Канон Андрея Критского

ПОНЕДЕЛЬНИК
Песнь 1 Песнь 1
Ирмос: Помощник и покровитель / бысть мне во спасение, / Сей мой Бог, и прославлю Его, / Бог отца моего, и вознесу Его: / славно бо прославися. Ирмос: Помощник и покровитель / сделался мне спасением: / Он – мой Бог, и прославлю Его, / Бог отца моего – и вознесу Его, / ибо славно Он прославился!
Помилуй мя, Боже, помилуй мя. (повторяется после каждого тропаря) Помилуй меня, Боже, помилуй меня. (повторяется после каждого тропаря)
Откуду начну плакати / окаяннаго моего жития деяний? / Кое ли положу начало, Христе, нынешнему рыданию? / Но яко благоутробен, / даждь ми прегрешений оставление. С чего начну оплакивать / злосчастной моей жизни деяния? / Какое положу начало, Христе, / нынешней песни плачевной? / Но Ты, как Милосердный, / даруй мне согрешений прощение.
Гряди окаянная душе, с плотию твоею, / Зиждителю всех исповеждься, / и останися прочее преждняго безсловесия, / и принеси Богу в покаянии слезы. Приди, несчастная душа с плотию твоею, / Создателю всего исповедайся, / и воздержись, наконец, от прежнего безрассудства, / и принеси Богу в покаянии слезы.
Первозданнаго Адама преступлению поревновав, / познах себе обнажена от Бога / и присносущнаго Царствия и сладости, / грех ради моих. Первозданному Адаму в преступлении подражав, / познал я себя отлученным от Бога, / и вечного Царства, и сладости / из-за грехов моих.
Увы мне окаянная душе, / что уподобилася еси первей Еве? / Видела бо еси зле, и уязвилася еси горце, / и коснулася еси древа и вкусила еси дерзостно / безсловесныя снеди. Увы, несчастная моя душа! / Зачем уподобилась ты первой Еве? / Ибо посмотрела порочно, уязвилась горько, / прикоснулась к древу и вкусила дерзостно / безрассудной снеди.
Вместо Евы чувственныя / мысленная ми бысть Ева, / во плоти страстный помысл, / показуяй сладкая / и вкушаяй присно / горькаго напоения. Вместо Евы чувственной / мысленная восстала во мне Ева – / во плоти страстный помысел, – / показывающий приятное, / но вкусу доставляющий всегда / горькое питие.
Достойно из Едема изгнан бысть, / яко не сохранив едину Твою, Спасе, заповедь Адам: / аз же что постражду, / отметая всегда животная Твоя словеса? Достойно из Эдема изгнан был, / так как не сохранил единую Твою, Спаситель, заповедь Адам; / как же я пострадаю, / отвергая всегда животворные Твои слова?
Слава, Троичен: Пресущная Троице, во Единице покланяемая, / возми бремя от мене тяжкое греховное, / и яко благоутробна, / даждь ми слезы умиления. Слава, Троичен: Сверхсущественная Троица, во Единстве поклоняемая, / возьми от меня бремя тяжкое греховное / и, как Милосердная, / даруй мне слезы умиления.
И ныне, Богородичен:Богородице, надежде и предстательство Тебе поющих, / возми бремя от мене тяжкое греховное, / и яко Владычица Чистая, / кающася приими мя. И ныне, Богородичен: Богородица, Надежда и Защита Тебя воспевающих! / Возьми от меня бремя тяжкое греховное, / и как Владычица Чистая / кающегося прими меня.
Песнь 2  Песнь 2
Ирмос: Вонми, небо, и возглаголю, / и воспою Христа, / от Девы плотию пришедшаго. Ирмос: Внимай, небо, – и возвещу, / и воспою Христа, / от Девы во плоти Пришедшего.
Помилуй мя, Боже, помилуй мя. Помилуй меня, Боже, помилуй меня.
Вонми небо, и возглаголю, / земле, внушай глас, / кающийся к Богу и воспевающий Его. Внимай, небо, – и возвещу; / земля! Слушай глас, / кающийся пред Богом / и воспевающий Его.
Вонми ми, Боже, Спасе мой / милостивным Твоим оком, / и приими мое теплое исповедание. Воззри на меня, Боже, как милосердный, / милостивым Твоим оком / и прими мое теплое исповедание.
Согреших паче всех человек, / един согреших Тебе: / но ущедри яко Бог, Спасе, / творение Твое. Согрешил я более всех людей, / один согрешил пред Тобою; / но помилуй, как Бог, о Спаситель, / творение Твое.
Вообразив моих страстей безобразие, / любосластными стремленьми / погубих ума красоту. Отобразив моих страстей безобразие, / сластолюбивыми стремлениями / исказил я ума красоту.
Буря мя злых обдержит, / благоутробне Господи: / но яко Петру, / и мне руку простри. Буря зла меня охватывает, / милосердный Господи, / но, как Петру, / Ты и мне руку простри.
Буря мя злых обдержит, / благоутробне Господи: / но яко Петру, / и мне руку простри. Буря зла меня охватывает, / милосердный Господи, / но, как Петру, / Ты и мне руку простри.
Оскверних плоти моея ризу / и окалях / еже по образу, Спасе, / и по подобию. Осквернил я плоти моей одежду / и запятнал то, / в чем образ Твой, Спаситель, / и подобие.
Омрачих душевную красоту / страстей сластьми, / и всячески весь ум / персть сотворих.  Омрачил я души красоту / страстей услаждениями / и совершенно весь ум / в прах превратил.
Раздрах ныне одежду мою первую, / иже ми изтка Зиждитель из начала, / и оттуду лежу наг. Изорвал я ныне одеяние мое первое, / которое соткал мне Творец изначала, / и потому лежу наг.
Облекохся в раздранную ризу, / юже изтка ми змий советом, / и стыждуся. Облекся я в рваную одежду, / которую соткал для меня змий своим советом, / и стыжусь.
Воззрех на садовную красоту / и прельстихся умом: / и оттуду лежу наг, и срамляюся. Взглянул я на красоту древа в саду / и прельстился умом, / и теперь лежу нагим и стыжусь.
Делаша на хребте моем / вси начальницы страстей, / продолжающе на мя / беззаконие их. Работали на хребте моем / все предводители зол, / продолжая против меня / беззаконие свое.
Слава, Троичен: Единаго Тя в триех Лицех, / Бога всех пою, / Отца и Сына и Духа Святаго.    Слава, Троичен: Тебя, Единого в трех Лицах / Бога всех, пою: / Отца, и Сына, и Духа Святого.
Богородичен: Пречистая Богородице Дево, / едина Всепетая, / моли прилежно во еже спастися нам. И ныне, Богородичен: Пречистая Богородица Дева, / единая всепрославленная, / моли усердно о спасении нашем.
Песнь 3 Песнь 3
Ирмос: На недвижимом, Христе, камени заповедий Твоих, / утверди мое помышление. Ирмос: На неподвижном, Христе, камне заповедей Твоих / утверди мое помышление.
Огнь от Господа иногда / Господь одождив, / землю Содомскую / прежде попали. Огонь от Господа, о душа, / дождем пролив, / землю Содомскую Господь / в древности попалил.
На горе спасайся, душе, / якоже Лот оный, / и в Сигор угонзай. На гору спасайся, душа, / как Лот, тебе известный, / и в Сигор укрыться спеши.
Бегай запаления, о душе, / бегай Содомскаго горения, / бегай тления Божественнаго пламене. Убегай от пожара, о душа, / беги от содомского горения, / беги от гибели в Божественном пламени.
Согреших Тебе един аз, / согреших паче всех, Христе Спасе, / да не презриши мене Согрешил пред Тобою один я, / согрешил больше всех, Христе Спаситель, / не презри меня!
