная, если так можно сказать, профессия. Конечно, было очень много нареканий к тогдашним налоговикам. Хотя, может быть, и не только к тогдашним есть эти нарекания. Но мы не об этом. Так вот, эти два человека молились в храме. Зашедший в храм мытарь молился с очень горячей надеждой, не смог пройти вперед храма, просто бил себя в грудь и произносил всего лишь несколько слов: «Боже, будь милостив ко мне, грешному». Он зашел с любовью к Богу, с надеждой на Его прощение. Его покаяние было не фарисейским, оно было живым, безусловным. И это покаяние приводило его не к осознанию того, что все вокруг плохие, а к тому, что он сам нехорош.
Фарисей же, наоборот, хвалился: я праведник. И Христос, приведя нам пример этих двух людей, сказал, что мытарь ушел из храма более оправданным, чем фарисей. Христос не сказал, что фарисей не оправдан и что его молитва не была услышана, – несомненно, была услышана, но только его законничество, которое стояло над любовью, не позволило Богу излить Свою любовь больше на этого человека.
– В настоящее время фарисеи есть?
– Да. Иногда, в какие-то моменты, так бывает, что, применяя правило или какой-либо закон, ты это делаешь с твердой убежденностью и уверенностью не только своей правоты, но и с тем, что поступить нужно именно так и никак иначе. То есть где-то ты даже, может быть, и не хочешь простить, но свое «не хочу простить», «не хочу понять» начинаешь выражать так: по закону положено. А на самом деле это твое «не хочу и не буду». И если так происходит, ты фарисейничаешь.
– Наверное, в себе самом очень трудно это заметить. Кажется, я заставляю себя,  делаю правильно. Эта грань такая тонкая...
– Да, она действительно тонкая. Знаете, это можно очень хорошо заметить по отношению других людей к тебе. Если вокруг тебя все вдруг стали плохими, значит, что-то с тобой не так.
– Получается, что мытарь от себя отворачивается. Фарисей самодовольно себя разглядывает. Часто современные психологи, как мы видим, проводят специальные курсы, где, наоборот, учат не отворачиваться от себя, а любить себя и так далее (и только тогда человек может достигнуть гармонии с самим собой). Это понятия из одной сферы?
– Знаете, мытарь в себе любил Того, Кого он оскорбил своим поступком. Когда говорят, что нужно любить себя, тут нужно договаривать, что значит любить себя. Любить в себе Того, на Кого ты похож, Кто создал тебя по Своему образу и по Своему подобию. И когда в этой любви наступает трагедия неблагодарности (или, проще говоря, грех), тогда ты начинаешь это восстанавливать. Ты не оторачиваешься от себя, не говоришь всем: «Я плох»; не начинаешь биться головой об стену, уничтожая себя. Нет, ты начинаешь в себе изо всех сил отмывать этот образ. Как если бы ты потерял драгоценную монету и бросился в грязь. Ты это делаешь не для того, чтобы поваляться там, но чтобы найти эту драгоценность, отмыть ее, а также свои руки и колени, на которых будешь ползать, ища ее.
– Были ведь и праведники, которые вышли из фарисеев. Это действительно так?
– Да. К примеру, самый известный фарисей в Священном Писании – апостол Павел. Это человек удивительной, твердой, глубокой веры; человек, который хорошо знал закон, который искренне служил закону и глубоко верил, что само служение этому закону и делает его счастливым человеком (или делает его праведным человеком). Мы знаем, что с ним произошло: однажды Господь явился ему, остановил его и говорит: «Павел, трудно тебе идти против рожна». В тот самый момент он понял, что служение закону без любви – это не служение Богу. И все, что мы делаем без любви к Богу и без надежды на Него, приобретает умерщвленный характер.
– Бывает ли проявление фарисейства в нецерковном смысле?
– Таких примеров масса. Возьмите любой глянцевый журнал или современные ток-шоу, и вы увидите и услышите массу самовосхвалений и самолюбование. Хотя в полном смысле слово «фарисейство» – это все же больше праведность. Но это праведность без соприкосновения с Источником этой правды. Иногда многим так легче. Знаете, как говорят (и это, кстати, тоже относится к фарисейству): «Да, несомненно, что-то где-то есть; что-то нами и миром управляет». Но чтобы начать общаться с этим Источником, у человека не хватает простой, элементарной благодарной любви, потому что он все привык делать только для себя и думает, что этим делает себя счастливым.
Получается, презираемые всеми в свое время, могли ли они найти спасение у Бога тогда?
– Спасибо за этот вопрос, потому что действительно в образе мытаря мы сталкиваемся с некоторым парадоксом. Мытари действительно родом своей деятельности обирали собственный народ, занимались так называемыми откупами. Это люди, которые всегда испытывали презрение среди своих. Кстати, даже в Священном Писании нередко есть указание, когда их относят к плохим людям, например: «да будет он тебе как язычник и мытарь». Они сравнивались с язычниками, то есть с людьми, потерявшими веру, с людьми, потерявшими общение со своим Творцом. Но когда человек по-настоящему хотя бы иногда прислушивается к своей совести и обращается к своему Создателю, то Бог, несомненно, прощает такого человека, Он все равно ведет его к Себе.
Сейчас скажу такую вещь, которая некоторых может удивить. В церковнославянских текстах есть такие интересные слова, где говорится о том, что Бог все равно исхитрится спасти человека. Его самая главная радость – как Он Сам говорит: «Я не хочу смерти грешника, но если обратится, дам ему жизнь вечную». И удовлетворение Божие не в том, чтобы все получили по заслугам. Удовлетворение Божие в том, чтобы каждый почувствовал в себе нужность, живость Его присутствия в жизни. Вот тогда это и происходит, и происходит  посредством прощения грехов человека. Когда Бог прощает, Он любит, в ответ на наше собственное покаяние.
Поэтому тот самый евангельский мытарь – это человек, который решился полюбить, человек, который решился на этот шаг. И ведь понятно, что после такой молитвы в храме он вышел уже с другими намерениями. По всей вероятности, он изменил свою собственную жизнь. Он (именно этот человек) перестал быть ненавидимым; не сразу, конечно, постепенно. В нем все еще видели того мытаря, которого знали, но он от шага к шагу становился другим человеком.
– В общем и целом как нам, каждому, не вырастить в себе ни мытаря, ни фарисея?
– Оказываться в пространстве храма, оказываться в пространстве присутствия Божия. Это как в больнице: чтобы не болеть, в ней нужно бывать, чтобы врач мог вовремя что-то подправить. Тогда все будет правильно.
Так и здесь: эти два человека оказались в духовной лечебнице, в здравнице – в храме. И там они обратились к Источнику всякого благополучия для человека, к Тому, на Кого мы похожи.
Дорогие братья и сестры, каждый из нас подходит к зеркалу. Особенно в эти дни наступающего Великого поста я хочу пожелать всем нам, чтобы в этом зеркале мы пытались не себя разглядеть, а тех, кто за нами. Чтобы это зеркало стало отражением мира вокруг нас. Вот тогда мы сможем и с мытаревым покаянием изменить свою жизнь, и с праведностью фарисейской сделать первые правильные шаги в своей жизни – когда мы увидим окружающий нас мир, созданный Богом для нас. Храни вас Господь!

 

2 февраля

НЕДЕЛЯ 33-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

О Закхее

Последнее воскресенье перед подготовкой к Великому посту. Со следующего воскресенья в богослужении начинают использовать Постную Триодь

Первое послание к Тимофею святого апостола Павла, глава 4: 9-15
9 Слово сие верно и всякого принятия достойно.
10 Ибо мы для того и трудимся и поношения терпим, что уповаем на Бога живаго, Который есть Спаситель всех человеков, а наипаче верных.
11 Проповедуй сие и учи.
12 Никто да не пренебрегает юностью твоею; но будь образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте.
13 Доколе не приду, занимайся чтением, наставлением, учением.
15 О сем заботься, в сем пребывай, дабы успех твой для всех был очевиден.честву с возложением рук священства.
От Луки глава 19:1-10
1 Потом Иисус вошел в Иерихон и проходил через него.
2 И вот, некто, именем Закхей, начальник мытарей и человек богатый,
3 искал видеть Иисуса, кто Он, но не мог за народом, потому что мал был ростом,
4 и, забежав вперед, взлез на смоковницу, чтобы увидеть Его, потому что Ему надлежало проходить мимо нее.
5 Иисус, когда пришел на это место, взглянув, увидел его и сказал ему: Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме.
6 И он поспешно сошел и принял Его с радостью.
7 И все, видя то, начали роптать, и говорили, что Он зашел к грешному человеку;
8 Закхей же, став, сказал Господу: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо.
9 Иисус сказал ему: ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама,
10 ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее.

Протопресвитер Александр Шмеман
Задолго до начала самого Поста Цеpковь возвещает нам о нем и зовет нас встyпить в приготовительный период. К каждомy из важных событий цеpковного годового кpyга, к главным пpаздникам, Постy, Цеpковь готовит нас — пpедпpазднествами или пpиготовительными неделями к Постy; это хаpактеpная чеpта пpавославной литypгической тpадиции. Почемy? Потомy что y Цеpкви глyбокое психологическое пpозpение человеческой пpиpоды. Зная недостаточнyю сосpедоточенность и yжасное «омиpщвление» нашей жизни, Цеpковь знает нашy неспособность быстpо изменяться, пеpейти от одного дyховного пеpеживания к дpyгомy. Поэтому задолго до начала настоящего подвига Поста Цеpковь обpащает наше внимание на его важность и пpизывает к pазмышлению о его значении. До начала действительного подвига Поста нам объясняется его значение. Это пpиготовление пpодолжается в течение пяти недель, пpедшествyющих Посту, каждое из воскpесных евангельских чтений посвящено одной из основных стоpон покаяния.
Пеpвое возвещение Поста мы слышим в Воскpесном Евангелии о Закхее (Лyка, 19:1–10). Это истоpия человека, котоpый был слишком мал pостом, чтобы видеть Иисyса, но так сильно было его желание Его yвидеть, что он влез для этого на деpево. Иисyс ответил на его желание и вошел в дом его. Такова пеpвая тема, говоpящая о желании. Человек следует своему желанию. Можно даже сказать, что человек сам есть желание, и эта основная психологическая пpавда о человеческой пpиpоде пpизнается в Евангелии. «Где сокpовище ваше, — говоpит Хpистос, — там и сеpдце ваше бyдет» (Лyка, 12:34). Сильное желание побеждает пpиpоднyю огpаниченность человека. Когда он стpастно чего–нибyдь желает, он делает вещи, на котоpые «ноpмально» он не способен. Будучи «мал ростом», Закхей сам себя возвышает. Поэтому единственный вопpос заключается в том, пpавильно ли желание человека, напpавлено ли оно к хоpошей цели, или, по словам экзистенциалиста атеиста Жана Поля Саpтpа, человек — «бесполезная стpасть».
Желание Закхея — правильное, хоpошее; он хочет yвидать Хpиста, пpиблизиться к Hемy. В Закхее мы видим пеpвый символ pаскаяния, так как pаскаяние начинается с того, что человек вновь сознает глyбинy всякого желания: жажда, желание Бога, Его спpаведливости, желание настоящей жизни. Закхей — «мал», мелок, гpешен и огpаничен; и вот его желание пpевосходит и побеждает все это. Он yсилием пpивлекает внимание Хpиста, пpиводит Его в свой дом.
Вот каков пеpвый пpизыв Цеpкви: мы должны желать того настоящего, заложенного в самой глyбине нашей дyши, пpизнать жаждy Абсолютного, котоpое в нас есть, — сознаем ли мы это или нет, и котоpое, если мы отвоpачиваемся и отвpащаем наше желание от него, пpевpащает нас действительно в «бесполезнyю стpасть». И если мы достаточно глyбоко, сильно желаем. Хpистос нам ответит.


 

26 января

НЕДЕЛЯ 32-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ, по Богоявлении

Исцеление Иерихонского слепца


Недели по Богоявлении

К Ефесянам послание святого апостола Павла, глава 4: 7-13
Каждому же из нас дана благодать по мере дара Христова. Посему и сказано: восшед на высоту, пленил плен и дал дары человекам. А "восшел" что́ означает, как не то, что Он и нисходил прежде в преисподние места земли? Нисшедший, Он же есть и восшедший превыше всех небес, дабы наполнить все. И Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова, доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова;

От Матфея, глава 4: 12-16
Услышав же Иисус, что Иоанн отдан под стражу, удалился в Галилею и, оставив Назарет, пришел и поселился в Капернауме приморском, в пределах Завулоновых и Неффалимовых, да сбудется реченное через пророка Исаию, который говорит: земля Завулонова и земля Неффалимова, на пути приморском, за Иорданом, Галилея языческая, народ, сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной воссиял свет. С того времени Иисус начал проповедовать и говорить: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное.

Митрополит Антоний Сурожский
Неделя по Богоявлении: покаяние в том, чтобы обернуться лицом к Богу.
Первые слова проповеди Христовой мы слышали сегодня в Евангелии: Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Божие… Обыкновенно мы думаем о покаянии как о скорбном состоянии, когда мы вспоминаем то зло, которое сотворили, тот грех, которым жили, все наши собственные неправды, и с сокрушенным сердцем, с болью в душе обращаемся к Богу о прощении, об исцелении.
Но не в этом покаяние, или не только в этом. Покаяние заключается раньше всего в том, чтобы лицом обернуться к Богу; это переворот в жизни, это момент, когда, прожив, может быть, долгое время в отдалении от Бога, глядя во все стороны только чтобы Его не увидеть, только чтобы не встретиться глазами с Его взором, мы вдруг понимаем, что только в Нем мы можем получить ту полноту, которую ищем. И это не значит, что все остальное отойдет, что остального не будет; Господь, Который нам сказал: Ищите прежде всего Царствия Божия, прибавляет: и всё остальное приложится вам.
Но покаяние начинается тогда, когда, блуждав во все стороны, мы вдруг решаем встать лицом к лицу с Богом, заглянуть в Его очи и жить перед Ним, потому что приблизилось Царство Божие, потому что Господь среди нас, потому что мы все опытно знаем, что только в любви, которая горит в наших сердцах, в любви, которой горят сердца вокруг нас, может быть жизнь и полнота и радость.
И вот к какому покаянию нас зовет Господь: Поймите, что Царство Божие, Царство любви вот тут, что не надо ждать, когда оно придет, что оно здесь, если только мы захотим ему приобщиться. Но для этого надо идти к Богу, надо жить перед Его очами, надо глядеть Ему в лицо. И тогда от Него мы можем научиться той любви, от которой вырастает Царство Божие на земле. Вот Его первые слова: покайтесь, обернитесь к Богу, взгляните на Него: Он пламенеющая, ласковая, спасающая любовь, Он — радость, переливающаяся через край; только в этом Царство Божие, только в этом жизнь земная, достойная человека, способная его заполнить ликованием и смыслом!
Начнем же сегодня, услышав слово Божие, с того, к чему Он зовет: обернемся к Нему лицом, узнаем, что такое это торжество и радость любви, и дадим всю любовь нашего сердца каждому, и откроем наше сердце каждому, чтобы и он мог нас полюбить в ответ на предложенную любовь.

Исцеление Иерихонского слепца

Первое послание к Тимофею святого апостола Павла, глава 1: 15-17
Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый. Но для того я и помилован, чтобы Иисус Христос во мне первом показал все долготерпение, в пример тем, которые будут веровать в Него к жизни вечной. Царю же веков нетленному, невидимому, единому премудрому Богу честь и слава во веки веков. Аминь.

От Луки, глава 18: 35-43
Когда же подходил Он к Иерихону, один слепой сидел у дороги, прося милостыни, и, услышав, что мимо него проходит народ, спросил: что это такое? Ему сказали, что Иисус Назорей идет. Тогда он закричал: Иисус, Сын Давидов! помилуй меня. Шедшие впереди заставляли его молчать; но он еще громче кричал: Сын Давидов! помилуй меня. Иисус, остановившись, велел привести его к Себе: и, когда тот подошел к Нему, спросил его: чего ты хочешь от Меня? Он сказал: Господи! чтобы мне прозреть. Иисус сказал ему: прозри! вера твоя спасла тебя. И он тотчас прозрел и пошел за Ним, славя Бога; и весь народ, видя это, воздал хвалу Богу.

