Неделя 4-я по Пятидесятнице
От Матфея, глава 8

5 Когда же вошел Иисус в Капернаум, к Нему подошел сотник и просил Его:
6 Господи! слуга мой лежит дома в расслаблении и жестоко страдает.
7 Иисус говорит ему: Я приду и исцелю его.
9 ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает.
9ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает.
10 Услышав сие, Иисус удивился и сказал идущим за Ним: истинно говорю вам, и в Израиле не нашел Я такой веры.
12 а сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов.ааком и Иаковом в Царстве Небесном;
12а сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов.
13 И сказал Иисус сотнику: иди, и, как ты веровал, да будет тебе. И выздоровел слуга его в тот час.

Протоиерей Павел Великанов.

Исцеление слуги Капернаумского сотника – одно из ярких повествований у евангелиста Матфея. Сам факт нахождения этого эпизода именно у Матфея – совсем не случаен. Своё Евангелие Матфей пишет прежде всего для общины христиан, которая в то время преимущественно состояла из евреев – с неизбежными следами иудейского мировоззрения.
В повествовании происходит наложение двух, казалось бы, взаимоисключающих систем координат. С одной стороны – иудейский раввин, пророк, учитель, явно обладающий харизматическими дарами. С другой – сотник, римский офицер, обслуживающий интересы оккупационной власти, часть непобедимой, жёстко выстроенной и бесчеловечной римской армии. Правоверный ревностный иудей – и обычный поверхностный язычник. Бродячий проповедник – и чётко обточенный винтик системы. О каком пересечении может идти речь?
Но вот приходит боль и страдание – и самодостаточность системы начинает шататься. Небольшой аспект, который легко выпадает из нашего поля зрения – то, что это всего лишь слуга, даже не родственник сотника. То есть будучи частью военной системы, этот римский офицер так и не перестал быть просто добрым человеком, сочувствующим, сопереживающим боли другого.
И вот, на наших глазах происходит вхождение, или, даже можно сказать, столкновение двух систем. Какого ответа мог ожидать сотник от представителя порабощённого народа? Отказа с усмешкой – де мол, чем вас меньше будет, тем нам легче? Вполне! Мог он столкнуться с безжалостным религиозным фанатизмом? Мог! Но ради любви к тому, кто ему служил – сотник идёт на этот риск. Сам факт обращения к иудею – это признание бессилия грандиозной римской цивилизации: ведь римляне смотрели на евреев как на дикий, странный, суеверный народ. Но сотник идёт ещё дальше: он понимает, что иудеям запрещено входить в дома язычников – и когда Иисус уже готов прийти – он Его останавливает: не надо приходить, скажи только слово – и я верю, этого будет достаточно!
Встреча с таким язычником – для Самого Иисуса – большая радость. В лице сотника сплавляются воедино любовь к ближнему и вера Богу – и вот результат: не только исцеление, но и пример всем последователям Христа, как правильно расставлять акценты в отношениях с людьми!
Помоги же и нам, Господи, научиться доверять Тебе в простоте любящего и заботливого сердца!