Ты еси Пастырь добрый, / взыщи мене агнца, / и заблуждшаго да не презриши мене. Ты, Пастырь Добрый, / взыщи меня – агнца, / и заблудившегося не презри меня.
Ты еси сладкий, Иисусе, / Ты еси Создателю мой: / в Тебе, Спасе, оправдаюся. Ты Сладчайший Иисусе, / Ты Создатель мой! / Тобою я, Спаситель, оправдаюсь.
Исповедаюся Тебе, Спасе: / согреших, согреших Ти: / но ослаби, остави ми, / яко благоутробен. Исповедаюсь пред Тобою, Спаситель: / согрешил я, согрешил Тебе, / но отпусти, прости меня, / как Милосердный.
Слава, Троичен: О Троице Единице Боже! / Спаси нас от прелести, / и искушений, и обстояний. Слава, Троичен: О, Троица, Единица, Боже! / Спаси нас от прельщения, / и искушений, и несчастий.
Богородичен: Радуйся, Богоприятная утробо, / радуйся, престоле Господень, / радуйся, Мати Жизни нашея. И ныне, Богородичен: Радуйся, Чрево, Бога вместившее, / радуйся, Престол Господень, / радуйся, Матерь Жизни нашей.
Песнь 4 Песнь 4
Ирмос: Услыша пророк / пришествие Твое, Господи, и убояся, / яко хощеши от Девы родитися / и человеком явитися, и глаголаше: / услышах слух Твой и убояхся, / слава силе Твоей, Господи. Ирмос: Услышал пророк / о пришествии Твоем, Господи, и убоялся, / что Ты хочешь от Девы родиться и людям явиться, и возглашал: / "Услышал я весть о Тебе, и убоялся". / Слава силе Твоей, Господи!
Дел Твоих да не презриши, / создания Твоего да не оставиши, Правосуде, / аще и един согреших, яко человек, / паче всякаго человека, Человеколюбче, / но имаши, яко Господь всех, / власть оставляти грехи. Дел Своих не презри, / созданием Своим не пренебреги, Правосудный. / Хоть и один я согрешил, как человек, / более всякого человека, Человеколюбец, / но Ты имеешь, как Господь всего, / власть отпускать грехи.
Приближается, душе, конец, приближается, / и нерадиши, ни готовишися: / время сокращается, востани, близ при дверех Судия есть: / яко соние, яко цвет, время жития течет: / что всуе мятемся? Приближается, душа, конец, приближается, / и ты не радеешь, не готовишься; / время сокращается, восстань: близко, при дверях Судия. / Как сон, как цвет, время жизни бежит, / зачем мы напрасно мятемся?
Воспряни, о душе моя, / деяния твоя, яже соделала еси, помышляй, / и сия пред лице твое принеси, / и капли испусти слез твоих: / рцы со дерзновением деяния и помышления Христу, / и оправдайся. Воспрянь, о душа моя! / О совершенных тобою делах помышляй, / и их пред очами своими представь, / и капли пролей слез твоих, / открой со дерзновением свои дела и помышления Христу / и оправдайся.
Не бысть в житии греха, ни деяния, ни злобы, / еяже аз, Спасе, не согреших / умом и словом, и произволением / и предложением, и мыслию, и деянием согрешив, / яко ин никтоже когда. Нет в жизни ни греха, ни деяния, ни зла, / в которых бы я, Спаситель, не погрешил / умом, и словом, и произволением, / и намерением, и мыслью, и делом согрешил, / как никто иной никогда.
Отсюду и осужден бых, / отсюду препрен бых аз окаянный от своея совести, / еяже ничтоже в мире нужнейше: / Судие Избавителю мой, и ведче, / пощади и избави, и спаси мя раба Твоего. Потому и осужден был, / потому и обвинен я был, несчастный, своею совестию, / которой ничего нет в мире строже; / Судия и Избавитель мой, все ведающий! / Пощади, избавь и спаси меня, раба Твоего.
Лествица, юже виде древле / великий в патриарсех, / указание есть душе моя, / деятельнаго восхождения, разумнаго возшествия: / аще хощеши убо, деянием, и разумом, / и зрением пожити, обновися. Лестница, которую видел в древности / великий среди патриархов, / указывает, душа моя, / на деятельный подъем и на разумное восхождение; / потому, если желаешь жить в деяниях, и в познании, / и в созерцании, – обновись.
Зной дневный претерпе / лишения ради патриарх, / и мраз нощный понесе, / на всяк день снабдения творя, / пасый, труждаяйся, работаяй, / да две жене сочетает. Зной дневной претерпеть / вынужден был патриарх, / и мороз ночной перенес, / на всякий день прибыток творя, / пася, сражаясь, рабски служа, / чтобы с женами двумя сочетаться.
Жены ми две разумей, / деяние же и разум в зрении, / Лию убо деяние, яко многочадную: / Рахиль же разум, яко многотрудную: / ибо кроме трудов, ни деяние, ни зрение душе, исправится. Под женами двумя разумей / деятельность и познание в созерцании: / под Лией, как многодетною – деяние, / под Рахилью же, как полученной многими трудами – познание, / ибо без трудов ни деяния, ни созерцание, / душа моя, не совершатся.
Слава, Троичен: Нераздельное Существом, / неслитное Лицы / богословлю Тя, Троическое Едино Божество, / яко единоцарственное и сопрестольное, / вопию Ти песнь великую, / в вышних трегубо песнословимую. Слава, Троичен: Нераздельное по существу / и неслиянное в Лицах, / богословствую о Тебе, Троичное Единое Божество, / как о единоцарственном и сопрестольном. / Возглашаю Тебе песнь великую, / в мире горнем троекратно воспеваемую.
Богородичен: И раждаеши и девствуеши, / и пребываеши обоюду естеством Дева: / Рождейся обновляет законы естества, / утроба же раждает, не раждающая. / Бог идеже хощет, побеждается естества чин: / творит бо елика хощет. И ныне, Богородичен: И рождаешь, и остаешься Девой, / сохраняя всегда девство по естеству; / Рожденный от Тебя обновляет законы естества, / и рождает чрево девственное. / Где угодно Богу, там преодолевается порядок естества, / ибо Он творит все, что хочет.
Песнь 5 Песнь 5
Ирмос: От нощи утренююща, / Человеколюбче, просвети, молюся, / и настави и мене на повеления Твоя, / и научи мя, Спасе, / творити волю Твою. Ирмос: От ночи с рассвета / стремящегося к Тебе, Человеколюбец, / просвети, молю, / и наставь и меня в повелениях Твоих, / и научи меня, Спаситель, / творить волю Твою.
В нощи житие мое преидох присно, / тьма бо бысть и глубока мне мгла, нощь греха, / но яко дне сына Спасе покажи мя. В ночи жизнь мою я проводил постоянно, / ибо мраком и глубокою мглою / была для меня ночь греха; / но сыном дня, Спаситель, покажи меня.
Рувима подражая окаянный аз, / содеях беззаконный и законопреступный совет на Бога Вышняго, / осквернив ложе мое, яко отчее он. Рувиму подражая, я, несчастный, / совершил беззаконный и преступный замысел пред Богом Всевышним, / осквернив ложе мое, как тот ложе отца.
Исповедаюся Тебе Христе Царю, / согреших, согреших, / яко прежде Иосифа братия продавшии, / чистоты плод и целомудрия. Исповедаюсь пред Тобою, Христе-Царь: / согрешил, согрешил я, / как некогда братья, продавшие Иосифа / – плод чистоты и целомудрия.
От сродников праведная душа связася, / продася в работу сладкий, / во образ Господень: / ты же вся душе, продалася еси / злыми твоими. Сродниками праведная душа была связана, / продан был в рабство возлюбленный, / – в прообраз Господа; / ты же, душа, сама всю себя продала / злым делам твоим.