Архимандрит Савва (Мажуко)
О молитвенности
Верующие люди стоят перед иконами, молятся – просят, чтобы Господь или Матерь Божия помогли им, услышали их молитвы, помогли их детям, внукам, поминают усопших, своих предков. Молитвенность – это то, что отличает верующего человека, особенным образом как-то выделяет его из мира обычных светских людей. Человек верующий не может не молиться. Это нормально. Это естественный жест верующего человека. Но ведь нам очень часто говорят: «Зачем это? Это ведь пустая трата времени. Зачем молиться? Что ты ждешь от Бога? Он тебе когда-нибудь отвечал? Он когда-нибудь исполнял твои желания? Или это просто твои иллюзии, самовнушение? Может быть, это не более, чем выдумка, которая примеряет тебя с жизнью?»
Я думаю, каждый верующий человек и христианин сталкивается с таким вопросом, упреком, который нам бросают люди мира, светские люди. И мы иногда в растерянности и не знаем, что ответить. И – да, действительно, бывают такие минуты, когда ты задаешь себе вопрос: «А может быть, и вправду я выдумал себе все это? Ведь нет в этом никакого смысла: я смотрю на все это, каюсь, молюсь, причащаюсь, но как будто бы не меняюсь вовсе… Как будто бы все и остается точно так же. Может быть, действительно я просто беспокою людей, Бога, тревожу самого себя?».
Как ответить на этот вопрос? Мы сегодня попытаемся посмотреть на эту проблему с другой стороны – той, с которой нам Евангелие дает видеть эту проблему. И поможет нам в этом событие, которое произошло у стен старинного города Иерихона. Старинный город, многолюдный, древний – и возле стены этого древнего города сидел слепец. Что ему еще оставалось делать в то время? Просить милостыню, помощь. И он услышал среди многолюдного шума людей, которых он не видел, что есть такой Учитель жизни, такой Проповедник, Которого зовут Христос и Он исцеляет слепых и поднимает даже мертвецов из могилы… И вот этот слепой сидит, не зная куда кричать, кого просить, но окрыленный надеждой. И кричит: «Иисусе, Сыне Давидов! Помилуй меня!» – в пустоту, в толпу, в шумы, жаркой, зловонной восточной толпы, которые его окружают. Толпы, которая его перекрикивает, которая кричит откуда-то из темноты, из безόбразности и безвидности. Он кричит: «Сыне Давидов! Помилуй меня!».
Может быть Он услышит?.. И вот Христос идет, окруженный толпой зевак, которые знают, что это учитель, наставник, врач-исцелитель. Он сотворит, может быть, какое-то чудо. Это человек, которого уважают, а некоторые люди даже боятся. По крайней мере, с которым считаются. И тут какой-то слепец позволил себе кричать в эту пустоту, в эту тьму – шумную, мрачную: «Сыне Давидов, помилуй меня!».
И что делают люди вокруг него? Они говорят: «Успокойся! Не шуми! Не мешай. Кто ты, а кто Он?». А он все равно кричит, вопреки всем этим запретам, убеждениям и уговорам – без надежды, без особенного, может быть, упования. И Христос останавливается: Он услышал не голос, перекричавший толпу, а сердце из бездны, взывающее к Нему.
Он подошел к этому слепцу и говорит: «Что ты хочешь?» – «Господи, чтобы мне прозреть!». И Христос исцеляет этого человека, возвращает ему зрение. Совершает чудо – так естественно: для богочеловека, для чудотворца это обычно, нормально.
Но почему мы вспоминаем эту историю, когда ставим себе вопрос о подлинности своего духовного опыта, о ценности своей молитвы, о том, как я живу, как верующий человек, в этом мире. Мы вспоминаем этого слепца: он не просто слепец, это не просто событие историческое – Евангельская история.
Это символ каждого верующего человека. Действительно, молясь, я как будто бы кричу в пустоту, в темноту. Я не знаю, ответят ли мне оттуда… Я даже не знаю, кто там. Я просто слышал, что есть Христос, который ходит по земле, как говорила мне одна старушка, и ждет сердце, вопиющее из глубины своей. И вокруг нас ходят люди, которые говорят: «Успокойся, не мешай своими криками, не докучай нам и Богу своими молитвами, потому что нет их. Это не более, чем твои психоэмоциональные упражнения. Ничего нет, успокойся. И перестань нам мешать».
И вот верующий человек должен следовать этому слепцу, не останавливаясь на все эти уговоры, на все эти, казалось бы, предельные аргументы, которые нам выставляют в упрек, в полемике, – молиться. Только молитвой этот мир и стоит. И даже человек, который находится в предельном отрицании Бога, все равно ждет и надеется, что кто-то за него молится.
Мы не можем это объяснить. Мы не знаем, как это действует. Но почему-то так согревает душу знание, что, может быть, какая-то бабушка где-то в забытой Богом деревне сидит и вечно молится за детей, за меня – успешного городского человека, которому нет досуга и времени вспомнить о Боге, о вечности, о роде своем, о судьбе своей страны, о душе своей некогда подумать. Так важно знать, что кто-то за тебя молится – здесь ли или на том свете: мы, верующие родственники, дорогой сердечный друг, которого Господь наделил талантом веры… Мы знаем – может быть, не достаточно хорошо, не достаточно уверенно и прозрачно, – но мы знаем, чувствуем сердцем, кожей, душой всей своей, что мир держится молитвой и ничем иным.
И поэтому, что бы нам ни говорила толпа, как бы нас ни укоряли люди неверующие, которым не дано знать тайны молитвы – этого чудесного события, пронизывающего мир, скрепляющего его, спасающего от распада. Мы будем вопиять: «Господи, Сыне Давидов, помилуй мя. Господи, услыши нас – спаси этот мир от распада: мир сумасшедший, он устал жить, ему очень тяжело оставаться Божиим миром. Спаси его, помилуй...» Пусть даже нам кажется, что Господь нас не слышит, но, как и в случае с этим Евангельским слепцом, вдруг остановится кто-то, кого мы не видим, подойдет и спросит: «Скажи мне, чего же ты хочешь на самом деле?»… И обязательно исцелит не только нашу страждущую душу, но и нашу семью, наш род, нашу огромную Землю, забывшую Бога, но не забытую Им.


 

12 января

НЕДЕЛЯ 30-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ, по Рождестве Христовом

Правв. Иосифа Обручника, Давида царя и Иакова, брата Господня


К Галатам послание святого апостола Павла, глава 1: 11-19
11 Возвещаю вам, братия, что Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое,
12 ибо и я принял его и научился не от человека, но через откровение Иисуса Христа.
13 Вы слышали о моем прежнем образе жизни в Иудействе, что я жестоко гнал Церковь Божию, и опустошал ее,
14 и преуспевал в Иудействе более многих сверстников в роде моем, будучи неумеренным ревнителем отеческих моих преданий.
15 Когда же Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатью Своею, благоволил
16 открыть во мне Сына Своего, чтобы я благовествовал Его язычникам,- я не стал тогда же советоваться с плотью и кровью,
17 и не пошел в Иерусалим к предшествовавшим мне Апостолам, а пошел в Аравию, и опять возвратился в Дамаск.
18 Потом, спустя три года, ходил я в Иерусалим видеться с Петром и пробыл у него дней пятнадцать.
19 Другого же из Апостолов я не видел никого, кроме Иакова, брата Господня.

От Матфея глава 2: 13-23
13 Когда же они отошли,- се, Ангел Господень является во сне Иосифу и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его и беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе, ибо Ирод хочет искать Младенца, чтобы погубить Его.
14 Он встал, взял Младенца и Матерь Его ночью и пошел в Египет,
15 и там был до смерти Ирода, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: из Египта воззвал Я Сына Моего.
16 Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался, и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов.
17 Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит:
18 глас в Раме слышен, плач и рыдание и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет.
19 По смерти же Ирода,- се, Ангел Господень во сне является Иосифу в Египте
20 и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его и иди в землю Израилеву, ибо умерли искавшие души Младенца.
21 Он встал, взял Младенца и Матерь Его и пришел в землю Израилеву.
22 Услышав же, что Архелай царствует в Иудее вместо Ирода, отца своего, убоялся туда идти; но, получив во сне откровение, пошел в пределы Галилейские
23 и, придя, поселился в городе, называемом Назарет, да сбудется реченное через пророков, что Он Назореем наречется.

Митрополит Иларион Алфеев
"Безумен муж рече: несть Бог"
Сегодня, в неделю по Рождестве Христовом, мы слышим евангельский рассказ о бегстве Иосифа и Пресвятой Девы с младенцем Иисусом в Египет (Мф. 1:18–25). В этом рассказе, помимо Иосифа, Марии и Иисуса, есть еще одно действующее лицо – царь Ирод. Именно от его гнева Святое Семейство бежало в Египет, именно он стал виновником гибели тысяч неповинных младенцев.
Первая мысль, которая пришла в голову Ироду, когда он услышал о рождении в Вифлееме Царя иудейского, – что этот Царь может покуситься на его власть. Чтобы избавиться от этой опасности, Ирод призывает умертвить всех младенцев от двух лет и ниже в Вифлееме и его окрестностях. Об этом в богослужебных текстах Православной Церкви говорится: «Безумен муж рече: несть Бог. Иже неистовства исполнився конечнаго, христоубийством недугует, разума же дерзостию отпад, ко убиению младенец неискусозлобных всего себе вооружи, и землю осквернив кровьми». Здесь указана главная причина безумия Ирода – для него «несть Бог». Иначе говоря, вся жизнь этого человека проходила только в земной перспективе. Для него не существовало Бога, он не боялся Его, поэтому для достижения земных целей он не останавливался ни перед чем, даже перед страшным злодейством. Об Ироде известно, что он был человеком болезненно подозрительным, и эту подозрительность рождала и питала его страсть к власти. Он умертвил не только вифлеемских младенцев, но и многих преданных слуг и даже собственную жену и сыновей: всех их он подозревал в заговоре. Этот иудейский царек I века вошел в историю как безумец, который воле Божией противопоставил свои амбиции, свое стремление во что бы то ни стало удержаться на царском престоле.
Но вот мы видим другого человека, Иосифа. Евангелие говорит о нем очень мало. Когда он был уже обручен с Марией, внезапно обнаружилось, что «Она имеет во чреве от Духа Святого. Иосиф же муж ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее». За этими двумя-тремя фразами евангелиста об Иосифе стоит личная драма человека. Несомненно, Иосиф был праведен. Но что мог подумать этот человек о своей жене – Той, Которую он, как говорится в богослужебных текстах, «взял… от рук священников из храма» и от Которой ожидал лишь самого лучшего и светлого, и вдруг узнал, что Она беременна. Но во сне ему является ангел и говорит о Марии, что «родившееся в Ней есть от Духа Святого». И Иосиф тотчас перестраивает весь свой образ мыслей, весь свой образ жизни. С этого момента жизнь его целиком посвящена Марии и Младенцу, Который не его сын, но Сын Божий. И ради того, чтобы сохранить девство Марии, – ибо мы веруем, что Мария осталась Девой и в браке Своем, и мы исповедуем Ее приснодевство, – ради того, чтобы сохранить жизнь Младенца, Иосиф берет на себя роль главы семейства. Они бегут от гнева Ирода в Египет, и Иосиф охраняет и защищает Марию и Младенца. Позже, узнав о смерти нечестивого царя, они возвращаются в Иудею и поселяются в пределах вифлеемских.
Таким образом, в прочитанном евангельском отрывке перед нами два примера. Один человек живет без Бога, для него не существует ничего, кроме его эгоистичных устремлений и желания во что бы то ни стало удержать все, чем он в этом мире обладает. Другой человек готов отречься от всего и принести в жертву даже свою жизнь за Младенца Христа.
Священное Писание говорит нам, что у каждого из нас есть выбор: избрать путь жизни или путь смерти, путь верности Богу или путь отречения от Него. «Жизнь и смерть предложил я тебе, – говорится во Второзаконии, – благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое» (Втор. 30:19). Перед таким выбором иногда оказываются и целые народы. Народ иудейский стоял перед лицом Христа. Он мог принять Его как своего Спасителя, а мог отвергнуть. И он отверг Его. Но и каждый конкретный человек, каждая душа человеческая часто стоит перед выбором, пожертвовать ли собою, посвятить ли себя Христу или жить так, будто Бога и вовсе не существует. Миллионы людей оказываются перед подобным выбором, и одни избирают жизнь, а другие смерть. Скоро, в преддверии Великого поста мы услышим притчу Иисуса о Страшном суде, о том, как Господь отделяет «овец» от «козлищ» и одни наследуют Царство Божие, а другие – «геенну огненную». Будем помнить, что разделение на «овец» и «козлищ» происходит уже в земной жизни. Страшный суд начинается уже здесь. И выбор делаем мы сами. Не столько Господь будет определять, идти ли нам в жизнь в вечную или в муку вечную, сколько мы сами определяем свою судьбу, когда избираем жизнь или смерть, благословение или проклятие.
 

5 января

НЕДЕЛЯ 29-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ, перед Рождеством

святых отцов

Родословие Иисуса Христа

От Матфея, глава 1: 1-25
Родословие Иисуса Христа
1 Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова.
2 Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его;
3 Иуда родил Фареса и Зару от Фамари; Фарес родил Есрома; Есром родил Арама;
4 Арам родил Аминадава; Аминадав родил Наассона; Наассон родил Салмона;
5 Салмон родил Вооза от Рахавы; Вооз родил Овида от Руфи; Овид родил Иессея;
6 Иессей родил Давида царя; Давид царь родил Соломона от бывшей за Уриею;
7 Соломон родил Ровоама; Ровоам родил Авию; Авия родил Асу;
8 Аса родил Иосафата; Иосафат родил Иорама; Иорам родил Озию;
9 Озия родил Иоафама; Иоафам родил Ахаза; Ахаз родил Езекию;
10 Езекия родил Манассию; Манассия родил Амона; Амон родил Иосию;
11 Иосия родил Иоакима; Иоаким родил Иехонию и братьев его, перед переселением в Вавилон.
12 По переселении же в Вавилон, Иехония родил Салафииля; Салафииль родил Зоровавеля;
13 Зоровавель родил Авиуда; Авиуд родил Елиакима; Елиаким родил Азора;
14 Азор родил Садока; Садок родил Ахима; Ахим родил Елиуда;
15 Елиуд родил Елеазара; Елеазар родил Матфана; Матфан родил Иакова;
16 Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился Иисус, называемый Христос.
17 Итак всех родов от Авраама до Давида четырнадцать родов; и от Давида до переселения в Вавилон четырнадцать родов; и от переселения в Вавилон до Христа четырнадцать родов.
18 Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святого.
19 Иосиф же муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее.
20 Но когда он помыслил это,- се, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святого;
21 родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их.
22 А все сие произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит:
23 се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог.
24 Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему Ангел Господень, и принял жену свою,
25 и не знал Ее, как наконец Она родила Сына Своего первенца, и он нарек Ему имя: Иисус.
Протоиерей Павел Великанов
Требуется немало терпения, чтобы хотя бы прослушать этот длинный список имён – родословную Иисуса Христа – с которой и начинает своё Евангелие апостол Матфей. Это мы сегодня хорошо, если знаем, кто были наши прабабушки и прадедушки – а попытки копнуть глубже требуют уже привлечения специалистов и работы в архивах. Для ветхозаветного же иудея родословная – это такая же неотъемлемая и куда более важная собственность, нежели материальное имущество. Потеря родословной – это превращение человека в перекати-поле, какими бы талантами он ни обладал, и каким бы богатым он ни был. Одной из причин всеобщего презрения к Ироду Великому было то, что был не чистокровным иудеем, а наполовину идумеянином. И даже наличие царской власти здесь уже не могло помочь изменить отношение народа к полукровке.
Так что начало Евангелия с подробного перечисления всех родов, предшествовавших рождению Иисуса Христа – вполне логично с точки зрения любого иудея. Не будем забывать, что Матфей писал именно для иудеев – чтобы обратить их ко Христу – и поэтому прекрасно понимал, что прежде чем говорить о ком-то, необходимо подробно объяснить, какого этот человек происхождения. Именно поэтому родословная начинается не с героя повествования – как это было традиционно для греко-римской культуры и как это делает евангелист Лука – а с самого древнего предка – Авраама – в точном соответствии ветхозаветному подходу.
Вся генеалогия рода Иисуса Христа у Матфея разделяется на три периода: от Авраама – праотца всего богоизбранного народа – до Давида Царя, следующий период – до вавилонского плена, и последний – до рождения Христа Спасителя. Самое удивительное в этом обильном списке имён – это наличие женщин, которые, строго говоря, в этот список попасть не могли. Ведь у женщин не было юридических прав, к ним относились как к собственности мужа, и в целом их положение в обществе было более чем унизительным. Но если мы сфокусируем свой взгляд на том, что это за женщины в родословной Спасителя – нас ждёт ещё больший сюрприз. Раав – была блудницей из Иерихона. Руфь – моавитянка, из враждебного народа. Фамарь – соблазнительница. Вирсавия, мать Соломона – та самая силой отнятая Давидом у законного мужа Урии. Возникает вопрос: зачем тогда Матфей специально включает эти имена – очень неоднозначные и даже соблазнительные – в родословную Спасителя?
Здесь есть два очень показательных момента. Первое – если бы Матфей хотел «причесать» родословную Спасителя, чтобы ни у кого не возникло никаких вопросов – конечно же, он бы эти имена исключил. Значит, автору Евангелия надо было обязательно показать, что в роде Иисуса Христа были не только чистокровные иудеи – но и в том числе несколько язычниц по происхождению.
Второй момент связан с личными качествами упомянутых женщин. Эти жёны были исключительными. Раав блудница укрыла в своём доме одного из тайных разведчиков, отправленных из еврейского стана в Иерихон – Салмона – который затем на ней и женился. Этот поступок был поистине героическим: ведь за укрытие разведчиков из враждебного народа ей грозила неминуемая смерть! Святитель Иоанн Златоуст вот как описывает Раав: «Она жила в непотребном доме, как драгоценный камень, валяющийся в грязи, как золото, затонувшее в тине, как цвет благочестия, заглушенный тернием; благочестивая душа была заключена в злочестивом месте». И Бог устраивает её жизнь таким образом, что только она была спасена от истребления – в отличие от других жителей преданного полному истреблению Иерихона. И не только была спасена, но и вошла в родословие Мессии.
Мысль, которую стремится донести до читателя Матфей – очень решительная. Бог не гнушается никаким человеческим грехом, никакими ошибками или падениями – какими бы отвратительными они ни были для благочестивого взора. Он мастерски умеет извлекать из самой вязкой грязи то лучшее, что могло там оказаться – и не только извлекать, но и предавать огранке, превращая в сияющий драгоценный камень. Так неожиданно среди крупных бриллиантов – столпов веры – как Авраам, Давид, Соломон – на нити родословия Христа появляются и другие драгоценности – пусть иного рода, но не менее замечательные. И всё лучшее, что можно соединить воедино – откуда бы оно ни приходило – Бог превращает в ступеньки лестницы, соединяющий земное и небесное, человеческое и Божественное.
Практический вывод из сегодняшнего чтения предельно прост: никогда и никого не клеймить как законченного и безнадёжного грешника. Кто знает, может ещё чуть-чуть – и этот кажущийся пропавшим человек сбросит своё греховное обличье – а под ним окажется давно вызревавший плод веры и самоотверженности?

 

29 декабря

НЕДЕЛЯ 28-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ, святых праотцев

Притча о брачном пире

От Луки глава 14
16 Он же сказал ему: один человек сделал большой ужин и звал многих,
17 и когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званым: идите, ибо уже всё готово.
18 И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю и мне нужно пойти посмотреть ее; прошу тебя, извини меня.
19 Другой сказал: я купил пять пар волов и иду испытать их; прошу тебя, извини меня.
20 Третий сказал: я женился и потому не могу прийти.
21 И, возвратившись, раб тот донес о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых.
22 И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место.
23 Господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди прийти, чтобы наполнился дом мой.
24 Ибо сказываю вам, что никто из тех званых не вкусит моего ужина, ибо много званых, но мало избранных.

Священник Федор Людоговский

Брак Агнца
Обращаясь с проповедью к Своим слушателям, произнося притчи, Спаситель не стремился к оригинальности. Мы можем заметить, что одну и ту же мысль, одну и ту же идею Господь пытается донести до нас в разных притчах.
Представление о «несправедливости» Бога мы можем почерпнуть из притч о наемных работниках и о немилосердном заимодавце.
Драгоценность человеческой души, пусть и запятнанной грехами, провозглашают притчи о заблудившейся овце, потерянной драхме и о блудном сыне.
Строгость Божьего суда и возможность падения тех, кто был уверен в собственной избранности, видны в притче о злых виноградарях, которую мы слышали в прошлое воскресенье, и в притче о званных на брачный пир, представляющую собой сегодняшнее евангельское чтение.
Но каждая притча многогранна, своеобразна и, в соответствии со своей иносказательной, метафорической природой, предполагает различные толкования и прочтения.
В сегодняшней притче можно усмотреть изображение евхаристического пира. Бог Отец – Небесный Царь – устроил брак Своего Сына с Церковью. Все мы, именующие себя христианами, приглашены на свадьбу, на брачный пир. Этот пир имеет начало, но не имеет конца. Мы можем участвовать в нем каждое воскресенье, даже каждый день, – и нас там ждут, нас зовут туда. Но откликаемся ли мы на этот призыв? Далеко не все и далеко не всегда.
Многие пропускают воскресное богослужение по неуважительным причинам (с точки зрения образцового прихожанина): нужно успеть сделать домашние дела, а когда-то нужно и отдохнуть. Сегодня друзья пригласили в гости, а завтра мы сами принимаем гостей. В прошлое воскресенье я приболел, а в это – выздоровел и отправился на дачу. По-житейски, по-человечески всё это понятно, но получается, что человек неделя за неделей, месяц за месяцем отвергает призыв Сына Божьего, оскорбляя Его и Его Невесту.
Но не менее часто встречается и другое. Представим себе: человек принимает приглашение, приходит на свадьбу, но ничего не ест и не пьет. Почему? Боится, что отравлено? Избегает вводить хозяина в издержки? Презирает пригласившего и его близких? Так или иначе, но в любом случае такое поведение выглядит странным и вызывающим.
Между тем подобную картину мы можем регулярно наблюдать в наших храмах. Мирянин посещает воскресное богослужение, но не причащается. То есть он, конечно, причащается, но редко. Каковы причины? Они весьма солидны и основательны: не пропостился нужное число дней, не вычитал положенное правило, не был накануне на всенощной или (самый веский довод!) уже причащался в прошлое воскресенье.
Выглядит всё это весьма благочестиво, но результат – ровно тот же самый, что и в предыдущем случае. Сегодня человек пришел на воскресную Литургию и не причастился, в следующий раз – то же самое, а затем заболел, а затем и вовсе поленился прийти (всё равно «не готовился» – что же и ходить?). И незаметно для себя мирянин из категории ревностных и благоговейных прихожан переходит в разряд захожан, составлявших еще недавно предмет его сожаления и даже презрения. Душа, лишенная благодати, становится уязвима для диавольских искушений; сознавая свое падение, человек искренне считает себя недостойным Божьей милости – и еще дальше отдаляется от храма, от собрания верных, от Христа.
Но Господь милостив. И проходят месяцы, годы – и многие из таких горе-молитвенников всё-таки, с Божьей помощью, приходят в храм. Приходят – и видят много новых лиц. Однако, присмотревшись, прислушавшись, они понимают, что лица-то не такие уж и новые. Вот сосед-пьяница, который допился чуть не до белой горячки, – и ничего, стоит себе, молится, вот и к причастию пошел. А вот наш преподаватель – уж как я его агитировал прийти в храм, а он ни в какую. Я уж тогда рукой махнул – а вот привел же Господь. А это что за странные люди восточной наружности? Так это же цыгане, которых часто приходилось видеть неподалеку от храма. Что – и они исповедуются и причащаются? Да, исповедуются и причащаются. – А где же был я?
Но ни ревностные прихожане, ни вчерашние захожане, ни цыгане не застрахованы от того, что их церковная жизнь будет течь беспреткновенно. То, что мы крещены, что имеем стаж хождения в храм длиной в несколько десятилетий, что часто исповедуемся и причащаемся, – всё это само по себе не дает нам никаких гарантий, что дальше будет так же.
Каждое воскресенье мы получаем приглашение на брак Агнца, на брак Сына Божьего – и каждый раз мы должны с благодарностью и радостью откликаться на это приглашение, на этот призыв, не забывая при этом надеть подобающую одежду, то есть очистить свое сердце от мирской суеты, от страстей и принести всё свое естество в благодарственную жертву Небесному Отцу.
 

22 декабря

НЕДЕЛЯ 27-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

От Луки, глава 17
12 И когда входил Он в одно селение, встретили Его десять человек прокаженных, которые остановились вдали
13 и громким голосом говорили: Иисус Наставник! помилуй нас.
14 Увидев их, Он сказал им: пойдите, покажитесь священникам. И когда они шли, очистились.
15 Один же из них, видя, что исцелен, возвратился, громким голосом прославляя Бога,
16 и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был Самарянин.
17 Тогда Иисус сказал: не десять ли очистились? где же девять?
18 как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника?
19 И сказал ему: встань, иди; вера твоя спасла тебя.

Протоиерей Павел Великанов
Тема, которой посвящено сегодняшнее евангельское повествование – это тема благодарности.

Итак, Христос совершает чудо исцеления десяти страдальцев, которые мучились долгое время своей жизни неизлечимой болезнью – проказой. Но только один единственный, который к тому же иноплеменник, возвращается к Христу, чтобы сказать ему слова благодарности.

Казалось бы, ситуация парадоксальная, откуда такая черствость, такая неблагодарность в сердцах остальных девяти? Христос с иронией замечает, как же так, а девять куда делись? Чтобы попытаться найти ответ на этот вопрос нам необходимо заглянуть прежде всего внутрь самих себя. Так ли часто мы благодарим Бога за то, что имеем?

Я не сомневаюсь, что эти девять прокаженных не пришли поблагодарить Христа за совершенное исцеление по одной простой причине: они были уверены в том, что кто-кто, а они настрадались, намучились и целиком были достойны того, чтобы над ними произошло это чудо. Лишь только тот самый иноплеменник, который был далек от мнения о своем благочестии, о своей правильной вере, нутром почувствовал, что этого исцеления вполне могло бы и не быть.

Благодарность – это важнейшее качество христианина. Это качество, которое само по себе не появляется. Это качество мы признаны возделывать в своем сердце постоянно. Неспроста самое главное таинство православный Церкви называется таинством благодарения, таинством Евхаристии. Богу не нужны наши слова благодарения, но он заповедовал нам совершать воспоминания о нем, когда мы служим божественную литургию. И это то самое главное большое спасибо, которое человек может сказать Богу.

Смирение христианина проявляется вовсе не в том, что он считает себя самым плохим, а в том, что он благодарит Бога за всё то, что имеет, прекрасно понимая, что вполне мог бы этого не иметь.

Помоги же нам, Господи, быть благодарным Тебе не только за Твои великие благодеяние, бывшие в нашей жизни, но и за каждый благословенный день бытия.
 

15 декабря

НЕДЕЛЯ 26-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

От Луки, глава 18 (Недели 30-й)
18 И спросил Его некто из начальствующих: Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?
19 Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? никто не благ, как только один Бог;
20 знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и матерь твою.
21 Он же сказал: все это сохранил я от юности моей.
22 Услышав это, Иисус сказал ему: еще одного недостает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною.
23 Он же, услышав сие, опечалился, потому что был очень богат.
24 Иисус, видя, что он опечалился, сказал: как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие!
26 Слышавшие сие сказали: кто же может спастись?
27 Но Он сказал: невозможное человекам возможно Богу.

Священник Федор Людоговский
Стать вольным и чистым, как звездное небо
Наверное, немногие из нас, из наших соотечественников могут сказать о себе, что они богаты. И не потому, что все бедные. Говорят обычно: «я, слава Богу, не нищий», «мы не бедствуем», «у нас всё есть», «мы люди обеспеченные», «я довольно состоятельный человек» и т. д. А сказать: «я богат» – такого почти, что не услышишь. Почему? С одной стороны, денег, как говорится, много не бывает. Что такое богатство? Миллион рублей? Долларов? Или миллиард фунтов? Сколько бы ни было, хочется еще больше. А с другой стороны, в нашем обществе, хотя это явно и не формулируется, всё же пока что присутствует осознание того, что быть богатым (как и знаменитым) – некрасиво. Ведь от жизни никуда не деться, и всякий «обеспеченный» человек понимает, что вокруг него – тысячи и миллионы необеспеченных, бедных и даже нищих. И поэтому всякое новое приобретение, хотя и радует глаз и услаждает душу, всё же (хочется верить и надеяться) нередко сопровождается уколом совести: а так ли мне нужна эта вещь? А нельзя ли было истратить эти деньги с большей пользой? Но мы обычно довольно успешно нейтрализуем эту минутную слабость: всем всё равно не поможешь, им дашь – они пропьют, не жалок нам нищий убогий (вольно ж без работы гулять!), я эти деньги своим горбом заработал – и т. п. И эти возражения во многом резонны. Но не во всем. И, пожалуй, даже не в главном.
Что говорит Христос? А говорит Он (и притом совершенно определенно – не передернешь, не перетолкуешь!): «продай имение твое и раздай нищим». Но ведь это же безумие! Сейчас это – имение, имущество, приносящее доход. И что – вот так это продать и раздать? Да эти нищие через день (ну хорошо – через неделю) опять будут такими же нищими. Что же толку от такой благотворительности? Тут надо бы создать фонд, может быть, выпустить какие-то акции, облигации. Позвать серьезных людей, порешать вопросы. Найти выходы на госструктуры, бизнес, Церковь. Наладить адресную помощь, обеспечить отчетность, прозрачность. Поработать над эффективностью, скоростью реагирования. В общем, дело-то очень серьезное. А Он говорит: продай – и раздай. Ну ясно, Он вообще не от мира сего. А нам-то тут жить.
Да, Христос и Его Царство – не от мира сего. И, похоже, Он вовсе не заботился об эффективности расходования средств, полученных от предполагаемой реализации движимого и недвижимого имущества своего собеседника. Он заботился о его душе. И самый простой способ усовершенствовать душу – это избавить ее от попечения о богатстве. Продать, раздать, забыть. Будет ли от этого нищим, далеко идущая польза – но том речь. Но понятно, что польза душе, освободившейся от излишних земных пристрастий, – будет, и немалая.
Греховно ли богатство само по себе? Ответ здесь, как ни странно, отрицательный. Греховными могут быть наши дела, слова, мысли, намерения. Но топор, телевизор, компьютер, деньги – не греховны. Однако очень важно то, как мы используем ту или иную вещь, какое воздействие эта вещь оказывает на нашу душу, нашу волю. Богатство, даже если и не вызывает патологической зависимости, как у скупого рыцаря, всё же, как правило, создает иллюзию защищенности, устойчивости, самодостаточности его обладателя. Тут уже не нужен Бог, тут излишни другие люди, постепенно умирает совесть и оскудевает любовь. Исключения, конечно, есть, но они редки – наше искаженное грехом естество легко поддается обаянию купюр и монет.
Именно поэтому – трудно богатому (а точнее, надеящемуся на богатство – Мк 10:24) войти в Царство Небесное. Впрочем, как сказал в свое время другой рыцарь, «трудно, но можно». И возможно это Богу, Который пришел призвать не праведников, но грешников на покаяние. А наше дело – откликнуться на этот призыв, переменить свои мысли и свою жизнь. Расстаться с богатством иногда очень легко – особенно когда это происходит помимо нашей воли, например, в результате стихийных бедствий. Но расстаться с привязанностью к деньгам, избавиться от ложной надежды на них – гораздо сложнее (яркий пример из русской поэзии – стихотворение Н. С. Гумилева «Крест»).
Как же бороться с привязанностью к деньгам? Сегодняшнее евангельское чтение дает нам ответ на этот вопрос: раздай нищим. Да, мы не сможем раздать всё (и, надо осознать это, не сможем в таком случае стать совершенными). Да, мы будем очень осмотрительны и разборчивы, давая кому-то свои (свои – как нам кажется) деньги. Но надо потихоньку приучать себя к этому. Иначе Господь сам позаботится о нашей душе – так, как сочтет правильным и нужным.


 

8 декабря

НЕДЕЛЯ 25-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

От Луки, глава 13
10 В одной из синагог учил Он в субботу.
11 Там была женщина, восемнадцать лет имевшая духа немощи: она была скорчена и не могла выпрямиться.
12 Иисус, увидев ее, подозвал и сказал ей: женщина! ты освобождаешься от недуга твоего.
13 И возложил на нее руки, и она тотчас выпрямилась и стала славить Бога.
14 При этом начальник синагоги, негодуя, что Иисус исцелил в субботу, сказал народу: есть шесть дней, в которые должно делать; в те и приходи'те исцеляться, а не в день субботний.
15 Господь сказал ему в ответ: лицемер! не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу и не ведет ли поить?
16 сию же дочь Авраамову, которую связал сатана вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний?
17 И когда говорил Он это, все противившиеся Ему стыдились; и весь народ радовался о всех славных делах Его.