Иосифа праведнаго и целомудреннаго ума / подражай окаянная, и неискусная душе, / и не оскверняйся безсловесными стремленьми / присно беззаконнующи. Иосифа праведного и целомудренного разуму / подражай, несчастная и жалкая душа, / и не оскверняйся безрассудными стремлениями, / непрестанно творя беззакония.
Аще и в рове поживе иногда Иосиф, / Владыко Господи, / но во образ погребения и востания Твоего: / аз же что Тебе когда сицевое принесу? Если и был некогда во рве Иосиф, / Владыка Господи, / но в прообраз погребения и Воскресения Твоего; / я же что Тебе когда подобное принесу?
Слава, Троичен: Тя Троице славим, Единаго Бога: / Свят, Свят, Свят еси Отче, Сыне и Душе, / простое Существо, / Единице присно покланяемая. Слава, Троичен: Тебя, Троица, мы славим, Единого Бога: / "Свят, свят, свят Ты: Отец, Сын и Дух, / – простое Существо, / Единица непрестанно поклоняемая.
Богородичен: Из Тебе облечеся в мое смешение, / нетленная, безмужная Мати Дево, / Бог создавый веки, / и соедини Себе человеческое естество. И ныне, Богородичен: Из Тебя облекся в мой состав, / нетленная, не знавшая мужа Матерь-Дева, / Бог, века сотворивший, / и соединил с Собою человеческое естество.
Песнь 6 Песнь 6
Ирмос: Возопих всем сердцем моим / к щедрому Богу, / и услыша мя от ада преисподняго, / и возведе от тли живот мой. Ирмос: Воззвал я всем сердцем моим / к милосердному Богу, / и Он услышал меня из ада глубочайшего, / и вывел из погибели жизнь мою.
Слезы Спасе очию моею, / и из глубины воздыхания / чисте приношу, вопиющу сердцу: / Боже, согреших Ти / очисти мя. Слезы, Спаситель, очей моих, / и из глубины стенания / искренно приношу с воплем сердца: / "Боже, я согрешил пред Тобою, / будь милостив ко мне!".
Уклонилася еси душе, от Господа твоего, / якоже Дафан и Авирон: / но пощади, воззови из ада преисподняго, / да не пропасть земная тебе покрыет. Уклонилась ты, душа, от Господа твоего, / как Дафан и Авирон; / но о пощаде воззови из ада преисподнего, / чтобы пропасть земная тебя не покрыла.
Яко юница душе разсвирепевшая, / уподобилася еси Ефрему, / яко серна от тенет сохрани житие, / вперивши деянием ум, и зрением. Как телица рассвирепевшая / уподобилась ты, душа, Ефрему; / но как серну от сетей, сохрани жизнь свою, / окрылив ум деяниями и созерцанием.
Рука нас Моисеова да уверит душе, / како может Бог прокаженное житие / убелити, и очистити: / и не отчайся сама себе, / аще и прокаженна еси. Рука Моисея да уверит нас, душа, / как может Бог прокаженную жизнь / убелить и очистить, / и не отчаивайся сама за себя, / хотя и прокажена ты.
Слава, Троичен: Троица есмь проста, нераздельна, / раздельна Личне, / и Единица есмь Естеством соединена, / Отец глаголет, и Сын, и Божественный Дух. Слава, Троичен: "Троица Я несложная, нераздельная, / различаемая по Лицам, / и Единство, естеством соединенное", / – Отец возглашает, и Сын, и Божественный Дух.
Богородичен: Утроба Твоя Бога нам роди, / воображена по нам: / Егоже яко Создателя всех, моли Богородице, / да молитвами Твоими оправдимся. И ныне, Богородичен: Чрево Твое Бога родило нам, / Принявшего наш образ, / Которого как Творца всего моли, Богородица, / чтобы нам по молитвам Твоим оправдаться.
Господи, помилуй. (3) Слава, и ныне Господи, помилуй. (3) Слава, и ныне
Кондак Кондак
Душе моя, душе моя, востани, что спиши? / Конец приближается, и имаши смутитися. / Воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, / везде сый и вся исполняяй. Душа моя, душа моя, восстань, что ты спишь? / Конец приближается, и предстоит тебе смутиться. / Воспрянь же, да пощадит тебя Христос Бог, / вездесущий и все наполняющий!
Песнь 7 Песнь 7
Ирмос: Согрешихом, беззаконновахом, / неправдовахом пред Тобою, / ниже соблюдохом, ниже сотворихом, / якоже заповедал еси нам; / но не предаждь нас до конца, / отцев Боже. Ирмос: Согрешили мы, соделали / беззаконие, неправду пред Тобою, / и не соблюли, и не сотворили, / как Ты заповедал нам. / Но не предай нас до конца, / отцов Боже!
Согреших, беззаконновах, / и отвергох заповедь Твою, / яко во гресех произведохся / и приложих язвам струпы себе: / но Сам мя помилуй, / яко Благоутробен, отцев Боже. Согрешил я, соделал беззаконие, / и отверг заповедь Твою, / так как и рожден был уже во грехах, / и еще приложил к своим язвам раны; / но Сам помилуй меня, / Милосердный отцов Боже.
Тайная сердца моего / исповедах Тебе Судии моему, / виждь мое смирение, / виждь и скорбь мою, / и вонми суду моему ныне, / и Сам мя помилуй, яко Благоутробен, / отцев Боже. Тайны сердца моего / исповедал я Тебе, Судии моему, / воззри на мое смирение, / воззри на скорбь мою, / внемли самоосуждению моему ныне / и Сам меня помилуй, как Милосердный / отцов Боже.
Саул иногда яко погуби отца своего душе ослята, / внезапу царство обрете к прослутию, / но блюди, не забывай себе, / скотския похоти твоя / произволивши паче Царства Христова. Саул некогда, потеряв ослиц отца своего, / внезапно обрел царский сан, путь к известности; / но смотри же, душа, не забывайся, / скотские вожделения твои / предпочитая Царству Христову.
Давид иногда Богоотец, / аще и согреши сугубо душе моя, / стрелою убо устрелен быв прелюбодейства, / копием же пленен быв убийства томлением, / но ты сама тяжчайшими делы недугуеши, / самохотными стремленьми. Давид некогда Богоотец, / если и согрешил сугубо, душа моя: / уязвлен был прелюбодейства стрелою / и, как копьем, был ранен за убийство возмездием, / но ты сама тягчайшими тех делами страдаешь / – произвольными стремлениями.
Совокупи убо Давид иногда беззаконию беззаконие: / убийству же любодейство растворив, / покаяние сугубое показа абие: / но сама ты лукавнейшая душе соделала еси, / не покаявшися Богу. Присоединил Давид некогда беззаконие к беззаконию, / убийство к прелюбодеянию примешав, / но покаяние сугубое принес вскоре; / ты же худшие дела совершила, душа, / не раскаявшись пред Богом.
Давид иногда вообрази, / списав яко на иконе песнь, / еюже деяние обличает, еже содея, зовый: / помилуй мя. Тебе бо Единому согреших всех Богу, / Сам очисти мя. Давид некогда начертал, / написав, как на иконе, песнь, / которою он обличает то, что соделал, взывая: / "Помилуй меня, ибо пред Тобою Единым я согрешил, всех Богом. / Сам очисти меня!"
Слава, Троичен: Троице простая, нераздельная, / единосущная, и Естество едино, / Светове, и Свет, и Свята три, и едино Свято / поется Бог Троица: / но воспой, прослави, Живот и Животы, душе, / всех Бога. Слава, Троичен: Троица Простая, Нераздельная, / Единосущная и Естеством Единая: / как Светы и Свет, и – Три Святых и Единое Святое / воспевается Бог Троица; / но воспой, прославь Жизнь и Жизни, душа, / – всех Бога.
Богородичен: Поем Тя, благословим Тя, / покланяемся Ти Богородительнице, / яко нераздельныя Троицы породила еси единаго Христа Бога / и Сама отверзла еси нам / сущим на земли небесная. И ныне, Богородичен: Воспеваем Тебя, благословляем Тебя, / поклоняемся Тебе, Божия Родительница, / ибо носила Ты во чреве / Единого из Нераздельной Троицы – Христа Бога / и Сама открыла нам, / живущим на земле, небесное.
Песнь 8 Песнь 8
Ирмос: Егоже воинства Небесная славят, / и трепещут Херувими и Серафими, / всяко дыхание и тварь, / пойте, благословите / и превозносите во вся веки. Ирмос: Кого воинства небесные славят, / и пред Кем трепещут Херувимы и Серафимы, / все что дышит и сотворено, / пойте, благословляйте / и превозносите во все века!
Согрешивша Спасе помилуй, / воздвигни мой ум ко обращению, / приими мя кающагося, ущедри вопиюща: / согреших Ти, спаси, / беззаконновах, помилуй мя. Согрешившего помилуй, Спаситель, / воздвигни мой ум ко обращению, / прими меня, кающегося, умилосердись к взывающему: / "Согрешил я пред Тобою, спаси; / беззаконие соделал, помилуй меня!"
Колесничник Илия, / колесницею добродетелей вшед, / яко на небеса, ношашеся / превыше иногда от земных: / сего убо душе моя, восход помышляй. Возничий Илия, / на колесницу добродетелей взойдя, / как бы на небеса возносился некогда / превыше всего земного; / о его восхождении, душа моя, помышляй.
Елиссей иногда прием милоть Илиину, / прият сугубую благодать от Бога: / ты же о душе моя, сея не причастилася еси благодати / за невоздержание. Елисей некогда, приняв милоть Илии, / получил сугубую благодать от Бога; / ты же, о душа моя, не приобщилась той благодати / за невоздержание.
Иорданова струя первее, милотию Илииною / Елиссеем, ста сюду и сюду: / ты же, о душе моя, сея не причастилася еси благодати / за невоздержание. Иордана течение милотию Илии / для Елисея некогда остановилось / по ту и другую сторону; / ты же, о душа моя, не приобщилась той благодати / за невоздержание.
Соманитида иногда / праведнаго учреди, о душе, нравом благим: / ты же не ввела еси в дом, / ни странна, ни путника. / Темже чертога изринешися вон, рыдающи. Соманитянка некогда / с добрым расположением праведника приняла, / ты же, душа, не ввела в свой дом / ни чужестранца, ни путника; / за то будешь из чертога извержена вон с рыданиями.
Гиезиев подражала еси окаянная / разум скверный всегда душе, / егоже сребролюбие отложи поне на старость: / бегай геенскаго огня, / отступивши злых твоих. Гиезия нечистому нраву всегда / подражала ты, несчастная душа; / сребролюбие его отринь хотя бы в старости, / избегай огня гееннского, / отступив от злых дел твоих.
Слава, Троичен: Безначальне Отче, Сыне собезначальне, / Утешителю Благий, Душе Правый: / Слова Божия Родителю, / Отца безначальна Слове, / Душе живый и зиждай, / Троице Единице помилуй мя. Слава, Троичен: Безначальный Отче, Сын собезначальный, / Утешитель благой, Дух правый; / Слова Божия Родитель, / Отца безначальное Слово, / Дух живой и созидающий, / Троица-Единица, помилуй меня.
Богородичен: Яко от оброщения червленицы Пречистая, / умная багряница Еммануилева, / внутрь во чреве Твоем плоть исткася: / темже Богородицу воистинну Тя почитаем. И ныне, Богородичен: Как бы из пурпурного состава, Пречистая, / мысленная багряница – плоть Эммануила / внутри чрева Твоего соткалась; / потому мы Тебя, Богородицу, / истинно почитаем.
Песнь 9 Песнь 9
Ирмос: Безсеменнаго зачатия Рождество несказанное, / Матере безмужныя нетленен Плод, / Божие бо рождение обновляет естества. / Темже Тя вси роди, / яко Богоневестную Матерь, / православно величаем. Ирмос: От зачатия без семени рождение неизъяснимо, / у Матери, не знавшей мужа, непорочен Плод: / ибо обновляет Божие рождение законы естества. / Потому Тебя мы, все роды, / как Бога нашего Матерь / православно величаем.
Ум острупися, тело оболезнися, / недугует дух, слово изнеможе, / житие умертвися, конец при дверех. / Темже моя окаянная душе, что сотвориши, / егда приидет Судия испытати твоя? Ум изранен, тело расслаблено, / болезнует дух, слово изнемогло, / жизнь омертвела, конец при дверях. / Итак, несчастная душа моя, что сотворишь, / когда придет Судия испытать дела твои?
Моисеово приведох ти душе, миробытие, / и от того все заветное писание, / поведающее тебе праведныя и неправедныя: / от нихже вторыя, о душе, подражала еси, а не первыя, / в Бога согрешивши. Моисееву книгу о происхождении мира / воспроизвел я пред тобою, душа, / и за ней – все сокровенное Писание, / повествующее о праведных и неправедных; / из них вторым, о душа, ты подражала, а не первым, / перед Богом согрешив.
Закон изнеможе, празднует Евангелие, / писание же все в тебе небрежено бысть, / пророцы изнемогоша, и все праведное слово: / струпи твои, о душе, умножишася, / не сущу врачу исцеляющему тя. Закон обессилел, бездействует Евангелие, / и все Писание у тебя в пренебрежении: / пророки потеряли силу и всякое праведника слово. / Язвы твои, о душа, умножились, / и нет врача, исцеляющего тебя!
Новаго привожду ти писания указания, / вводящая тя душе, ко умилению: / праведным убо поревнуй, грешных же отвращайся, / и умилостиви Христа молитвами же и пощеньми, / и чистотою, и говением. Новозаветного Писания привожу тебе примеры, / приводящие тебя, душа, в сокрушение. / Итак, праведным поревнуй, от грешных же отвращайся, / и умилостивь Христа молитвою, и постом, / и чистотою, и благоговением.
Христос вочеловечися, / призвав к покаянию разбойники, и блудницы: / душе покайся, дверь отверзеся Царствия уже, / и предвосхищают е фарисее и мытари / и прелюбодеи кающиися. Христос, вочеловечившись, / призвал к покаянию разбойников и блудниц. / Душа, покайся: дверь Царства отверста уже, / и первыми восхищают его фарисеи, и мытари, / и прелюбодеи кающиеся.
Христос вочеловечися, / плоти приобщився ми, / и вся, елика суть естества хотением / исполни греха кроме, / подобие тебе, о душе, / и образ предпоказуя Своего снизхождения. Христос стал младенцем, / плотию мне приобщившись, / и добровольно испытал / все, свойственное естеству, кроме греха, / пример тебе, о душа, являя / и образ Своего снисхождения.
Христос волхвы спасе, / пастыри созва, / младенец множества показа мученики, / старцы прослави, и старыя вдовицы, / ихже не поревновала еси душе, ни деянием, ни житию, / но горе тебе, внегда будеши судитися. Христос волхвов спас, / пастырей созвал, / множество младенцев соделал мучениками, / старца прославил и престарелую вдовицу. / Ни их деяниям, ни жизни не подражала ты, душа; / но горе тебе, когда на Суд предстанешь.