Священник Стефан Домусчи.
Люди очень по-разному смотрят на мир. Кто-то видит в мире больше радостного, хорошего, жизнеутверждающего. Кто-то напротив, не видит поводов для надежды на лучшее... Невозможно говорить обо всех, но если сказать о верующих людях, можно утверждать без сомнений, что на их мировосприятие значительным образом повлияла их вера. Ведь очевидно, что если ты считаешь, что весь мир и сам человек есть лишь иллюзия, или если всем управляет случайность... твое мировосприятие будет одним... В то время как тот, кто видит видит в основе мира замысел и любовь Творца, будет настроен совершенно иначе. Пусть даже жизнь будет трудной, главное чтобы этот труд был осмысленным...
Как же смотрели на мир современники Спасителя? Они были людьми Завета, и весь мир, все события в нем происходящие осмысляли через отношения с Богом, через сам факт того, что Бог в которого они верят — Творец и все содержится в Его руках. Это позволяло смотреть на мир не как на случайное место, в которое ты попал повинуясь закону кармы, но как на дом, который для тебя создал Отец. В котором Сам Он присутствует и всем управляет.
В то же время, это Его управление и промышление не исключает существования зла и страдания, т.к. не исключает свободы сотворенных существ. В сознании современников Христа, конечно, присутствовали боль и страх, но они никогда не становились единственными чувствами, никогда не побеждали надежды и веры в присутствие Божие и в Его грядущую победу над злом мира.
В начале Евангелия от Луки, проповедуя в синагоге Назарета, Христос говорит, что Он пришел «исцелять сокрушенных сердцем и отпустить измученных на свободу».
В сегодняшнем чтении, как и во многих других, мы слышим исполнение этих слов. Людей измученных болезнями и скорбями Он исцеляет и освобождает.
Женщина, которая 18 лет была скорчена и не могла выпрямиться пришла в синагогу. Мы не знаем, для чего она пришла туда, может быть она знала, что Христос будет там, но, может быть, просто пришла по своему обыкновению... В любом случае она не подходит ко Христу и ничего у Него не просит. Он Сам видит ее и подозвав к себе — исцеляет. И это ее исцеление — это акт чистого божественного сострадания и милосердия. Слушая эту историю понимаешь, как порой неожиданно нас настигает любовь Божия и Его исцеляющее присутствие. Оно не починяется нашему контролю, его невозможно сделать управляемым.
Раздраженный начальник синагоги, не посмевший сделать замечание Самому Христу стал говорить народу, чтобы приходили исцеляться в другие дни. Звучит это странно и даже несколько курьезно, неужели он не понимал, что исцелений по расписанию не бывает и любовь божию нельзя сделать управляемой. Нам бы и самим этого, наверное, очень хотелось — управлять Божественным милосердием... Но это невозможно, т.к. любовь Божия не подчиняется нашим правилам. И единственное, что мы можем сделать в данном случае — это воспринять Его любовь как пример для подражания. На самом деле, если Бог — наш Отец — любит мир такой любовью, то и мы должны любить его так же. Наша любовь должна быть такой безграничной, не регламентированной, не быть просто одним из дел благочестия, за которое мы можем ожидать некоторой награды. Эта любовь, должна быть нашим естественным состоянием... И мы сами все это знаем. Именно поэтому нам бывает так неловко и совестно, когда мы чувствуем, что люди нуждаются в нас, но мы проходим мимо... Жизнь такова, что в ней есть место всему — есть место и болезни, что ж поделаешь — говорим мы. Однако вместо подобных рассуждений мы должны проявлять любовь. Пусть мы не можем многого, пусть не можем оказать конкретной помощи, потому что сами слабы и ограничены в средствах.. Но мы не ограничены в любви. И изнутри этой любви мы можем обращаться к Богу который в средствах не ограничен. Из этой любви мы можем просить его милости и помощи не только нам, но и всему миру, всем людям.

 

1 декабря

НЕДЕЛЯ 24-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

От Луки, глава 12
16 И сказал им притчу: у одного богатого человека был хороший урожай в поле;
17 и он рассуждал сам с собою: что мне делать? некуда мне собрать плодов моих?
18 И сказал: вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю бо'льшие, и соберу туда весь хлеб мой и всё добро мое,
19 и скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись.
20 Но Бог сказал ему: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?
21 Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет.

Священник Федор Людоговский

Помни о смерти

Всякое слово Господне обращено к нашей душе, к нашей совести, к нашему разуму. Слово Божие животворит христианина, дарует благодать Святого Духа, побуждает человека к подлинной человечности, взыскует в нем образ Божий как потерянную драхму.
Притча, которую мы сегодня слышали на литургии, обычно именуется притчей о безумном богаче. Безумие этого человека было сродни глупости дикого помещика у Салтыкова-Щедрина: он думал, что его богатство – нечто вполне естественное, им самим заслуженное и неотторжимое. И даже получив необыкновенно хороший урожай, урожай, который настолько перекрывал его текущие потребности, что пришлось бы даже сломать имеющиеся амбары и построить новые, он не дал себе труда задуматься: а откуда всё это богатство – и для чего? У этого поистине безумного и несчастного человека не было никаких сомнений, что всё это для него одного. Единственная проблема, которая его волновала, – это куда сложить зерно и прочее свое добро.
Думается, нам нетрудно узнать в этом портрете самих себя. Когда мы живем при постоянной нехватке денег, времени, сил, – мы подчас и ропщем на судьбу, но ценим то, что имеем. Но стоит лишь появиться какому-то избытку – и начинаются мучительные раздумья: ведь и вот это нужно, и то необходимо, и ни на что не хватает. Ну решить-то, что делать с внезапным счастьем, можно и попозже, а пока что главное – спрятать понадежнее… И далеко не каждому приходит в голову, что где-то рядом есть люди, которым мы могли бы помочь. Может быть, наш избыток вовсе и не для нас предназначен, а мы поставлены лишь управителями и распорядителями. По большому счету, так оно и есть.
Но такая сосредоточенность на своей особе, такая простодушная уверенность в том, что всё в этом мире – для меня, это, пожалуй, еще не самый существенный порок богача. Притча, думается, говорит прежде всего о том, что богач преисполнен уверенности: он свободно и всецело располагает не только своим богатством, но и самим собой. Богатство – оно уже здесь, сам я тоже жив-здоров, помирать не собираюсь. Стало быть, впереди – долгие годы в довольстве и достатке.
Нет, все мы, конечно, смертны, но не может же быть, что я умру прямо сейчас – это было бы так глупо и так некрасиво! Но Господь судит иначе: «в сию ночь душу твою возьмут у тебя!».
Да, все мы смертны и, как говорится, при этом еще и внезапно смертны. Но принять этот очевидный факт нам мешают два обстоятельства. С одной стороны, смерть для человека неестественна. Человек, каким его создал Бог, не должен был умирать. И хотя состояние нашей природы теперь, после грехопадения прародителей, совсем не то, что было у Адама и Евы в раю, всё же примириться со своей смертностью нам довольно трудно. А с другой стороны, мы настолько привязаны к земле и всему земному, что оторвать свой взгляд от дольнего и обратить к горнему – тяжко. Гораздо проще жить, как живется, и не мучиться «проклятыми вопросами».
Св. Писание и богослужебные тексты уделяют большое внимание памятованию о смерти. «Во всех делах твоих помни о конце твоем, и вовек не согрешишь» – говорит премудрый сын Сираха (7:39). А апостол Иаков рассуждает более пространно (и мысли его близки к нашей сегодняшней теме): «…послушайте вы, говорящие: “сегодня или завтра отправимся в такой-то город, и проживем там один год, и будем торговать и получать прибыль”; вы, которые не знаете, что случится завтра: ибо что такое жизнь ваша? пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий. Вместо того, чтобы вам говорить: “если угодно будет Господу и живы будем, то сделаем то или другое”, – вы, по своей надменности, тщеславитесь: всякое такое тщеславие есть зло» (Иак 4:13–16). Об этом же напоминает нам и преподобный Андрей, архипастырь Крита, в знаменитом кондаке своего Великого покаянного канона: «Душа моя, душа моя, востани, что спиши? Конец приближается, и имаши смутитися. Воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняяй».
Если мы прислушаемся к голосу Божию, звучащему и в Писании, и в Предании, если будем помнить о смерти, то и жизнь наша станет более полной и осмысленной. Вместо дурной бесконечности, заполненной повседневной суетой, она превратится в конечный отрезок, который предваряет подлинно бесконечную жизнь – но об этой-то жизни мы постоянно и забываем. Память же о смерти есть одновременно и память о вечной жизни, и память о Боге – и память о ближнем. Кто знает, может быть, о ком-то из нас Господь уже изрек свой суд, и чей-нибудь уж близок час. Но если, имея избыток денег, сил, времени, мы вспомним о тех, кто рядом с нами, кто нуждается в нашей заботе, помощи, участии, – тогда, возможно, Господь продлит дни нашей жизни для служения тем, кому послужил и сам Спаситель, ради нас, людей, сошедший с небес, воплотившийся, умерший, воскресший и ниспославший Святого Духа, оживотворяющего всякого человека.
 

24 ноября

НЕДЕЛЯ 23-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

От Луки, глава 10
25 И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что' мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?
26 Он же сказал ему: в законе что' написано? ка'к читаешь?
27 Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя.
28 Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить.
29 Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?
30 На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым.
31 По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо.
32 Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо.
34 и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем;
35 а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе.
36 Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?
37 Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же.

Священник Федор Людоговский
Кто ближний мой?
Эта притча имеет красивое толкование. Под Иерусалимом разумеется Эдем, потерянный рай. Путник, идущий в низинный Иерихон, – потомки Адама и Евы в их историческом бытии на этой земле. Разбойник – враг рода человеческого, диавол. Священник и левит указывают на Закон Моисеев и ветхозаветное священство, которые сами по себе не могли избавить человека от греха, не были способны уврачевать раны, нанесенные диаволом. Самарянин – это сам Христос, происходивший из Галилеи, жителей которой, равно как и жителей Самарии, правоверные иудеи глубоко презирали. Постоялый двор – Церковь, хозяин постоялого двора – пастырь (епископ или священник). Два сребреника – учение Ветхого и Нового Завета (или две природы во Христе – божественная и человеческая). Ожидающееся возвращение доброго самарянина – второе пришествие Христа Спасителя. Всё это можно детализировать, для некоторых лиц, предметов и действий можно отыскать и другие, не менее впечатляющие и многообещающие толкования.
И всё-таки, как представляется, полезнее и правильнее будет обратить внимание, прежде всего, на сам сюжет, а также на тот вопрос, ответом на который и явилась притча. Законник спрашивает Христа: «Кто мой ближний?», подразумевая со своей стороны очевидный во все времена ответ: ближние – семья, родственники, друзья, соседи, люди своего круга. И уж, само собой разумеется, с точки зрения законника ближним может быть лишь правоверный иудей.
Но Христос вместо готового ответа по обыкновению предлагает собеседнику и всем слушателям притчу, в которой представлена необычная, но, судя по реакции законника, вполне правдоподобная ситуация: мимо израненного человека прошли священник (т. е., собственно говоря, жрец) и левит (храмовый служитель). Они не смогли и не захотели ничем ему помочь. Но лишь житель Самарии, сочетавший служение Яхве с поклонением ложным богам, оказал милосердие несчастному путнику. И на вопрос Спасителя: «Кто из этих троих – ближний попавшемуся разбойникам?», законник с неизбежностью отвечает: «Оказавший милость ему», имея в виду, конечно, самарянина, хоть он и не произнес это неприятное для иудея слово.
Обычно из этого ответа делают такой вывод: ближние – не только родственники и друзья. Ближний – это тот человек, который оказывается на нашем жизненном пути, тот, с кем у нас возникают какие-то отношения, тот, кто нуждается в нашей помощи, заботе, добром слове. Всё это, в общем-то, верно.
Но заметим, что Христос показывает ситуацию с обратной стороны: «Кто из этих троих, спрашивает Он, – ближний попавшемуся разбойникам?» В качестве точки отсчета берется как раз тот человек, который нуждается в помощи. И что выясняется? Ближний по отношению к нему – тот, которому этот несчастный, будь он в добром здравии, не подал бы, как говорится, руки. Ближним-то оказался презренный самарянин, который хуже, чем язычник!
Так бывает и в нашей жизни. Мы ждем душевного участия от священника, порой надеемся на помощь от Церкви как от организации. Мы рассчитываем на поддержку со стороны единоверцев, которые все как один – благочестивые люди, читающие «духовную литературу». Но бывает так, что священник не может или не хочет услышать нашу боль. В ближайшем к нашему дому приходе заявляют, что не занимаются благотворительностью и кормить бомжей не намерены («здесь же батюшки обедают!»). Читатели духовной литературы как-то вдруг все исчезают из поля зрения (наверное, чтобы раздобыть еще больше душеспасительных книг). И человек остается один на один со своей болью, со своим горем, со своей бедой.
Но неожиданно приходит чаемая помощь. Впрочем, приходит она оттуда, откуда не ждали. Какой-нибудь наш сосед, имя которого мы едва ли помним, который не дурак выпить и посидеть в хорошей компании; или наша приятельница, которая ходит в неправильную церковь и потому не рассматривалась нами как тот, к кому можно обратиться; или вообще случайный, незнакомый нам человек – звонят, и приходят, и взваливают нас на себя, и несут. И правоверный православный обливается слезами благодарности и стыда – благодарности за ниспосланную Господом помощь и стыда за свое высокомерие и помраченность.
Но всех нас, и правильных, и неправильных, грешных и тех, кто без греха, эллинов и идуеев, возлюбил до смерти Милосердный Самарянин, осмеянный, поруганный и убитый, – наш ближний, спасший нас своим Воскресением от разбойника-диавола и открывший человечеству Небесное Царство.

 

17 ноября

НЕДЕЛЯ 22-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

От Луки, глава 8
41 И вот, пришел человек, именем Иаир, который был начальником синагоги; и, пав к ногам Иисуса, просил Его войти к нему в дом,
42 потому что у него была одна дочь, лет двенадцати, и та была при смерти. Когда же Он шел, народ теснил Его.
43 И женщина, страдавшая кровотечением двенадцать лет, которая, издержав на врачей всё имение, ни одним не могла быть вылечена,
44 подойдя сзади, коснулась края одежды Его; и тотчас течение крови у ней остановилось.
45 И сказал Иисус: кто прикоснулся ко Мне? Когда же все отрицались, Петр сказал и бывшие с Ним: Наставник! народ окружает Тебя и теснит,- и Ты говоришь: кто прикоснулся ко Мне?
46 Но Иисус сказал: прикоснулся ко Мне некто, ибо Я чувствовал силу, исшедшую из Меня.
47 Женщина, видя, что она не утаилась, с трепетом подошла и, пав пред Ним, объявила Ему перед всем народом, по какой причине прикоснулась к Нему и как тотчас исцелилась.
48 Он сказал ей: дерзай, дщерь! вера твоя спасла тебя; иди с миром.
49 Когда Он еще говорил это, приходит некто из дома начальника синагоги и говорит ему: дочь твоя умерла; не утруждай Учителя.
50 Но Иисус, услышав это, сказал ему: не бойся, только веруй, и спасена будет.
51 Придя же в дом, не позволил войти никому, кроме Петра, Иоанна и Иакова, и отца девицы, и матери.
52 Все плакали и рыдали о ней. Но Он сказал: не плачьте; она не умерла, но спит.
53 И смеялись над Ним, зная, что она умерла.
54 Он же, выслав всех вон и взяв ее за руку, возгласил: девица! встань.
55 И возвратился дух ее; она тотчас встала, и Он велел дать ей есть.
56 И удивились родители ее. Он же повелел им не сказывать никому о происшедшем.