Постився Господь дний четыредесять в пустыни, / последи взалка, показуя человеческое: / душе, да не разленишися, аще тебе приложится враг, / молитвою же и постом от ног твоих да отразится Постился Господь сорок дней в пустыне, / и наконец взалкал, / обнаруживая в Себе естество человеческое. / Душа, не унывай: если на тебя устремится враг, / молитвою и постом от ног твоих да отразится.
Слава, Троичен: Отца прославим, Сына превознесем, / Божественному Духу верно поклонимся, / Троице нераздельней, Единице по Существу, / яко Свету и Светом, и Животу и Животом, / животворящему и просвещающему концы. Слава, Троичен: Отца прославим, Сына превознесем, / Божественному Духу с верой поклонимся / – Троице нераздельной, Единице по существу, / как Свету и Светам, и Жизни и Жизням, / животворящему и просвещающему мира концы.
Богородичен: Град Твой сохраняй / Богородительнице Пречистая, / в Тебе бо сей верно царствуяй, / в Тебе и утверждается, / и Тобою побеждаяй, / побеждает всякое искушение, / и пленяет ратники, / и проходит послушание. И ныне, Богородичен: Град Твой сохраняй, / Божия Родительница Пречистая. / Ибо под Твоею защитой он с верою царствует, / и от Тебя получает крепость, / и при Твоем содействии / победоносно отражает всякое искушение, / и берет в плен неприятелей, / и держит их в послушании.
Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас. Преподобный отче Андрей, моли Бога о нас.
Андрею: Андрее честный, и отче треблаженнейший, / пастырю Критский, / не престай моляся о воспевающих тя: / да избавимся вси гнева и скорби, и тления, / и прегрешений безмерных, / чтущии твою память верно. Андрею:Андрей досточтимый и отче треблаженнейший, / пастырь Критский! / Не переставай молиться о воспевающих тебя, / да избавимся все мы от гнева, и скорби, и тления, / и согрешений безмерных, / чтущие твою память с верою.
ВТОРНИК

Песнь 1 Песнь 2
Ирмосы: Помощник и покровитель бысть мне во спасение, / Сей мой Бог, и прославлю Его, / Бог отца моего, и вознесу Его: / славно бо прославися. Ирмос: Помощник и покровитель / сделался мне спасением: / Он – мой Бог, и прославлю Его, / Бог отца моего – и вознесу Его, / ибо славно Он прославился!
Помилуй мя, Боже, помилуй мя Помилуй меня, Боже, помилуй меня
Каиново прешед убийство, / произволением бых убийца совести душевней, / оживив плоть, и воевав на ню / лукавыми моими деяньми. Каиново превзойдя убийство, / по произволению я сделался убийцей совести душевной, / оживив плоть и вооружившись против нее / лукавыми моими деяниями.
Авелеве Иисусе, не уподобихся правде, / дара Тебе приятна не принесох когда, / ни деяния божественна, ни жертвы чистыя, / ни жития непорочнаго. С Авелем, Иисусе, я не сравнялся в праведности, / даров Тебе приятных не приносил никогда, / ни дел богоугодных, ни жертвы чистой, / ни жизни непорочной.
Яко Каин и мы, душе окаянная, / всех Содетелю деяния скверная, / и жертву порочную, / и непотребное житие принесохом вкупе: / темже и осудихомся. Как Каин и мы, душа несчастная, / Создателю всего деяния скверные / и жертву порочную, / и жизнь негодную принесли вместе; / за то и осуждены.
Брение Здатель живосоздав, / вложил еси мне плоть и кости, / и дыхание и жизнь: / но о Творче мой, Избавителю мой, и Судие / кающася приими мя. Глину, как Создатель, оживотворив, / Ты даровал мне плоть, и кости, / и дыхание, и жизнь; / но, Творец мой, Искупитель мой и Судия, / кающегося прими меня!
Извещаю Ти Спасе, грехи, яже содеях, / и души и тела моего язвы, / яже внутрь убийственнии помыслы / разбойнически на мя возложиша. Открываю Тебе, Спаситель, грехи, которые соделал, / и души и тела моего раны, / которые внутренние убийственные помыслы / разбойнически на меня возложили.
Аще и согреших, Спасе, / но вем, яко Человеколюбец еси, / наказуеши милостивно, и милосердствуеши тепле: / слезяща зриши, / и притекаеши яко Отец, призывая блуднаго. Если и согрешил я, Спаситель, / но знаю, что Ты Человеколюбец: / наказываешь сострадательно и милуешь радушно, / на плачущего взираешь / и поспешаешь как отец призвать блудного.
Слава, Троичен: Пресущная Троице, во Единице покланяемая, / возми бремя от мене тяжкое греховное, / и яко благоутробна, / даждь ми слезы умиления. Слава, Троичен: Сверхсущественная Троица, во Единстве поклоняемая, / возьми от меня бремя тяжкое греховное / и, как Милосердная, / даруй мне слезы умиления.
Богородичен: Богородице, надежде и предстательство Тебе поющих, / возми бремя от мене тяжкое греховное, / и яко Владычица Чистая, / кающася приими мя. И ныне, Богородичен: Богородица, Надежда и Защита Тебя воспевающих! / Возьми от меня бремя тяжкое греховное, / и как Владычица Чистая / кающегося прими меня.
Песнь 2 Песнь 2
Ирмос: Вонми, небо, и возглаголю, / и воспою Христа, / от Девы плотию пришедшаго. Ирмос: Внимай, небо, – и возвещу, / и воспою Христа, / от Девы во плоти Пришедшего.
Сшиваше кожныя ризы грех мне, / обнаживый мя первыя / боготканныя одежды. Сшил кожаные ризы грех и мне, / сняв с меня первую / Богом сотканную одежду.
Обложен есмь одеянием студа, / якоже листвием смоковным, / во обличение моих самовластных страстей. Облекся я одеянием стыда / как листьями смоковницы / во обличение моих самовольных страстей.
Одеяхся в срамную ризу, / и окровавленную студно, / течением страстнаго и любосластнаго живота Оделся я в одежду запятнанную / и окровавленную гнусно / течением страстного и чувственного жития.
Впадох в страстную пагубу / и в вещественную тлю, / и оттоле до ныне враг мне досаждает. Подвергся я страстей мучению / и вещественному тлению, / и оттого ныне враг мне досаждает.
Любовещное и любоименное житие, / невоздержанием Спасе предпочет ныне, / тяжким бременем обложен есмь. Жизнь в любви к вещам и стяжаниям / нестяжанию, Спаситель, предпочтя, / я теперь под тяжким бременем пребываю.
Украсих плотский образ / скверных помышлений различным обложением, / и осуждаюся. Украсил я плоти истукан / гнусных помыслов разноцветною одеждою / и осуждаюсь.
Внешним прилежно благоукрашением / единем попекохся, / внутреннюю презрев / богообразную скинию. Об одном внешнем благолепии / позаботился я усердно, / в пренебрежении оставив / внутреннюю богообразную скинию.
Погребох перваго образа доброту Спасе страстьми, / юже яко иногда драхму, / взыскав обрящи. Скрыл я первого образа красоту, / Спаситель, страстями моими, / но Ты, как некогда драхму, / взыщи его и найди.
Согреших, якоже блудница вопию Ти: / един согреших Тебе, / яко миро приими Спасе / и моя слезы. Согрешил я и как блудница взываю к Тебе: / "Один я согрешил пред Тобою, / как миро прими, Спаситель, / и мои слезы!"
Очисти, якоже мытарь вопию Ти, / Спасе, очисти мя: / никтоже бо сущих из Адама, якоже аз / согреших Тебе. "Смилуйся", – как мытарь взываю к Тебе, / – "Смилуйся надо мною, Спаситель, / ибо никто из чад Адама, как я, / не согрешил пред Тобою!"