Протоиерей Алексей Уминский
Христос переправляется на другой берег, и Его опять обступает множество народа. Среди пришедших был и Иаир – один из начальников синагоги, раввин, очень уважаемый в обществе человек. Увидев Христа, он вдруг падает к ногам этого нищего Странника, учащего людей не вполне понятным и даже странным вещам, о Котором, впрочем, известно, что Он обладает даром исцеления. Иаир бросается к Нему, потому что его дочь находится при смерти и ей больше некому помочь.
Тот, который в течение многих лет учил соплеменников в синагоге, как им нужно жить, как полагается молиться Богу, что следует делать для того, чтобы спастись, вдруг попадает в такое положение, что его собственные знания оказываются совершенно бесполезными. Книжные сведения о Боге ничего ему не дают, уповать остается лишь на молитву и глубочайшее смирение, связанное с покаянием. Христос говорит: «Я приду и исцелю твою дочь», – и направляется в дом этого человека.
А вокруг Него – толпа, среди которой – некая женщина, о которой сказано, что в течение двенадцати лет она страдала кровотечениями и не могла исцелиться, потратив на врачей все свое состояние. Она тихонечко подошла ко Христу и незаметно прикоснулась к Его одежде. Что же это была за женщина? По закону Моисея всякая кровоточившая женщина почиталась нечистой, и любой человек, хотя бы случайно дотронувшийся до нее, должен был совершить обряд очищения. Такие женщины не должны были выходить из дома. Им запрещалось к кому-либо прикасаться, потому что тем самым они наносят человеку ущерб, оскверняют его и тем самым совершают тяжкий грех. Они были полностью изолированы от общества, лишены семьи и не могли рожать детей.
И вот несчастная женщина направляется туда, куда идти ей никак нельзя. Она сливается с толпой, осознавая, что, пробираясь к Проповеднику, оскверняет окружающих. Если бы им это стало известно, женщину наверняка побили бы и выгнали с позором. Но она все равно идет, чтобы совершить самый страшный, самый недопустимый в глазах этих людей поступок – прикоснуться к Самому Мессии, к Самому Посланнику Божию, о Котором предвозвещали пророки. Однако она делает это с такой глубокой верой и с таким внутренним трепетом, что Господь тут же оборачивается к ней, смотрит на нее и спрашивает у учеников: «Кто прикоснулся ко Мне?» Апостолы удивляются: «Почему Ты спрашиваешь, кто прикоснулся к Тебе? Смотри, сколько народа Тебя толкает, сколько людей Тебя теснит!» Иисус отвечает: «Нет, ко Мне прикоснулся некто особенный, потому что ему передалась Моя сила».
И действительно, многие стремятся приблизиться к Богу, чтобы получить от Него что-то свое. Каждый пытается к Нему прикоснуться, но получает желаемое почему-то только тот, кто это делает каким-то особенным образом. Почему эта женщина вдруг исцеляется? Она со страхом признается в том, что она сделала, и Иисус вдруг не ругает ее, не прогоняет от Себя в гневе, а, наоборот, хвалит: Вера твоя спасла тебя; иди в мире и будь здорова от болезни твоей (Мк. 5:34).
Именно вера, связанная с удивительным дерзновением, с самозабвением и даже с очень большим риском, Христом поощряется и приносит замечательные плоды.
Все это происходит на глазах у Иаира. Нетрудно представить себе переживания этого человека. Отец, дочь которого умирает, только что услышал от Христа: «Я приду и исцелю ее». И вот, едва лишь в сердце затеплилась надежда, он видит, что Иисус вдруг останавливается и больше никуда не спешит. Его окружает толпа, и Он начинает разговаривать с какой-то женщиной, которая вообще не имеет права здесь находиться. И вот никто никуда не идет, и вот Христос, который сказал, что Я к тебе приду, останавливается. В этот момент к нему подходят люди, посланные из синагоги, и говорят: «Дочь твоя умерла». За этим следуют слова Христа: «Не бойся, только веруй». Те же самые слова Господь совсем недавно говорил ученикам, попавшим в шторм в Галилейском море: «Что же вы так боязливы? Не бойтесь, веруйте! Не будьте маловерными!»
Иаир оказался примерно в такой же, если даже не в худшей ситуации. Ему, наверное, не жаль было бы и жизнью своей пожертвовать, лишь бы его дочь оставалась в живых. Но она умерла, а Христос призывает его не бояться и продолжать верить. Но во что же еще можно веровать? Как можно не бояться, если самое страшное уже случилось?
Это – пример настоящей веры. Веры, основанной на потрясающем доверии к Богу, когда человек действительно не боится вручить свою жизнь в Его руки и идти до конца, даже если в глазах других людей это выглядит абсурдным.
Иаир следует за Господом туда, куда идти, казалось бы, уже совершенно бессмысленно. Над Христом смеются, когда Он говорит, что девушка всего лишь спит, но Он заходит в комнату, берет ее за руку и говорит ей: «Встань!» И девушка встает, как будто действительно пробудилась от глубокого сна.
Это – первое воскрешение из мертвых, с которым мы встречаемся на страницах Евангелия. Господь возвращает к жизни дочь Иаира, показывая тем самым, что Он – истинный Бог. Если до этого мы видели, что Господь поступает как истинный человек, восстанавливая порушенную грехом природу, то здесь мы воочию убеждаемся в том, что Он – Жизнедавец, Тот, Кто однажды вдохнул жизнь в человека, Кто владычествует над человеческими душами и телами. Поэтому мы и читаем во время погребения: «Господь претворяет даже тень смертную в вечную жизнь».
Бог, держащий в Своей руке власть над миром, употребляет ее с любовью, в ответ на человеческую веру. Если бы Иаир поступил как обычный, рационально мыслящий человек, как поступаем все мы, когда понимаем, что физическим и житейским законам нам противопоставить нечего, ничего бы и не случилось. Чуда не произошло бы.
Чудо никогда не происходит само по себе. Оно всегда – ответ Бога на подвиг веры. Чудо – это не фокус, не волшебство, а именно взаимодействие Бога и человека. Разве то, что Иаир в сложившейся ситуации все-таки не усомнился и последовал за Христом, не является чудом? Конечно же, это – настоящее чудо, сотворенное верой Иаира, и Господь в ответ на него творит Свое чудо. Когда Господь совершает чудеса, это всегда отклик на человеческий подвиг, на человеческую веру, на человеческую жертву.

 

10 ноября

НЕДЕЛЯ 21-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

От Луки, глава 8
26 И приплыли в страну Гадаринскую, лежащую против Галилеи.
27 Когда же вышел Он на берег, встретил Его один человек из города, одержимый бесами с давнего времени, и в одежду не одевавшийся, и живший не в доме, а в гробах.
28 Он, увидев Иисуса, вскричал, пал пред Ним и громким голосом сказал: что́ Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? умоляю Тебя, не мучь меня.
29 Ибо Иисус повелел нечистому духу выйти из сего человека, потому что он долгое время мучил его, так что его связывали цепями и узами, сберегая его; но он разрывал узы и был гоним бесом в пустыни.
30 Иисус спросил его: как тебе имя? Он сказал: легион,- потому что много бесов вошло в него.
31 И они просили Иисуса, чтобы не повелел им идти в бездну.
32 Тут же на горе паслось большое стадо свиней; и бесы просили Его, чтобы позволил им войти в них. Он позволил им.
33 Бесы, выйдя из человека, вошли в свиней, и бросилось стадо с крутизны в озеро и потонуло.
34 Пастухи, видя происшедшее, побежали и рассказали в городе и в селениях.
35 И вышли видеть происшедшее; и, придя к Иисусу, нашли человека, из которого вышли бесы, сидящего у ног Иисуса, одетого и в здравом уме; и ужаснулись.
36 Видевшие же рассказали им, как исцелился бесновавшийся.
37 И просил Его весь народ Гадаринской окрестности удалиться от них, потому что они объяты были великим страхом. Он вошел в лодку и возвратился.
38 Человек же, из которого вышли бесы, просил Его, чтобы быть с Ним. Но Иисус отпустил его, сказав:
39 возвратись в дом твой и расскажи, что́ сотворил тебе Бог. Он пошел и проповедовал по всему городу, что сотворил ему Иисус.

Митрополит Антоний Сурожский
«Уйди, зачем ты до времени пришел нас мучить?» - говорили бесы, перед которыми предстал Господь. «Уйди от нас. Ты разрушаешь наше благополучие», - говорили люди, перед глазами которых Христос вернул жизнь, будущее, свободу, весь простор вечного и земного бытия человеку.
Чему ужаснулись бесы, чего испугались люди? Бесы ужаснулись страшной для них любви Христовой, той страшной любви, которая опустошает ад, которая разрушает ненависть, которая выпускает пленников на свободу, которая является концом их владычества. Иоанн Златоустый, говоря о любви, описывает любовь Христову, ту свободу жизни, тот простор вечности, которые она открывает перед людьми, но говорит тоже и о темной бесовской любви. Он говорит, что есть любовь, которая кажется любовью и которая темна, у которой холодная, мрачная изнанка. Такова любовь тех людей, которые, потому что любят одного, ненавидят другого, потому что думают, что всем сердцем восприяли одного - всем сердцем отвергают другого и думают совместить в одном сердце, в одной душе и рай, и ад. Эту любовь Златоуст называет бесовской, темной любовью.
Но есть темнее любовь, та ложная любовь, которой, как будто, любят бесы своих рабов, когда обещают им наслаждение, удовольствие, успех в этой земной жизни, скрывая от них страшную изнанку своей лжи, скрывая, что их любовь не заполнит человеческого сердца, что их предложения не насытят человеческой души, которая может насытиться только Богом, только вечностью, только полнотой бытия, а не этой тенью и обманом. Один духовный писатель, стараясь описать эту бесовскую любовь, говорит, что она есть обман, потому что сущность ее - обладание. Тот, кто любит по наущению беса, кто любит этой любовью - хочет обладать, хочет поработить, хочет присвоить, так, чтобы в любимом человеке ничего не осталось, что им не усвоено, не присвоено, не стало его собственностью, вплоть до самого человека. Этой ложной любовью, этим обманом любви бесы стараются привлечь каждого человека. И когда перед ними встала во плоти Любовь Божественная, они поистине в ужасе воскликнули: «Зачем Ты здесь, Иисус, Сын Божий? Зачем Ты пришел мучить нас до времени?» - потому что они знали, что придет время, когда прорвется эта паутина, когда это марево растает перед лицом действительности. Они знают, что их гложет тот же голод, которым мучится всякий, кто делается рабом неправды, рабом бесовской любви.
Этой любовью ложной, убивающей, опустошающей умели жить и жители Гадаринской страны. У них тоже были семьи, тоже были дружбы, однако они покоились на этой лжи, на этом обмане. И когда Христос человеку, живому человеку, который был рабом безумия, для которого не было жизни на земле и, казалось, не было будущего в вечности, когда Христос открыл перед ним весь простор времени, вечности, земли и неба, эти жители отвергли Христа. Они толпами к Нему пришли, всем городом, не поблагодарить за то, что в их среде человек из мертвых, погубленных стал живым, а потребовать, чтобы Христос оставил их пределы, потому что такой любви не было места в их среде. Эта любовь требовала, чтобы человек был для них дороже того, чем они могли обладать, чтобы человек, ставший свободным, стал для них дорогим, - а они могли жить только в этом сложном переплете раболепных и жестоких отношений бесовской любви. «Уйди от нас»... Почему? Не только потому, что они потеряли свое имущество, но потому, что эта любовь была для них страшна. Ведь любить это значит себе самому предпочесть другого, открытым сердцем - это значит себе предпочесть если не всех, так многих, это значит умереть для своей самости, своего самолюбия, своей жадности, своего желания обладать чтобы жить: умереть, чтобы другие жили широко - жизнью, а не полусмертью. Да, они правы были, что испугались, потому что Евангелие Христово, которое не было направлено на перемену общества, а на перемену человека в самых его глубинах, сотрясло и сокрушило общество древности, как оно сотрясает и сокрушает всякое общество, кроме обществ, построенных на одной благоговейной, жертвенной любви. Да, когда люди поверили, что дороже человека ничего нет - а каждый может этому поверить, если вспомнит о себе, - тогда и сокрушилось общество рабов и рабовладельцев, как и сокрушатся все общества порабощения. И они испугались, потому что увидели, что нет будущего для их строя и жизни. Перед ними встал исцеленный человек, человек, который стал цельным; и потому что один человек стал цельным, открылась вся тьма ада и вся тьма человеческого сердца.
Не открываются ли они и теперь, когда вместо того, чтобы человека принять с любовью, мы его отвергаем, потому что он свободен? Свободен от нас, от нашего общества, от рабства, которого мы ему желаем? И эти бесы и эти люди, отвергая человека, отвергают и Бога, потому что только Бог так почитает человека, так любит человека, потому что только для Бога человек - высшая ценность, ради которой Он делается человеком, сродняясь с ним до конца и умирая. И бесы свидетельствуют: «Сын Божий», и люди свидетельствуют, что их охватил ужас, который может охватить человека только перед Божественным. Это суд не только над Гадаринской страной, это суд над каждым из нас, это суд над всем нашим церковным обществом, это суд над каждой страной земли: что мы говорим человеку, что мы говорим Христу, какой любовью мы любим?
Вот перед чем нас ставит сегодняшнее Евангелие, как меч обоюдоострый, разделяющий свет и тьму, проникающий в глубины наши, разделяющий состав наш, - вот перед чем ставит нас сегодняшнее слово истины, слово Божие. Не пройдем мимо, потому что слово Божие нас будет судить: это слово истины, это слово человечности. Аминь.
 

3 ноября

НЕДЕЛЯ 20-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

От Луки, глава 16

19 Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно.
20 Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях
21 и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы, приходя, лизали струпья его.
22 Умер нищий и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его.
23 И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его
24 и, возопив, сказал: отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем.
25 Но Авраам сказал: чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь - злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь;
26 и сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят.
27 Тогда сказал он: так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего,
28 ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения.
29 Авраам сказал ему: у них есть Моисей и пророки; пусть слушают их.
30 Он же сказал: нет, отче Аврааме, но если кто из мертвых придет к ним, покаются.
31 Тогда Авраам сказал ему: если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят.
Программа№5 02 ноября

Обработка видео...

 

27 октября

НЕДЕЛЯ 19-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

От Луки, глава 8

Сказал Господь притчу сию:
5 вышел сеятель сеять семя свое, и когда он сеял, иное упало при дороге и было потоптано, и птицы небесные поклевали его;
6 а иное упало на камень и, взойдя, засохло, потому что не имело влаги;
7 а иное упало между тернием, и выросло терние и заглушило его;
8 а иное упало на добрую землю и, взойдя, принесло плод сторичный. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!
9 Ученики же Его спросили у Него: что бы значила притча сия?
10 Он сказал: вам дано знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах, так что они видя не видят и слыша не разумеют.
11 Вот что значит притча сия: семя есть слово Божие;
12 а упавшее при пути, это суть слушающие, к которым пото́м приходит диавол и уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись;
13 а упавшее на камень, это те, которые, когда услышат слово, с радостью принимают, но которые не имеют корня, и временем веруют, а во время искушения отпадают;
14 а упавшее в терние, это те, которые слушают слово, но, отходя, заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода;
15 а упавшее на добрую землю, это те, которые, услышав слово, хранят его в добром и чистом сердце и приносят плод в терпении. Сказав это, Он возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!

Протоиерей Павел Великано
Казалось бы, в сегодняшней притче о сеятеле всё достаточно понятно: Бог засевает души людей Своим Словом, но далеко не у всех произрастает обильный плод. Однако в притчах Христа Спасителя есть глубина, с первого взгляда незаметная — ведь Он банальностей не говорил, и если нам кажутся Его слова слишком простыми, значит, это мы чего-то сильно недопонимаем.
По сути, перед нами — своего рода «лайф-хак», который предлагается Иисусом для слушателей в виде образов, простых и понятных палестинским земледельцам. Любой «лайф-хак» предлагает решение какой-то сложной проблемы неожиданным образом. Что же за проблема — и какой путь решения предлагает нам Спаситель?
А проблема — как была актуальной две, и три, и более тысяч лет назад — так и остаётся очень значимой и по сей день. Это проблема, как стать счастливым? Ответ дан Самим Богом — более того — эти ответы находятся повсюду в виде Божественных Логосов. Ведь наше, человеческое слово — всего лишь одна из форм выражения Логоса — который может также быть проявлен через звук, образ, движение — да практически через всё то, с чем имеет дело человек.
Многие слышали житие святой великомученицы Варвары — которая не имела возможности познакомиться с текстом Священного Писания — но для неё источником её любви и знания Бога стала природа. Созерцая её чистым сердцем, она смогла принять в себя семя Божественного Логоса и принести стократный плод. Она не была каким-то особым образом «посвящённой» в сакральные тайны, простым людям недоступные. У неё не было каких-то особых сверхъестественных даров «видеть сквозь стены» и «знать будущее». Она всего лишь смогла открыть свою душу навстречу Неведомому и Прекрасному Богу — и Он не замедлил откликнуться.
Так в чём же заключается сегодняшний евангельский «лайф-хак»? Хочешь стать счастливым — позаботься вот о чём: чтобы твоё сердце стало добрым и чистым — добавь немного терпения — и результат гарантирован!
Я уже вижу, как читатель расстроился. Легко сказать — будь добрым и чистым. А как же к этому на практике подойти? И вот здесь мы немного приоткроем тайну притчи о сеятеле. Почему Христос взял именно семя в качестве образа? Давайте посмотрим, как семя растёт. Как только оно оказывается в подходящих условиях — влажной и тёплой земле — оно начинает прорастать — то есть умирать как семя, но рождаться как новое растение. Если бы у семени был ум — как у всех нас — тогда появилось бы множество затруднений. Потому что с точки зрения «умного семени» всё происходило бы совершенно не так, как оно себе представляло. И если бы имелась хоть какая-то возможность препятствовать происходящему — были бы брошены все силы, чтобы помешать этим крайне неприятным процессам.
В душе каждого крещёного во Христа уже заложено семя счастливой жизни. И от нас Бог не требует чего-то невыполнимого и очень сложного. Нам надо только создать правильные условия — и не мешать той огромной силе, уже заложенной в семени, дать возможность проявить себя так, как она — а не мы — этого хочет.
Помоги же нам, Господи, научиться помогать прорастающему в нас семени новой, святой жизни — а не пытаться препятствовать различными помыслами недоверия и сомнения!
 

20 октября

НЕДЕЛЯ 18-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

От Луки, глава 7
11 После сего Иисус пошел в город, называемый Наин; и с Ним шли многие из учеников Его и множество народа.
12 Когда же Он приблизился к городским воротам, тут выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова; и много народа шло с нею из города.
13 Увидев ее, Господь сжалился над нею и сказал ей: не плачь.
14 И, подойдя, прикоснулся к одру; несшие остановились, и Он сказал: юноша! тебе говорю, встань!
16 И всех объял страх, и славили Бога, говоря: великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой.

Митрополит Антоний Сурожский

 Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
В чудесах Христовых открывается богатое и изумляющее нас отношение Бога к нашей земле и к нам, людям. С одной стороны, Его сострадание – не только способность любить и жалеть как бы извне, но сострадать вместе с нами, глубже нас (потому что Он бездонно глубок) пережить страдание, скорбь и, порой, ужас нашего земного бытия.
В сегодняшнем рассказе мы слышим, что жалко стало Христу этой матери, вдовы, потерявшей единственного сына, жалко, больно, потому что не на то Он творил мир, не на то рождался человек, не на то мать его произвела на свет, чтобы преждевременно он умер. И в этой жалости Христовой, в этом сострадании Христа, способности вместе с нами страдать нашим страданием, открывается одна из сторон Божьего отношения к нам и к миру.
Но с другой стороны, все эти чудеса, вся эта забота, тревога о мире не говорят ли о том, что Богу так же дорога земля, как Ему дорого небо? Мы всегда думаем о Боге как бы оторванном от земли, о Боге небесном. Но это неправда: земля Ему бесконечно дорога. Один из отцов Церкви говорил, что имя „Отец” более значительно и более правдиво говорит о Боге, чем слово „Бог”, потому что слово „Бог” указывает на различие, на расстояние, на то, что мы и Он разделены – природой, святостью; в слове же „Отец” указывается близость, родство.
И вот во Христе, Христом Бог нам открывается как Отец. Ничто земное Ему не безразлично, не чуждо. Он создал небо и землю равно, Он равно живет земной и небесной жизнью. Сначала творческой любовью и водительством, а затем и самим воплощением Слова Божия земля и небо соединились, Бог и тварь стали родными друг другу, мы стали для Бога своими и Он для нас стал свой. Христос по человечеству нам родной, Он нам брат, и отношение Божие к земле должно быть и нашим отношением: зоркой, зрячей любовью должны мы вглядываться в судьбу земли. Дела Божии на земле превосходят все, что мы можем совершить, все, что мы можем надеяться сотворить, и однако, в нас и через нас Он творит дела поистине Божественные.
В сегодняшнем рассказе мы слышим, как Спаситель воскресил, вернул к жизни земной, включил в земную трагедию и радость человека, который прошел через нее и теперь от нее почил. Христос вернул человеку жизнь – временную, бурную, сложную, чтобы он в этой жизни творил: не просто прозябал, а творчески жил и действовал. Нам тоже дано, если только мы этого захотим искренним сердцем, если мы только приложим к тому творческое и, порой, крестное усилие, возвращать к жизни людей, которые для этой жизни умерли, людей, которые потеряли надежду и продолжают существовать, но больше не живут, людей, которые потеряли веру в Бога, веру в других людей, веру в себя, и которые живут во мраке и отчаянии. Нам дано возвращать к жизни тех, которые жизнь потеряли, для которых осталось одно мертвое, серое, тусклое существование. Этим мы действуем вместе с Богом: и вернуть человеку веру в себя, веру в человека, веру в Бога, веру в жизнь так же важно, как его вернуть к жизни, подобно тому, как совершил чудо Христос. Аминь.
 

13 октября

НЕДЕЛЯ 17-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

От Луки, глава 6
31 И ка́к хотите, чтобы с вами поступали люди, та́к и вы поступайте с ними.
32 И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят.
33 И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то́ же делают.
34 И если взаймы даёте тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же.
35 Но вы люби́те врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым.
36 Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд.

Архимандрит Савва (Мажуко)
Мы сегодня поговорим об одном Евангельском изречении, которое вошло в историю этической мысли под названием золотое правило нравственности. Собственно, так его назвали умные англичане в XIX веке, а до этого просто цитировали Евангельский отрывок из Евангелия от Матфея или Евангелия от Луки.
Звучит это правило так: якоже хощете да творят вам человецы, и вы творите им такожде – это по-славянски. По-русски совсем понятно и хорошо всем известно – как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. Очень просто – казалось бы, правило, которое все приемлют, понимают – и тем более для христиан это закон: оно изложено в Священном Писании, в Нагорной проповеди. Но нам следует поразмышлять над его подлинным содержанием. Это правило мы встречаем не только в Евангелии – скорее всего, эта максима в нем приобрела законченный, оформленный вид. Она встречается в индуизме, конфуцианстве, у философов – античных и современников апостолов, например, у Сенеки. Тем не менее, мы видим в этом правиле очень глубокий человеческий опыт, в который сложены вся боль, ошибки человека, какой-то опыт биографии – столкновений, любви, дружбы и так далее.
Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. Для нас, для христиан, здесь все, казалось бы, просто: если хочешь, чтобы тебя уважали, уважай другого человека. Если хочешь, чтобы твой друг был преданным тебе в дружбе, ты сам будь ему преданным и не предавай его. Ты не любишь когда тебе лгут? Не ври сам. Тебе не нравится когда у тебя отнимают твое? Не воруй. Ты хочешь, чтобы тебя любили? Научись любить сам. Это элементарные вещи, казалось бы.
Что следует из этой простой мысли? Совершенно очевидный вывод, с которым вы все согласитесь. Если я хочу, чтобы мою свободу уважали, я должен научиться уважать свободу другого человека. Это частный случай золотого правила нравственности: как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. Религиозные люди согласны, что нужно уважать человека, сочувствовать, нужно проявлять какие-то дела милосердия, но самый сложный вариант проявления, осуществления или освоения этого золотого правила нравственности есть уважение к свободе другого человека. Это сделать очень сложно.
О чем я здесь говорю? Ситуация, которая, скорее всего, для всех вас известна: мама хочет счастья своему сыну. И начинает его просто понуждать принять какие-то жизненные решения, самоочевидные для нее. Например, она хочет, чтобы он стал врачом. А ребенок не хочет быть врачом – он всю жизнь мечтал играть на скрипке или хотел стать спортсменом, или просто ему нравились рассказы о летчиках и он мечтает стать летчиком... Мама знает, что счастье ему принесет профессия врача, с кем ему дружить, во что ему одеваться и совершенно не может понять: купила хорошую шапочку – «замечательная шапочка для мальчика!», – а он ее отказывается носить: «Она ужасная, она некрасивая, она мне не подходит!». Мама отвечает: «Ну откуда ты знаешь, что тебе не подходит? Я же знаю лучше». Это случай из семейной жизни, обобщенный портрет.
В подростковом возрасте большинство детей – наверное, 95% – переживают период атеизма: какое-то отрицание мира взрослых, религии взрослых, вообще всякой религии (я бы сказал, что это нормально, сознательный атеизм – это тоже проявления религиозного чувства, несколько наоборот).
Тревожный это момент? Да, действительно, очень тяжело пережить: ты верующий человек, с детства водил в храм своего ребенка, причащал, исповедовал, и тут вдруг он отбился от рук, совершенно в церковь ходить не хочет, слушает рок музыку, перекрасил волосы в черный цвет. Ужасно. Но это все-таки его путь. И если я хочу его как-то наставить, поделиться с ним своим опытом, рассказать об истине, нужно найти правильный язык, правильный подход к человеку, чтобы я, не оскорбляя его свободу, показал ему красоту веры, истины. Иногда, конечно, может быть и нужно проявить какую-то жесткость в чем-то, – но помнить, что это его история.
Это правило касается не только детей наших, с которыми нам приходится сражаться, но и ближних – друзей, сотрудников, тех людей, с которыми мы встречаемся: преподавателей, начальников, подчиненных и так далее. У каждого есть эта свобода, Богом дарованная. И если я хочу, чтобы с моими взглядами считались, я все-таки должен научить себя терпимости по отношению к другому – к его взглядам, к его стилю жизни, стилю одежды, к его философии в конце концов, если таковая имеет место быть.
Терпимость – это не отрицательная величина: «вот терплю себе, терплю, зубы сжав»; следует постараться – особенно если вы христианин – увидеть действие Промысла Божиего в жизни этого человека: если есть у человека свобода, значит это признак образа Божиего в нем, который не сгинет понапрасну.
Наши молитвы, наше аккуратное отношение с нашими ближними, наше к ним благое расположение, доброта элементарная способны сделать то, что совершенно не способны сделать насилие, нетерпимость и просто злость по отношению к другому человеку. Потому что как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними, ибо этом закон и пророки.
 

6 октября

НЕДЕЛЯ 16-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

От Луки, глава 5
1 Однажды, когда народ теснился к Нему, чтобы слышать слово Божие, а Он стоял у озера Геннисаретского,
2 увидел Он две лодки, стоящие на озере; а рыболовы, выйдя из них, вымывали сети.
3 Войдя в одну лодку, которая была Симонова, Он просил его отплыть несколько от берега и, сев, учил народ из лодки.
4 Когда же перестал учить, сказал Симону: отплыви на глубину и закиньте сети свои для лова.
5 Симон сказал Ему в ответ: Наставник! мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но по слову Твоему закину сеть.
6 Сделав это, они поймали великое множество рыбы, и даже сеть у них прорывалась.
7 И дали знак товарищам, находившимся на другой лодке, чтобы пришли помочь им; и пришли, и наполнили обе лодки, так что они начинали тонуть.
8 Увидев это, Симон Петр припал к коленям Иисуса и сказал: выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный.
9 Ибо ужас объял его и всех, бывших с ним, от этого лова рыб, ими пойманных;
10 также и Иакова и Иоанна, сыновей Зеведеевых, бывших товарищами Симону. И сказал Симону Иисус: не бойся; отныне будешь ловить человеков.
11 И, вытащив обе лодки на берег, оставили всё и последовали за Ним.

Протоиерей Александр Борисов
Сегодняшнее евангельское чтение хорошо знакомо большинству из нас и рассказывает о призвании апостолов Петра, его брата Андрея, Иоанна, брата Иакова его, и сопровождалось это чудесным ловом рыбы. После того, как Господь из лодки Петра проповедовал, как бы давая понять Петру и его друзьям в чём Его учение, что Он принёс нового и важного в жизнь каждого человека, Он совершает действие, укрепляющее и воодушевляющее своих будущих учеников. Он предлагает им отплыть на глубину и бросить сети. Пётр говорит: “Наставник, мы трудились всю ночь и ничего не поймали,– и ясно, что если ночью не было улова, то опытным рыбакам ясно, что и днём тем более ничего не удастся поймать, – но по слову Твоему я брошу сеть”. Вот это очень важно, это, можно сказать, центральное место в сегодняшнем отрывке: “но по слову Твоему закину сеть”. И – великое множество рыб.
Конечно, это яркий образ того, что если мы трудимся только сами, то понятно, что плоды наши могут быть очень скудными. Понятно, что мы можем идти по нашей жизни безрадостно, в унынии, ничего что-то не получается, приходим на исповедь, каемся всё в одном и том же, как-то не сдвигаемся с места. Читаем молитвы, произнося только слова, а сердце далеко, ум где-то блуждает в другом месте. И как нам прорваться к тому, чтобы действительно было общение, встреча, чтобы молитва была не тяжким долгом, а была в радость? Понятно, невозможное человеку возможно Богу.
И важно, чтобы эта жизнь наша всё время была в этом живом контакте с Господом Иисусом. А это происходит, прежде всего, если мы не “когда-то там читали Евангелие”, но действительно перечитываем, хотя бы по главочке ежедневно. И не просто текст и сюжет, которые, конечно, хорошо знакомы, а как бы вникая, так сказать, входя в эту ситуацию, представляя живо себе, соприкасаясь с этими великими днями жизни мира, когда Господь Иисус жил среди людей.
Ещё важно, конечно, чтобы слова молитвы шли не механически, а каждое слово сопровождалось каким-то внутренним представлением, о чём мы произносим, как бы внутренним вниманием. Когда мы произносим слова псалма, скажем, “сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей”, не требуется много времени для того, чтобы читая это, одновременно понять, что сердце наше загрязнено тем-то и тем-то, как мы нуждаемся. “И Духа Твоего Святого не отыми от мене”. Тоже важно вникнуть в эти слова, что это не просто вот произносим, а что нам важна эта как бы сила Божия, энергия Божия, чтобы была и в нашем сердце тоже. И вот когда мы будем стараться максимально прочитывать эти молитвы утреннего, вечернего правила, вот с такой интенцией, то мы увидим, как намного больше будет давать нам это время, эти слова, для нашего сердца, для нашей жизни.
Поэтому не будем страшиться того, что иногда нам кажется жизнь, даже наша церковная, однообразной и унылой. По слову Господа будем забрасывать наши сети, будем совершать то, что необходимо нам в этой жизни, знакомиться с опытом других христиан из книг замечательных, написанных ими. Не ждать, когда у нас появится время, там, закончу ремонт, перееду с дачи, вот тогда-то я и возьмусь. Это может время долго не наступать. Хотя бы 10-15 минут в день, в метро или где, по эскалатору едем, несколько прочитанных слов, абзацев, уже нам даст какую-то духовную пищу, побуждают наш разум, сердце ближе подходить к Господу. Не случайно апостол молится о своих адресатах: “молюсь о вас, чтобы вы возрастали в познании Господа Иисуса Христа”. Познание, узнавание, вхождение в Его мир. Давайте об этом с вами помнить, и пусть этот чудесный улов рыбы дарует нам надежду и уверенность в том, что слово Божие не останется даром и для каждого из нас.
 

29 сентября

НЕДЕЛЯ 15-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

по Воздвижении

От Марка, глава 8,9
34 И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною.
35 Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее.
36 Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?
37 Или какой выкуп даст человек за душу свою?
38 Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами.
ГЛАВА 9.
1 И сказал им: истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе.

От Матфея, глава 22
35 И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря:
36 Учитель! какая наибольшая заповедь в законе?
37 Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим:
38 сия есть первая и наибольшая заповедь;
39 вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя;
40 на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки.
41 Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их:
42 что́ вы думаете о Христе? чей Он сын? Говорят Ему: Давидов.
43 Говорит им: ка́к же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит:
44 сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих?
45 Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын ему?
46 И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его.

Протоиерей Алексей Уминский
Сегодня, в  неделю после Воздвижения Честного и Животворящего Креста,  звучит Евангелие от Марка, где Господь каждому из нас говорит такие слова: «кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее». (Мк, 8:34-35)
А следующее евангельское чтение говорит нам о самой главной заповеди, которую все мы, христиане, очень хорошо знаем. Мы часто ее слышим, встречаемся с ней в Евангелии, но знаем мы, скорее, не ее, а – о ней. Знаем, что самая главная заповедь – это возлюбить Господа Бога своего всем сердцем и всею душою своею, всею крепостью, всем помышлением своим, а своего ближнего – как самого себя. (см. Мф, 22:37-39).
Мы привыкли относиться к слову «заповедь», как к некоему приказу, в некоторых языках мира оно так и переводится.  Но разве можно приказать кого-то любить? Разве можно любить по приказу? Разве можно принудить к любви, заставить любить, сделать любовь чьей-то обязанностью? Даже заповедь о любви невозможно воспринимать как обязанность: невозможно вот так  просто попробовать и полюбить Бога... вот так напрячь все свои силы, все свое сознание… Нет, невозможно!
Как же тогда полюбить?
Некоторые думают, что для того, чтобы полюбить Бога, надо что-то специально делать: например, вычитывать много молитв, или  совершать какие-то особые посты, или спать на земле, скудно питаться, - то есть вести очень жесткий аскетический образ жизни. Многие пробовали так поступать… и ничего не получалось, потому что никакой методикой, никакой практикой любви в себе не пробудить. Не родится в душе  любовь ни от каких внешних действий.
А вот Евангелие говорит: «Если ты хочешь за Мной идти…». А это очень важный вопрос: «Хочешь за Мной идти? Хочешь быть со Мной? Хочешь Меня любить?»  Вот если  хочешь – отвергнись себя… Вот, оказывается, в чем дело! Вот, оказывается, что мешает,  что является преградой для этой любви!
Отвергнуться себя… это очень страшные слова.  Очень неприятно их слышать. А  Евангелие продолжает очень жестко: отвергнись себя,  возьми крест свой, душу свою погуби…  Как-то не по себе становится от этих слов.
Но, с другой стороны,  если человек кого-то любит по-настоящему, разве он думает о себе? Разве он помнит себя, если  полюбил  всем сердцем, всею мыслию и  всею душою? Ведь случалось такое с нами!  Разве можно помнить о себе, подсчитывать свою выгоду, решать какие-то свои проблемы, мыслью своею находиться где-то совершенно в другом месте, когда ты рядом с тем, кого  полюбил? Очевидно же, что нет.  Настоящая любовь – она вот такая. Когда ты кого-то полюбил, ты о себе уже забыл. Это, собственно говоря, и есть – отвергнуться себя, когда ты способен о себе забыть, о себе не помнить, от себя  отвернуться ради любимого.
Христос об этом и говорит: «Если ты этого хочешь, то  иди за Мной, взяв свой крест». А крест – не только в том негативном значении, которое  мы обычно  вкладываем в это слово. Мы с крестом связываем наши неудачи, мы с крестом связываем наши потери, мы с крестом связываем все мрачные и тяжелые жизненные обстоятельства, которые наваливаются на наши плечи. А ведь это  неправда! Ведь крест – это Евангелие! Вот открытый словесно для нас Крест – это Слово Божье, радостное, великое, оживляющее Слово Жизни!  Крестом приходит радость всему миру, потому что это слово о Самом Господе нашем Иисусе Христе
Поэтому когда Господь призывает взять крест свой, Он говорит: «Откройте для себя Евангелие по-настоящему и постарайтесь с ним жить!» Вот  что значит возлюбить Господа Бога своего всем сердцем, всею мыслию, всем помышлением. Ну, а если ты это попробовал сделать, если у тебя это немножечко, хоть раз,  получилось, то ты, конечно же, сможешь и ближнего своего полюбить, как самого себя.

 

22 сентября

НЕДЕЛЯ 14-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

перед Воздвижением

От Иоанна, глава 3
13 Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах.
14 И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому,
15 дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.
16 Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.
17 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.