Слава, Троичен: Единаго Тя в триех Лицах, / Бога всех пою, / Отца, и Сына, и Духа Святаго. Слава, Троичен: Тебя, Единого в трех Лицах / Бога всех, пою: / Отца, и Сына, и Духа Святого.
Богородичен: Пречистая Богородице Дево, / едина Всепетая, / моли прилежно, во еже спастися нам. И ныне, Богородичен: Пречистая Богородица Дева, / единая всепрославленная, / моли усердно о спасении нашем.
Песнь 3 Песнь 3
Ирмос: Утверди, Господи, на камени заповедей Твоих / подвигшееся сердце мое, / яко Един Свят еси и Господь. Ирмос: Утверди, Господи, на камне заповедей Твоих / колеблющееся сердце мое, / ибо Ты один Свят и Господь.
Источник живота стяжах Тебе, / смерти низложителя, / и вопию Ти от сердца моего прежде конца: / согреших, очисти и спаси мя. Источник жизни стяжал я в Тебе, / смерти Низложителе, / и взываю к Тебе от сердца моего прежде конца: / "Согрешил я, смилуйся и спаси меня!"
Согреших, Господи, / согреших Тебе, очисти мя: / несть бо иже кто согреши в человецех, / егоже не превзыдох прегрешеньми. Согрешил я, Господи, / согрешил пред Тобою! Смилуйся надо мной: / ибо нет грешника между людьми, / которого я не превзошел согрешениями.
При Нои, Спасе, / блудствовавшия подражах, / онех наследствовав осуждение, / в потопе погружения. При Ное блудодействовавшим / подражал я, Спаситель, / и унаследовал наказание их: / в потопе погружение.
Хама онаго душе, / отцеубийца подражавши, / срама не покрыла еси искренняго, / вспять зря возвратившися. Хаму всем известному, / отца оскорбителю, подражая, душа, / не прикрыла ты срамоты ближнего, / лицом отвернувшись назад / и возвратившись.
Запаления якоже Лот, / бегай душе моя греха: / бегай Содомы и Гоморры, / бегай пламене всякаго безсловеснаго желания. Как пожара Лот, / избегай, душа моя, греха, / убегай от Содома и Гоморры, / избегай пламени всякого безрассудного желания.
Помилуй Господи, помилуй мя, вопию Ти, / егда приидеши со ангелы Твоими, / воздати всем по достоянию деяний. Помилуй, Господи, помилуй меня, взываю к Тебе, / когда придешь со Ангелами Твоими / всем воздать по достоинству их деяний.
Слава, Троичен: Троице простая, несозданная, / безначальное Естество, / в Троице певаемая Ипостасей, / спаси ны верою покланяющияся / державе Твоей. Слава, Троичен: Единство простое, не созданное, / безначальное Естество, / воспеваемое в Трех Ипостасях, / спаси нас, с верою поклоняющихся / могуществу Твоему.
Богородичен: От Отца безлетна Сына, / в лето Богородительнице, / неискусомужно родила еси, / странное чудо, / пребывши Дева, доящи. И ныне, Богородичен: От Отца вне времени рожденного Сына / во времени, Божия Родительница, / не познав мужа, Ты родила, / – о необычайное чудо! / – Девой пребыв и молоком питая.
Песнь 4 Песнь 4
Ирмос: Услыша пророк / пришествие Твое, Господи, и убояся, / яко хощеши от Девы родитися / и человеком явитися, и глаголаше: / услышах слух Твой и убояхся, / слава силе Твоей, Господи. Ирмос: Услышал пророк / о пришествии Твоем, Господи, и убоялся, / что Ты хочешь от Девы родиться и людям явиться, и возглашал: / "Услышал я весть о Тебе, и убоялся". / Слава силе Твоей, Господи!
Бди о душе моя! / Изрядствуй якоже древле великий в патриарсех, / да стяжеши деяние с разумом, / да будеши ум зряй Бога / и достигнеши незаходящий мрак в видении, / и будеши великий купец. Бодрствуй, о душа моя, / совершенствуйся, как великий среди патриархов, / чтобы приобрести тебе деяние с разумом, / дабы обогатиться умом, зрящим Бога, / и проникнуть в неприступный мрак созерцанием, / и сделаться великим купцом.
Дванадесять патриархов, / великий в патриарсех детотворив, / тайно утверди тебе / лествицу деятельнаго душе моя восхождения: / дети, яко основания: степени, / яко восхождения, премудренно подложив. Двенадцать патриархов / великий среди патриархов породив, / таинственно утвердил для тебя, душа моя, / лестницу деятельного восхождения, / премудро детей как ступени, / а свои шаги – как восхождения / по ним расположив.
Исава возненавиденнаго подражала еси душе, / отдала еси прелестнику твоему / первыя доброты первенство, / и отеческия молитвы отпала еси, / и дважды поползнулася еси окаянная, / деянием и разумом: / темже ныне покайся. Исаву презренному подражая, / отдала ты, душа, своему соблазнителю / первоначальной красоты первородство, / и отеческой молитвы лишилась, / и двояко подпала соблазну, несчастная: / делом и разумом; / потому ныне покайся.
Едом Исав наречеся, / крайняго ради женонеистовнаго смешения: / невоздержанием бо присно разжигаемь, / и сластьми оскверняемь, / Едом именовася, / еже глаголется разжжение души любогреховныя. Эдомом Исав был прозван / за крайнее к женам вожделение; / ведь невоздержанием постоянно пылая / и наслаждениями оскверняясь, / он был наименован Эдомом, / что значит: "распаление души грехолюбивой".
Иова на гноищи слышавши, / о душе моя, оправдавшагося, / того мужеству не поревновала еси, / твердаго не имела еси предложения, во всех яже веси, / и имиже искусилася еси, / но явилася еси нетерпелива. Об Иове на гноище услышав, / ты, о душа моя, и его оправдании, / не поревновала ему в мужестве, / не имела твердой воли во всем, что узнала, / что видела, что испытала, / но оказалась нетерпеливой.
Иже первее на престоле, / наг ныне на гноищи гноен: / многий в чадех и славный, / безчаден и бездомок напрасно: / палату убо гноище, / и бисерие струпы вменяше. Бывший прежде на троне / – теперь обнаженный, на гноище, в язвах; / богатый детьми и славный / стал бездетным и бездомным внезапно; / и вот, чертогом своим считал он гноище / и язвы – жемчугами.
Слава, Троичен: Нераздельное Существом, / неслитное Лицы / богословлю Тя, Троическое Едино Божество, / яко единоцарственное и сопрестольное, / вопию Ти песнь великую, / в вышних трегубо песнословимую. Слава, Троичен: Нераздельное по существу / и неслиянное в Лицах, / богословствую о Тебе, Троичное Единое Божество, / как о единоцарственном и сопрестольном. / Возглашаю Тебе песнь великую, / в мире горнем троекратно воспеваемую.
Богородичен: И раждаеши, и девствуеши, / и пребываеши обоюду естеством Дева: / Рождейся обновляет законы естества, / утроба же раждает нераждающая. / Бог идеже хощет, побеждается естества чин: / творит бо, елика хощет. И ныне, Богородичен: И рождаешь, и остаешься Девой, / сохраняя всегда девство по естеству; / Рожденный от Тебя обновляет законы естества, / и рождает чрево девственное. / Где угодно Богу, там преодолевается порядок естества, / ибо Он творит все, что хочет.
Песнь 5 Песнь 5
Ирмос: От нощи утренююща, / Человеколюбче, просвети, молюся, / и настави и мене на повеления Твоя, / и научи мя, Спасе, / творити волю Твою. Ирмос: От ночи с рассвета / стремящегося к Тебе, Человеколюбец, / просвети, молю, / и наставь и меня в повелениях Твоих, / и научи меня, Спаситель, / творить волю Твою.