Протоиерей Бориса Старка
Подобно величайшим праздникам Рождества Христова и Богоявления, и праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня имеет не только предпразднство и попразднство, но и особые подготовительные дни: субботы и воскресенья (Недели) перед и после Воздвижения.
Сегодня, в Неделю перед Воздвижением, Святая Церковь предлагает нам особые чтения Апостола и Евангелия, подготовляющие нас к великому празднику. Как мы слышали, апостол Павел, обращаясь к галатам, говорит: А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира (Гал. 6:14). Что же такое этот Крест Господень, которым одним желает хвалиться такой мудрейший и благочестивый муж, как апостол Павел? В те времена крест был орудием не только самой мучительной, но и самой позорной казни, как в наше время виселица.
В Ветхом Завете было даже написано: Проклят пред Богом всякий повешенный на дереве (Втор. 21:23). А вот теперь апостол Павел пишет, что хочет хвалиться этим деревом как чем-то несравненно большим всякой другой ценности... Если в свое время ветхий Адам, прельстившись деревом, потерял рай и оказался лишенным вечного блаженства, то ныне новый Адам — Христос — деревом же искупает грех не только нашего праотца, но и всего человечества.
Этим новым деревом, Древом крестным, Он отверзает закрытые райские врата. Так из орудия казни крест делается орудием спасения всего мира.
В одной церкви я видел старинную икону, на которой было изображено Крестное Древо с висящим на нем Спасителем. Во все стороны от дерева тянулись ветви со свежими зелеными листьями. Крест как бы превратился в цветущее дерево, обвитое прекрасной листвой. Аллегория иконы вполне 2 понятна. Эта цветущая зелень, это прекрасное дерево — Святая Церковь, выросшая из Креста Господня и дающая несметные плоды и свежие побеги, напоенная Божественною кровью Иисусовой. А каждый из нас — маленький листик на этом Божественном церковном дереве. Пока лист находится на ветвях дерева, он свеж и жив, но если он оторвется от дерева и ветер понесет его по воздуху, потом он упадет и завянет, так как не сможет жить, оторвавшись от своего корня. Так и душа христианина: пока крепко держится за корешок и не теряет связи с деревом, живет, но вот по какой-либо причине наша душа отрывается от ветки — Святой Церкви — и летит, влекомая различными ветрами, и потом, падая, умирает.
Как не погибнуть, как сделать, чтобы душа не завяла? Есть пословица, что утопающий хватается за соломинку... Нам не надо искать соломинки. Пусть носимся мы по морю житейскому и подвержены всяким соблазнам, греховным побуждениям, но перед нами, как спасительный якорь, — Крест Господень, и, пока мы держимся за него, уповаем на него, нам ничего не грозит.
Недаром в сегодняшнем евангельском чтении Христос напоминает историю из Ветхого Завета о медном змие: Как Моисей вознес змею в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3:14-15). Моисей с еврейским народом блуждал по пустыне в поисках земли обетованной и однажды попал в ущелье, которое кишело змеями. Они стали нападать на людей и смертельно жалить их. Тогда Моисей по указанию Божию поставил высокий столб, на котором было прикреплено изображение змеи из меди, и сказал, что всякий, кто посмотрит на этого змия, будет неуязвимым для змей (см.: Чис. 21:6-9). Так и Христос будет вознесен на Древе крестном, и всякий, смотрящий на Него и на Его Крест с упованием и верою, будет спасен. И Христос прибавил: Ибо так возлюбил Бог мир (то есть всех нас, грешных и немощных. - Б. С), что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, по чтобы мир спасен был чрез Него (Ин. 3:16-17).
Вот видите, дорогие братья и сестры, как светел удел христианина. Своей Кровью Христос искупает наши грехи, Своим Крестом Он ограждает нас от всякого зла. Он не хочет судить нас по грехам нашим, хотя мы этого и заслуживаем, но Он хочет нас спасти... Для этого будем держаться за Его Пречестный Крест, будем держать Крест всегда перед собой, держать его в своей памяти, и мы достигнем райских обителей, будем сопричастны к райскому блаженству.
Вот какое значение имеет для нас, для всего человечества Святой и Животворящий Крест Господень. Взирайте на него — и спасетесь, уповайте на него — и избавитесь от волн житейского моря, стремящихся погубить нас. Укрепляйтесь Святым Животворящим Крестом, и, как сказал нам сегодня апостол Павел в своем послании, благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим (Гал. 6:18). Аминь!
От Матфея, глава 22
1 Иисус, продолжая говорить им притчами, сказал:
2 Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего
3 и послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели прийти.
4 Опять послал других рабов, сказав: скажите званым: вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и всё готово; приходите на брачный пир.
5 Но они, пренебрегши то, пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою;
6 прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их.
7 Услышав о сем, царь разгневался, и, послав войска́ свои, истребил убийц оных и сжег город их.
8 Тогда говорит он рабам своим: брачный пир готов, а званые не были достойны;
9 итак пойдите на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир.
10 И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими.
11 Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду,
12 и говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал.
13 Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов;
14  ибо много званых, а мало избранных.

Митрополит Иларион (Алфеев)
О званных на брачный пир
Мы только что слышали притчу Господню о званных на брачный пир (Мф. 22:1–14), притчу о том, как Бог призывает людей на Свою вечерю, но люди по тем или иным причинам отказываются откликнуться на зов Божий.
Как и другие притчи Иисуса, она имеет несколько смысловых уровней. Прежде всего она относится к еврейскому народу, которому Бог из века в век посылал пророков и который их отвергал, а затем отверг и Возлюбленного Сына Божия, пришедшего, чтобы этот народ спасти. Но в более широком плане эта притча говорит и о многих других народах. Бог призывал не только еврейский народ, в разные эпохи Он призывал и другие народы, которые хотел сделать народами–богоносцами, но они либо вообще не откликались на зов Божий, либо оказывались недостойны этого зова. Но народ — не абстрактное понятие, народ — это все мы, каждый из нас. И все, что происходит с народом, отражается на каждом из нас, и наоборот, все, что происходит с нами, отражается на народе в целом. Отсюда — еще один смысл притчи: она адресована каждому конкретному человеку, каждому из нас.
Очень часто мы не способны ответить на зов Божий. Наступает воскресный день, а мы по лени и нерадению, по холодности или черствости сердца не хотим прийти в храм, откладываем посещение храма до следующего воскресенья. Мы отвергаем зов Божий, когда, придя на Божественную Литургию, не причащаемся Святых Тайн также по лености и нерадению или потому, что не подготовились к Причастию, не вычитали положенное правило. Но подготовка к принятию Святых Христовых Тайн — это не просто вычитывание молитв. Готовиться к участию в Трапезе Г осподней нужно всей жизнью. Апостол Павел говорит: «В вас должны быть те же чувствования, что и во Христе Иисусе» (Флп. 2:5). И именно в том, чтобы в каждом из нас были эти чувствования, и заключается подготовка к принятию Святых Христовых Тайн. Именно это и есть та «брачная одежда», о которой говорится в притче. Господь призывает каждого из нас, но мы должны не просто откликнуться на этот зов и приходить на брачную вечерю в чем попало и как попало. Мы должны всей своей жизнью, исполнением заповедей Христовых, добрыми делами, молитвой и покаянием готовиться к Причастию.
Мы не имеем право приступать к принятию Святых Христовых Тайн, если в нас нет тех чувствований, что во Христе Иисусе. Именно Христос — тот образец, которому мы должны следовать. Мы не имеем права приступить к Святым Христовым Тайнам, если носим в себе обиду на кого‑то или если сами кого‑то обидели. Господь говорит: «. если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что‑нибудь против тебя… пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мф. 5:23–24). Всякий раз, когда приближается воскресный день, мы должны спросить себя: приступаем ли мы к Богу в мире со своей совестью, с ближними, готовы ли мы к принятию Святых Христовых Тайн или нет, носим ли мы в себе те чувствования, которые были в Иисусе Христе, т. е. в какой мере наша жизнь является подражанием жизни Христа, Бога Воплотившегося? Если мы принимаем Святые Христовы Тайны, не примирившись с Богом, с собой и с ближними, то с нами может произойти то, что произошло с человеком, пришедшим на вечерю не в брачной одежде. Царь, увидев этого человека, сказал своим слугам: «Связавши ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 22:13).
От того, как мы причащаемся, с чем приходим к Богу, зависит наша судьба в вечности — будем ли мы выброшены «во тьму внешнюю», где будет «плач и скрежет зубов», или удостоимся обетованного Царства Небесного. Наша судьба решается когда мы, услышав зов Божий, откликаемся на него или нет, заботимся о «брачной одежде» или нет. А зов этот звучит непрестанно. Каждую минуту, каждый час и каждый день жизни мы слышим призыв Божий, и в каждый конкретный момент совершаем выбор между добром и злом, между Богом и диаволом, между светом и тьмой, выбор, от которого зависит наше будущее.
 

15 сентября

НЕДЕЛЯ 13-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

От Матфея, глава 21
33 Выслушайте другую притчу: был некоторый хозяин дома, который насадил виноградник, обнес его оградою, выкопал в нем точило, построил башню и, отдав его виноградарям, отлучился.
34 Когда же приблизилось время плодов, он послал своих слуг к виноградарям взять свои плоды;
35 виноградари, схватив слуг его, иного прибили, иного убили, а иного побили камнями.
36 Опять послал он других слуг, больше прежнего; и с ними поступили так же.
37 Наконец, послал он к ним своего сына, говоря: постыдятся сына моего.
38 Но виноградари, увидев сына, сказали друг другу: это наследник; пойдем, убьем его и завладеем наследством его.
39 И, схватив его, вывели вон из виноградника и убили.
40 Итак, когда придет хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями?
41 Говорят Ему: злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои.
42 Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Это от Господа, и есть дивно в очах наших?

Протоиерей Павел Великанов
Притчей о злых виноградарях Спаситель отвечает на вопрос, который несколько ранее задали ему фарисеи: какой властью Ты поступаешь? кто дал Тебе право так Себя вести? Смысл притчи был вполне прозрачен для слушателей: неспроста после этой притчи ярость старейшин едва удержалась от скорой расправы над Иисусом только из-за страха перед множеством собравшегося народа. В злых виноградарях фарисеи узнали себя – именно им, еврейской духовной знати, было поручено Самим Богом заниматься воспитанием народа, возделыванием виноградника Божия – а вместо этого они превратили это Божье дело в частную лавочку для удовлетворения собственных амбиций и кошелька. Эта притча была рассказана при большом стечении народа: Иисус нарисовал яркую картину того, что произойдёт в течение ближайших дней – Его, Возлюбленного Сына Хозяина Виноградника – Бога – выведут из города, и мучительно убьют – в надежде, что теперь никто не будет мешать виноградарям – еврейской знати – жить так, как им хочется. Но и Бог не оставит этого преступления без наказания: Иерусалим будет уничтожен, а виноградник – наследство Божие – перейдет в руки тех, кто будет делом доказывать свою верность Богу.
В чем же заключалась роковая ошибка иудейской религиозной аристократии? Как так могло случиться, что столь долго и страстно ожидая Мессию, они Его не просто проглядели, но и сами же убили! Ответ дан Самим Христом: обращаясь к фарисеям, Спаситель сказал: вы подменили заповедь Божию преданием человеческим! Религия как живая связь между человеком и Богом превратилась в религиозную идеологию, в которой Бог – не цель, а всего лишь инструмент, средство для достижения земных целей. И кажущееся облагораживание этого инструмента идеологии  религиозными атрибутами лишь только делает его ещё опаснее, ещё коварнее, еще страшнее.
Но было бы наивным думать, что мы совершенно свободны от подобного искушения. Как важно научиться быть христианином – а не только декларировать себя таковым! Не только соблюдать пост в отказе от скоромной пищи и развлечений – но и не перегрызать друг другу горло своими спорами и бесконечными претензиями друг ко другу! Не только нарочито креститься перед образами – но и на деле иметь великое уважение перед образом Божиим, запечатлённом в каждом человеке! Не только высокопарно рассуждать о Третьем Риме и всеобщей апостасии – но и собственных детей воспитывать в трудолюбии, вере и благочестии!
И главное, каждый свой шаг сопоставлять с тем, о чем учил наш Бог и Спаситель – Иисус Христос, победитель смерти и ада, наш главный камертон настоящего человеческого достоинства!
 

8 сентября

НЕДЕЛЯ 12-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

От Матфея, глава 19
16 И вот, некто, подойдя, сказал Ему: Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?
17 Он же сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди.
18 Говорит Ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй;
19 почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя.
20 Юноша говорит Ему: всё это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне?
21 Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною.
22 Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение.
23 Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное;
24 и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие.
25 Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись?
26 А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же всё возможно.

Архимандрит Савва (Мажуко)
Угроза святости
Три евангелиста – и у каждого свой неповторимый голос. Лука обстоятелен, его заботит точность факта, тщательность изложения и правдивость фраз.
Матфей внимателен к людям, окружавшим Христа, ведь это были евреи, его соплеменники, он их понимал, чувствовал атмосферу городов и селений, прозревал мотивы поступков и вопрошаний.
Марк – краток и стремителен, для него важно не просто передать учение Спасителя или дать портреты его собеседников, но уловить то, что было между ними, как случилась встреча, как загорелись глаза, как стучало сердце.
Вот благовестники взялись описывать беседу Господа с богатым юношей, и только Матфей точно указывает на возраст собеседника Иисуса, дважды именуя его юношей (Мф. 19: 20, 22), для Луки и Марка это или «некто из начальствующих» (Лк 18:18) или совсем скромно и безымянно – «некто» (Мк 10:17).
Матфей говорит, что юноша подошёл, и мы видим степенно ступающего богатого молодого человека, хорошо одетого, прилично воспитанного. Для Луки не важны мелкие детали – если общались, то как-то уж встретились – кто подошёл первым, как сошлись, где столкнулись – значительна лишь беседа.
А вот описание Марка обдаёт ветром – будто беседа началась в вихре, будто давно уже бежали друг к другу: Христос выходит в путь, некто подбегает, падает Ему прямо в ноги, бросается на колени – в пыль, в дорожную колею, и – вопрос – неожиданный и дерзновенный: «Учитель благий! Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» (Мк. 10:17).
Много ли вы знаете юношей, озадаченных таким вопросом? Молодость пресыщена мечтой, избалована возможностями – куда ей пристроить этот стариковский вопрос, зачем ей вечная жизнь, когда земная еще не прожита и так прекрасна и приветлива?
Если ты здоров и полон сил, зачем тебе думать о загробном будущем, дела-то сколько здесь, радостей, счастья, открытий? А этот думал, и, видно, крепко думал, если искал Учителя и, найдя, в почтении пал на колени, благоговея перед мудростью, доказанной не только словом, но и делом.
Но Христос не говорит ему ничего нового: просто соблюдай заповеди – не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и матерь твою. И к этому у Матфея добавлено: люби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 19:19), а Марк передал одну из самых редких заповедей – не обижай (Мк. 10:19).
Убийц и сегодня немного, прелюбодеев – достаточно, тем более что слово это вбирает в себя все проявления нечистоты, и это грех – юношеский по преимуществу, грех молодости, игривой крови. Воруют все, или почти все, особенно в детстве, лжесвидетельствуем, клевещем, оскорбляем родителей – это случается и нередко, а вот в «редкой» заповеди «не обижать» сознается каждый, вспомнив что-то, пряча глаза.
И здесь юноша нас тоже сразил – не повинен! «Всё это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне?» (Мф 19:20). Разве так бывает, чтобы юноша и к тому же – святой? Юность и святость – вещи несовместные. В этом нас убеждает жизненный опыт. Молодость – время «буйства глаз и половодья чувств», не многие способны себя сохранить и обуздать.
Может, сказал молодой человек неправду, представил себя в лучшем свете? Христос не терпел лжи. Он ни в чём не обличил юношу. Наоборот, как пишет порывистый Марк, «взглянув на него, полюбил его» (Мк. 10:21). Значит, на самом деле, перед Господом стоял на коленях чистый и честный юноша, которому – не в чем было каяться!
И будто видишь иконное изображение: перед Богом, как на Страшном суде, стоит молодой человек, не преступивший ни одной заповеди, но сердце не радуется нерастраченной праведности, оно ищет большего, а чего – понять не может. Ведь праведность должна успокаивать, разве не так? А он – волнуется, ищет, томится чем-то. И Бог, только Он и знает, чего же ищет душа, отчего тревожно сердце.
«Одного тебе недостаёт, – отвечает юноше Бог, глядя на него любящим взором, – пойди, всё, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест» (Мк. 10:21).
И юноша – праведный, приличный, богатый – смутился, опечалился и – отошёл. Не стал он апостолом Христовым, учеником Бога не сделался. Ничем закончилась такая красивая и яркая встреча. И нам грустно, как грустно всякий раз, когда хороший человек никак не может распознать Бога в Том, Кто говорит с ним через Писание и Церковь. Никак не встретятся.
Мытари и грешники бросают всё и идут за Богом. Блудницы и бесноватые за честь почитают служить Ему, только в Нём видя всю жизнь свою и любовь и смысл. Безглазые слепцы безошибочно опознают голос Создателя вселенной, малые дети и звери пустыни слушаются Его, рыбы глотают монеты, бросаются в сети по Его просьбе, деревья засыхают из послушания, мертвецы, не знающие покоя, выходят из гробов, чтобы говорить о Нём. А праведники отходят в печали. Вдруг оказалось, что им с Богом не по пути.
Господь утешал скорбящих, исцелял израненные души, а вот праведный юноша ушёл в смущении, утешения не получил, отошёл в печали. Обидно. Ведь, кому же ещё идти за Христом, как не праведным юношам?
Вся его жизнь, тщательное исполнение заповедей, послушание родителям как будто специально готовили его к этому часу – следованию за Христом. И не пошёл. Упустил момент. А вместо него за Господом пошли совсем другие, публика малопочтенная – осиротевшие блудницы, кающиеся мытари, нищие рыбаки, пропахшие морем.
Когда Матфей-мытарь – богатый и независимый, но справедливо ненавидимый за свою предательскую работу, услышал от Спасителя краткое «иди за Мной», – встал и пошёл, бросив на дорогу все свои деньги без разговоров и богословский прений о заповедях, без обетования Царства и уточнения условий. Просто – встал и пошёл за Христом, взяв свой крест скорбей апостольских, даже деньги не стал пристраивать, раздавать, делить. Без слов. Без вопросов. А юноша удалился в печали. Вернулся к своему богатству. И к своей пресной праведности.
А ведь это история о трусости, о страхе, который не даёт сделать и шага. Мы пропитаны страхами, нас съедают опасения. Мы боимся. Некоторые люди даже в Бога не верят, потому что боятся Его и всю свою силу убеждения бросают в бой, чтобы уверить себя, что нет Его, а, значит, и бояться некого.
А что же – легко расстаться с богатством? Если ты богат, у тебя есть имя, власть, влияние, тебя слушают, с тобой считаются, тебе прощают, ты можешь себе позволить любой каприз, даже стать праведным. И как от этого отказаться? Тот, кто никогда не пробовал богатства, легче переносит нищету и унижение, ему проще отвергнуться себя, ведь и отрекаться-то особенно не от чего.
Но мы боимся не столько утраты, сколько приобретения. В нас живёт страх добра, лютый и неукротимый, нас угнетает угроза святости. Бывает, что и раскаявшийся грешник возвращается к греху не потому, что тянет и обольщает, – нет, уже и забылось всё, отцвело, опало, но – страшно быть святым, праведность пугает, собственная непривычная доброта.
Порок – обратная сторона страха. Лень, уныние, депрессия живут за счёт боязни. Мы ленимся или унываем, потому что боимся дела, к которому готовы, которое можем понести, но – страшно, боязно, пугает риск. Равнодушие, одиночество и тоска растут на корне страха. Пройти мимо, не заметить чужую боль – не от жестокого сердца, а от страха не суметь быть добрым, от испуга перед собственной добротой и сердечностью.
Утонуть в глухом одиночестве – не от засилья подлецов или собственной чёрствости, а от боязни стать другом, полюбить или – ещё страшнее – быть любимым, из опасения «оцарапаться», пораниться, без чего нельзя обойтись живому. Отдаться тоске и обессиливающему отчаянию, потому что страшно делать, даже попытаться приступить к делу, служению, миссии, к которым зовёт душа, но голос страха громче и убедительнее.
Преподобный Антоний Великий в своих «Наставлениях» (1:7) говорит об этом сложном чувстве угрозы святости: «Не устрашайтесь, слыша о добродетели, и не чудитесь о имени сем. Ибо не далеко от нас, и не вне нас, а в нас самих есть дело сие; и оно удобно, если только захотим».
Не об этом ли речь и у преподобного Серафима? Его спросили как-то, почему нынче нет тех подвижников, что были в древности? «Нет решимости», – отвечал старец. Комфорт нас избаловал, изнежил, расслабил. Жизнь наша предсказуема и удобна – спим в тепле, умываемся горячей водой, кушаем по расписанию и круглый год – фрукты. Но вокруг нас снуют поджигатели – именно так переводится имя старца Серафима – «поджигатель».
Встретишь такого – сердце тебе воспламенит тоской по Боге, по святости и чистоте и – прощай уют и мирные радости. Господь воспламенял сердца людские и словом, и взглядом. Хочется обезопасить себя от такого Бога – слишком опасен, слишком свят, «ищет не нашего, а нас». И все святые старцы – серафимы-поджигатели – утешат, очаруют, в душу заглянут и – пропал человек для общества и мирного строительства.
Но ведь таковые за Господом шли по пыльным дорогам Палестины, такие горячие сердцем и несытой любовью к Богу проповедовали в столицах, с улыбкой шли на казнь, выходили бороться со львами. Неуютные, неугомонные, с горящими глазами и пылким сердцем – приличные люди боятся таких, и миланские дамы прятали своих непорочных дочерей не только от развратных юношей, но и от проповедей святого Амвросия. Знали наверняка – были случаи – услышит, сердцем взволнуется – в монастырь уйдёт.
Люди святые не были порядочными людьми, никто бы не назвал их и приличными. Беспокойный народ, тревожный, непредсказуемый. Просто не были они трусами. Страха не было в них, потому что «совершенная любовь изгоняет страх» (1Ин. 4:18).
 

1 сентября

НЕДЕЛЯ 11-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

От Матфея, глава 18
23 Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими;
24 когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов;
25 а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и всё, что он имел, и заплатить;
26 тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и всё тебе заплачу.
27 Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему.
28 Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что́ должен.
29 Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и всё отдам тебе.
30 Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга.
31 Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему всё бывшее.
32 Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня;
33 не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, ка́к и я помиловал тебя?
34 И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга.
35 Та́к и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его.

Священник Феодор Людоговский
Долги наши, или двойная мораль христиан
Господь, обращаясь с проповедью к своим слушателям, часто говорил иносказательно — притчами.
Прямое нравоучение может раздражать, а иносказание заставляет слушателя задуматься, поразмыслить самому. И те выводы, к которым он приходит по размышлении, — это уже его собственное умозаключение, это веление его собственной совести.
Притчи, сказанные Спасителем, очень разные. Одни понятны без пространных толкований, другие загадочны. Одни притчи Спаситель сам истолковывает для апостолов, а для других мы не найдём объяснений в Евангелии. Но сегодняшняя притча настолько ясна и прозрачна, что нам остаётся лишь учиться на чужих ошибках — не делать так, как поступил неразумный и жестокий раб (хотя бы просто из страха перед наказанием — если уж нет в нас любви).
Но мне хотелось бы обратить сегодня внимание как раз не на иносказание, а на самый буквальный смысл этой притчи, этого рассказа. Заменим реалии двухтысячелетней давности на знакомые нам понятия и лица — и получим вот что.
Я взял кредит на покупку квартиры (машины и т. п.). Долг (с процентами!) надо отдавать — иначе банк наложит арест на моё имущество. Но свободных денег у меня мало, делать ежемесячные выплаты становится всё труднее. И тут я вспоминаю: да я же давал в долг своему приятелю, он жене хотел велосипед купить, — сейчас я с него стребую всё по полной программе! Пусть ещё радуется, что проценты платить не придётся! Набираю номер, без лишних предисловий напоминаю о долге. Приятель мнётся, просит отсрочить, готов отдать завтра, но не всё, а часть... Разговор идёт уже на повышенных тонах, слышны угрозы, оскорбления. Нет, бить своего бывшего приятеля я не буду — мы же цивилизованные люди. Лучше я подам на него в суд. Опять же и расписочка имеется...
Знакомая ситуация? Не все, конечно, покупают квартиры и машины. Кто-то, возможно, одолжил соседу стакан гречки — и обнаружил на следующий день, что нечем встретить родственников, приехавших в гости. Но мы же понимаем, что дело — не в размерах.
Однако — как же поступить? Ясно, что и в притче, и в нашей истории на новый лад сумма, которую должен я, и сумма, которую должны мне, — несопоставимы, они отличаются в десятки и сотни раз. Ну а если таких должников у меня много? Почему я должен всем прощать? Чем они лучше меня? Почему мне долг не прощают, а я обязан ждать и упрашивать? Почему, почему, почему...
За ответом не надо ходить далеко. Потому. Потому что я — христианин. Потому что я — ученик Христа. Потому что Христос не говорил: «Отче, зачем Мне умирать за этих непутёвых людей? Они сами вляпались во все эти грехи! Почему Я обязан...?»
У христианина должна быть своего рода двойная мораль. Мне хамят — а я буду ласков и приветлив. Меня не любят — а я буду любить. На берегу реки рядом с моей дачей так называемые туристы оставили после своего «отдыха» битые бутылки и гору грязного пластика — а я всё это уберу и вывезу на помойку, потому что это моя река, моя земля, моя страна. Потому что я христианин. У меня требуют назад долг — я верну в срок (а лучше — досрочно), если только есть к этому малейшая возможность. Я одолжил кому-то деньги — лучше забуду об этих деньгах, а если их вдруг вернут, будет приятный сюрприз.
И всё же, и всё же... Если вдруг именно такая ситуация: я должен — и мне должны?
Прежде всего надо разобраться, почему я вдруг залез в долги. Может, перед этим я потратил деньги на что-то ненужное? Или я регулярно распыляю то, что посылает мне Господь? Может быть, то, на что я замахнулся, тешит моё тщеславие, но реальной нужды в этой вещи у меня нет? Во многих случаях всё это очень похоже на правду.
А тот, кто брал у меня деньги, — ведь он, я знаю, едва сводит концы с концами. И даже если он захотел купить что-то дорогое — ведь это так понятно: порадовать себя или (скорее всего) своих близких подарком, пусть даже это и неразумно, и непрактично.
Пожалуй, я потерплю. Где-то можно поджаться, с чем-то можно подождать. Авось, и Господь будет ко мне милостив — выдадут наконец тринадцатую зарплату, как раньше. Глядишь, и у приятеля моего появятся какие-то деньги. В конце концов, мне-то есть у кого занять на крайний случай. А у него — один только я и есть...
У первохристианских общин было всё общее (Деян 2:44; 4:32). Для нас сейчас это, наверное, невозможно. Но давайте хотя бы будем помогать друг другу. Пусть не дарить — но хотя бы давать в долг. И по возможности не требовать назад. Может быть, просить, — но не требовать... Тогда и Господь не стребует с нас наших долгов.
А как сделать, чтобы Господь и вовсе не вспоминал о них? Мы знаем ответ на этот вопрос.

 

25 августа

НЕДЕЛЯ 10-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

От Матфея, глава 17
14 Когда они пришли к народу, то подошел к Нему человек и, преклоняя пред Ним колени,
15 сказал: Господи! помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду,
16 я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его.
17 Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне сюда.
18 И запретил ему Иисус, и бес вышел из него; и отрок исцелился в тот час.
19 Тогда ученики, приступив к Иисусу наедине, сказали: почему мы не могли изгнать его?
20 Иисус же сказал им: по неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: "перейди отсюда туда", и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас;
21 сей же род изгоняется только молитвою и постом.
22 Во время пребывания их в Галилее, Иисус сказал им: Сын Человеческий п
Протоиерей Павел Великанов
Евангелие, которое мы только что слышали, изображает перед нами непростую, я бы даже сказал драматическую ситуацию, которая произошла между учениками, отцом бесноватого отрока и Христом.
Ученики действительно имели дар, полученный ими от Христа Спасителя, исцелять различные немощи и изгонять демонов. Но в этой ситуации почему-то они не справились. После того, как Спаситель изгоняет беса из несчастного юноши, ученики обращаются к Нему с недоумением: почему они не смогли этого сделать? Иисус отвечает им, что они не смогли этого сделать по неверию, ибо если бы у них была вера хотя бы с горчичное зерно, и они сказали этой горе: “перейди отсюда – туда”, то так и бы и произошло.
Странное дело: каждый из нас думает, что он вполне верующий человек, но в то же время едва ли найдется кто-то, кто попытается проводить в жизни подобные эксперименты.
О какой вере идет речь в сегодняшнем евангельском чтении? Вера есть не признание чего-то невиданного, неизвестного или фантастического за объективную реальность. Вера есть готовность следовать за Богом туда, куда бы Он ни позвал. И самый яркий пример такой веры – это вера праотца Авраама, та самая вера, которая стала парадигмой, примером для всех поколений верующих. Мы помним, какое послушание оказал Авраам Богу, Который дал ему единственного сына в старости и которого повелел принести Ему же в жертву. Мы не знаем, что происходило в душе Авраама, когда он шел на гору, чтобы принести в жертву Исаака. Но мы знаем точно только одно – его вера была такой силы, что именно эта вера стала причиной благословения Богом всего еврейского народа.
Вполне закономерен вопрос: а как же воспитать в себе такую веру? И ответ мы слышим в сегодняшнем чтении: самые главные враги нашей веры – это демоны. И эти демоны изгоняются молитвой и постом.
Помоги же нам, Господи, помнить об этом, когда к нам подходят помыслы неверия, и отгонять их, как и демонов, крепкой молитвой и строгим постом.
 

18 августа

НЕДЕЛЯ 9-Я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ

От Матфея, глава 14
22 И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ.
23 И, отпустив народ, Он взошел на гору помолиться наедине; и вечером оставался там один.
24 А лодка была уже на средине моря, и ее било волнами, потому что ветер был противный.
25 В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю.
26 И ученики, увидев Его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали.
27 Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь; это Я, не бойтесь.
28 Петр сказал Ему в ответ: Господи! если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде.
29 Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу,
30 но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня.
31 Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился?
32 И, когда вошли они в лодку, ветер утих.
33 Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий.
34 И, переправившись, прибыли в землю Геннисаретскую.
Протоиерей Алексей Уминский
В сегодняшнем Евангелии рассказывается о том, как Господь оставил своих учеников одних плыть по Галилейскому морю, а Сам остался на берегу, чтобы помолиться. Ветер дул противный, бушевали волны, лодка, в которой плыли Апостолы, терпела бедствие. В четвертом часу утра Господь пошел к ним по водам. Для Апостолов пришествие Христово в момент их бедствия и полной беспомощности казалось неестественным и совершенно нереальным. Они испугались Его, как призрака. А Господь сказал им: «Это Я, не бойтесь». И вот Петр на это утверждение присутствия Господа в их беде произнес совершенно непостижимые слова: «Господи, если это Ты, то позволь мне идти к Тебе по водам». «Иди», – ответил Господь, Петр вылез из лодки, вступил  в бушующую стихию и пошел ко Христу. В это время ветер усилился, Петр испугался, стал тонуть, и просил, – Спаси меня! И Господь простер к нему Свою руку, вытащил из воды и сказал: «Маловер, зачем же ты усомнился?». А Апостолы, увидев это чудо, поклонились Христу со словами: «Воистину Ты – Божий Сын».
Ситуация удивительная для нас, хотя такая, казалось бы, естественная для Евангелия, потому что в Евангелии все время происходят чудеса, постоянно показывается сверхъестественная сила Христа, Его божественное вмешательство в силы природы, попрание законов земных и утверждение законов иного бытия. Для Евангелия это естественно, потому что это – жизнь Божественная, это пришествие Господа в силе, Царствие Небесное, которое должно осуществиться в каждом из нас.
А вот для нашей жизни это, действительно, совершенно непостижимо. Это трудно даже назвать чудом, потому что к чуду можно как-то прикоснуться, увидеть на примере других, как оно совершается. А это что-то из ряда вон выходящее. Как же так: в момент бедствия и совершенной беспомощности Петр вдруг говорит: «Дай мне идти к Тебе по водам». Апостолы – в бушующем море, где над беспомощным человеческим существом действует совершенная власть законов падшего мира, и он бессилен их победить. Христос только вдали появляется, Его пришествие для многих кажется совершенно нереальным, призрачным: только тень среди волн промелькнула, может быть, это и не Христос совсем…. И только возглас – Это Я, не бойтесь, – утверждает, что в этой страшной и совершенно безнадежной ситуации можно к Нему идти по водам.
Это абсолютно непостижимо: как Петру пришла в голову такая мысль? Как он решился на это в той ситуации? Ни тогда, когда Господь рядом с тобой, ни тогда, когда Он держит тебя за руку, и все ясно и понятно, и ты чувствуешь в своем сердце благодатное присутствие Христово. Действительно, со Христом легко. Бывают минуты, когда Господь дает почувствовать Свою близость. В такой момент все стоит на своих местах, все кажется ясным в свете Христовой истины. Ты чувствуешь реальность присутствия Христова, ясным видится путь христианской жизни. Господь тебя посетил, и все устроилось по милости Божией, и тогда легко сказать: «Господи, как хорошо нам с Тобой тут быть! Давай я буду с Тобой всегда!», как сказал Петр на горе Фаворской. Это нам знакомо и понятно.
Но вот когда вообще ничего не понятно, когда вокруг темень и мрак, когда стихия бушует кругом, и опора уходит из-под ног, когда того и гляди потонешь в бушующем море, и кажется, ничто тебя не спасет… Ты слышишь, что Христос говорит, – Это Я, но Он еще так далеко от тебя, к Нему еще надо дойти по этому морю. И Петр говорит: «Господи, повели мне к Тебе идти». И Господь повелел. И Петр – идет – по волнам! Идет и не тонет! Это действительно сознание истинной веры сердечной, когда Господь дает возможность понять, какая вера всемогущая, как она может горы двигать, как вера способна в ситуации совершенно безнадежной сделать человека непоколебимым и крепким.