Моисеов слышала еси ковчежец душе, / водами, волнами носим речными, / яко в чертозе древле бегающий дела горькаго / совета фараонитска. О Моисее в ковчежце ты слышала, душа, / в древности по воде носимом волнами речными / и как в чертоге избегшем горького бедствия / замысла фараонова.
Аще бабы слышала еси, убивающия иногда / безвозрастное мужеское, душе окаянная, целомудрия деяние, / ныне яко великий Моисей, / сси премудрость. О повивальных бабках ты слышала, несчастная душа, / что должны были некогда убивать / младенцев мужского пола – действие целомудрия; / но теперь, как великий Моисей, / пей молоко премудрости.
Яко Моисей великий / египтянина, ума уязвивши / окаянная, не убила еси душе: / и како вселишися, глаголи, / в пустыню страстей покаянием? Как Моисей великий / египетскому разуму удар нанеся, / ты, несчастная душа, его не убила; / и как ты заселишь, скажи, / пустыню страстей покаянием?
В пустыню вселися великий Моисей, / гряди убо подражай того житие, / да и в купине богоявления душе, / в видении будеши. В пустыне поселился великий Моисей; / иди же и ты, душа, подражай его жизни, / дабы и тебе при созерцании / Богоявления в терновом кусте присутствовать.
Моисеов жезл воображай душе, / ударяющий море, и огустевающий глубину, / во образ Креста Божественнаго: / имже можеши и ты / великая совершити. Моисеев жезл изобрази, душа, / ударивший море и огустивший глубину, / знамением Креста божественного, / которым сможешь и ты / великое совершить.
Аарон приношаше огнь Богу, непорочный, нелестный: / но Офни и Финеес, яко ты душе, / приношаху чуждее Богу оскверненное житие. Аарон приносил Богу огонь беспримесный, чистый; / но Офни и Финеес принесли как ты, душа, / отчужденную от Бога нечистую жизнь.
Слава, Троичен: Тя Троице славим, Единаго Бога: / Свят, Свят, Свят еси Отче, Сыне, и Душе, / простое Существо, / Единице присно покланяемая. Слава, Троичен: Тебя, Троица, мы славим, Единого Бога: / "Свят, свят, свят Ты: Отец, Сын и Дух, / – простое Существо, / Единица непрестанно поклоняемая.
И ныне, Богородичен: Из Тебе облечеся в мое смешение, / нетленная безмужная Мати Дево, / Бог создавый веки, / и соедини Себе человеческое естество. И ныне, Богородичен: Из Тебя облекся в мой состав, / нетленная, не знавшая мужа Матерь-Дева, / Бог, века сотворивший, / и соединил с Собою человеческое естество.
Песнь 6 Песнь 6
Ирмос: Возопих всем сердцем моим / к щедрому Богу, / и услыша мя от ада преисподняго, / и возведе от тли живот мой. Ирмос: Воззвал я всем сердцем моим / к милосердному Богу, / и Он услышал меня из ада глубочайшего, / и вывел из погибели жизнь мою.
Волны Спасе прегрешений моих / яко в мори Чермнем возвращающеся, / покрыша мя внезапу, / яко Египтяны иногда, и тристаты. Волны, Спаситель, грехов моих, / как в Красном море, возвратившись, / внезапно покрыли меня, / как некогда египтян и их всадников.
Неразумное душе произволение имела еси, / яко прежде Израиль: / Божественныя бо манны предсудила еси безсловесно, / любосластное страстей объядение. Неразумен твой выбор, душа, / как у Израиля в древности: / ибо божественной манне ты предпочла безрассудно / сластолюбивое страстями пресыщение.
Кладенцы душе, предпочла еси хананейских мыслей, / паче жилы камене, / из негоже премудрости река, яко чаша / проливает токи богословия. Колодцы предпочла ты, душа, хананейских помыслов / камню с жилою водною, / из которого как бы премудрости чаша / проливает струи богословия.
Свиная мяса и котлы, и Египетскую пищу, / паче небесныя предсудила еси душе моя, / якоже древле неразумнии людие в пустыни. Свиное мясо, и котлы, и египетскую пищу / небесной пище предпочла ты, душа моя, / как некогда безрассудный народ в пустыне.
Яко удари Моисей раб Твой / жезлом камень, / образно животворивая ребра Твоя прообразоваше, / из нихже вси / питие жизни Спасе, почерпаем. Когда ударил Моисей, служитель Твой, / жезлом о камень, / он образно предъизобразил животворящие ребра Твои, / из которых все мы, Спаситель, / черпаем напиток жизни.
Испытай душе и смотряй, якоже Иисус Навин / обетования землю, какова есть, / и вселися в ню благозаконием. Испытай, душа, и обозри, как Иисус Навин, / обетованную землю, какова она, / и поселись в ней чрез исполнение закона.
Слава, Троичен: Троица есмь проста, нераздельна, / раздельна Личне, / и Единица есмь, Естеством соединена, / Отец глаголет, и Сын, и Божественный Дух. Слава, Троичен: "Троица Я несложная, нераздельная, / различаемая по Лицам, / и Единство, естеством соединенное", / – Отец возглашает, и Сын, и Божественный Дух.
Богородичен: Утроба Твоя Бога нам роди, / воображенна по нам: / Егоже яко Создателя всех моли Богородице, / да молитвами Твоими оправдимся. И ныне, Богородичен: Чрево Твое Бога родило нам, / Принявшего наш образ, / Которого как Творца всего моли, Богородица, / чтобы нам по молитвам Твоим оправдаться.
Господи, помилуй. (3) Слава, и ныне Господи, помилуй. (3) Слава, и ныне
Кондак Кондак
Душе моя, душе моя, востани, что спиши? / Конец приближается, и имаши смутитися. / Воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, / везде сый и вся исполняяй. Душа моя, душа моя, восстань, что ты спишь? / Конец приближается, и предстоит тебе смутиться. / Воспрянь же, да пощадит тебя Христос Бог, / вездесущий и все наполняющий!
Песнь 7 Песнь 7
Ирмос: Согрешихом, беззаконновахом, / неправдовахом пред Тобою, / ниже соблюдохом, ниже сотворихом, / якоже заповедал еси нам; / но не предаждь нас до конца, / отцев Боже. Ирмос: Согрешили мы, соделали / беззаконие, неправду пред Тобою, / и не соблюли, и не сотворили, / как Ты заповедал нам. / Но не предай нас до конца, / отцов Боже!
Кивот яко ношашеся на колеснице, / Зан оный, / егда превращшуся тельцу, / точию коснуся, Божиим искусисягневом: / но того дерзновения убежавши душе, / почитай Божественная честне. Когда везли на колеснице ковчег, / Оза, тебе известный, / в то время, как в сторону телец свернул, / коснувшись только, испытал на себе гнев Божий; / но избегай его дерзости, душа, / почитай Божественное благоговейно.
Слышала еси Авессалома, / како на естество воста? / Познала еси того скверная деяния, / имиже оскверни ложе Давида отца, / но ты подражала еси того страстная / и любосластная стремления. Ты слышала об Авессаломе, / как он на естество восстал; / знаешь его скверные деяния, / которыми он обесчестил ложе Давида-отца. / Но сама подражала его страстным / и сластолюбивым стремлениям.
Покорила еси неработное твое достоинство телу твоему: / иного бо Ахитофела обретши врага, душе, / снизшла еси сего советом, / но сия разсыпа Сам Христос, / да ты всяко спасешися. Покорила ты свободное свое достоинство телу твоему, / ибо найдя иного Ахитофела – врага, / ты, душа, склонилась на его советы; / но их разрушил сам Христос, / чтобы ты спаслась всесовершенно.
Соломон чудный, / и благодати премудрости исполненный, / сей лукавое иногда пред Богом сотворив, / отступи от Него: / емуже ты проклятым твоим житием, душе / уподобилася еси. Соломон чудный / и благодати премудрости преисполненный / некогда злое против Бога сотворив, / отступил от Него. / Ему ты сама, душа, по жизни своей, / проклятия достойной, уподобилась.
Сластьми влекомь страстей своих оскверняшеся, / увы мне, рачитель премудрости, / рачитель блудных жен, и странен от Бога: / егоже ты подражала еси умом о душе! / Сладострастьми скверными. Услаждениями влекомый страстей своих, / Соломон осквернился. / Увы, ревнитель премудрости / стал любителем распутных жен и чуждым для Бога. / Ты сама, душа, подражала ему в уме / сладострастием скверным.
Ровоаму поревновала еси / не послушавшему совета отча, / купно же и злейшему рабу Иеровоаму, прежнему отступнику душе, / но бегай подражания, и зови Богу: / согреших, ущедри мя. Ровоаму поревновала ты, душа, / не послушавшему советников отца своего, / а вместе и злейшему рабу, Иеровоаму, древнему мятежнику. / Но оставь подражание им и взывай к Богу: / "Согрешила, пожалей меня!"
Слава, Троичен: Троице простая, нераздельная, / единосущная, и Естество едино, / Светове и Свет, и Свята три, и едино Свято / поется Бог Троица, / но воспой, прослави Живот и Животы, душе, / всех Бога. Слава, Троичен: Троица Простая, Нераздельная, / Единосущная и Естеством Единая: / как Светы и Свет, и – Три Святых и Единое Святое / воспевается Бог Троица; / но воспой, прославь Жизнь и Жизни, душа, / – всех Бога.
Богородичен: Поем Тя, благословим Тя, / покланяемся Ти Богородительнице, / яко неразлучныя Троицы породила еси / единаго Христа Бога, / и Сама отверзла еси нам / сущим на земли небесная. И ныне, Богородичен: Воспеваем Тебя, благословляем Тебя, / поклоняемся Тебе, Божия Родительница, / ибо носила Ты во чреве / Единого из Нераздельной Троицы – Христа Бога / и Сама открыла нам, / живущим на земле, небесное.
Песнь 8 Песнь 8
Ирмос: Егоже воинства Небесная славят, / и трепещут Херувими и Серафими, / всяко дыхание и тварь, / пойте, благословите / и превозносите во вся веки. Ирмос: Кого воинства небесные славят, / и пред Кем трепещут Херувимы и Серафимы, / все что дышит и сотворено, / пойте, благословляйте / и превозносите во все века!
Ты Озии душе поревновавши, / сего прокажение в себе стяжала еси сугубо: / безместная бо мыслиши, беззаконная же дееши: / остави яже имаши, / и притецы к покаянию. Ты Озии, душа, поревновав, / его проказу в себе носишь вдвойне, / ибо о недолжном мыслишь и беззаконное делаешь. / Оставь то, чего держишься, / и прибегни к покаянию.
Ниневитяны душе слышала еси / кающияся Богу, вретищем и пепелом, / сих не подражала еси, но явилася еси злейшая всех, / прежде закона, и по законе прегрешивших. О ниневитянах слышала ты, душа, / каявшихся Богу в рубище и пепле, / им ты не подражала, но оказалась упорнее всех, / до закона и после закона согрешивших.
В рове блата слышала еси Иеремию душе, / града Сионя рыданьми вопиюща, / и слез ищуща, / подражай сего плачевное житие и спасешися. Ты слышала о Иеремии, душа, / во рве с грязью ко граду Сиону / с рыданиями взывавшем и слез искавшем; / подражай его плачевной жизни и спасешься.
Иона в Фарсис побеже, / проразумев обращение ниневитянов, / разуме бо яко пророк Божие благоутробие: / темже ревноваше / пророчеству не солгатися. Иона в Фарсис бежал, / предвидя обращение ниневитян: / ибо он знал, как пророк, милосердие Божие, / и потому ревностью пламенел, / чтобы не явилось пророчество ложным.
Даниила в рове слышала еси, / како загради уста, о душе зверей: / уведела еси, како отроцы иже о Азарии, / погасиша верою пещи пламень горящий. Слышала ты, о душа, / как Даниил во рве заградил пасти зверей; / узнала, как бывшие с Азарией отроки / угасили верою печи пламень горящий.
Ветхаго Завета вся / приведох ти душе, к подобию, / подражай праведных боголюбивая деяния, / избегни же паки лукавых грехов. Из Ветхого Завета / всех я привел тебе, душа, в пример, / подражай праведных богоугодным деяниям, / но, напротив, избегай / грехов порочных людей.
Слава, Троичен: Безначальне Отче, Сыне собезначальне, / Утешителю Благий, Душе Правый: / Слова Божия Родителю, / Отца безначальна Слове, / Душе живый, и зиждяй, / Троице Единице помилуй мя. Слава, Троичен: Безначальный Отче, Сын собезначальный, / Утешитель благой, Дух правый; / Слова Божия Родитель, / Отца безначальное Слово, / Дух живой и созидающий, / Троица-Единица, помилуй меня.
Богородичен: Яко от оброщения червленицы Пречистая, / умная багряница Еммануилева, / внутрь во чреве Твоем плоть исткася. / Темже Богородицу / воистинну Тя почитаем. И ныне, Богородичен: Как бы из пурпурного состава, Пречистая, / мысленная багряница – плоть Эммануила / внутри чрева Твоего соткалась; / потому мы Тебя, Богородицу, / истинно почитаем.
Песнь 9 Песнь 9
Ирмос: Безсеменнаго зачатия Рождество несказанное, / Матере безмужныя нетленен Плод, / Божие бо рождение обновляет естества. / Темже Тя вси роди, / яко Богоневестную Матерь, / православно величаем. Ирмос: От зачатия без семени рождение неизъяснимо, / у Матери, не знавшей мужа, непорочен Плод: / ибо обновляет Божие рождение законы естества. / Потому Тебя мы, все роды, / как Бога нашего Матерь / православно величаем.
Христос искушашеся, / диавол искушаше, / показуя камение, / да хлеби будут: / на гору возведе / видети вся царствия мира во мгновении. / Убойся о душе, ловления, / трезвися молися на всякий час Богу. Христос был искушаем: / диавол искушал Его, / показывая камни, / да превратит их в хлебы; / возвел Его на гору, / да узрит все царства мира в одно мгновение; / бойся, о душа, дела сего, / трезвись и молись ежечасно Богу.
Горлица пустынолюбная, / глас вопиющаго возгласи, / Христов светильник, проповедуяй покаяние, / Ирод беззаконнова со Иродиадою. / Зри душе моя, да не увязнеши в беззаконныя сети, / но облобызай покаяние. Горлица пустыннолюбивая, / голос вопиющего возгласил, / Христов светильник, проповедуя покаяние; / но Ирод сотворил беззаконие с Иродиадой: / смотри, душа моя, не запутайся в сетях беззаконников, / но возлюби покаяние.
В пустыню вселися благодати Предтеча, / и Иудея вся и Самария / слышавше течаху, / и исповедаху грехи своя, / крещающеся усердно: / ихже ты не подражала еси душе. В пустыне поселился благодати Предтеча, / и со всей Иудеи и Самарии / слушавшие его стекались / и исповедывали грехи свои, / крещение принимая усердно. / Но ты им не подражала, душа.
Брак убо честный, и ложе нескверно: / обоя бо Христос прежде благослови, / плотию ядый, / и в Кане же на браце воду в вино совершая, / и показуя первое чудо: / да ты изменишися о душе.   Брак – честен и ложе – непорочно, / ибо Христос их некогда благословил, / плотию пищу вкушая, / и в Кане на браке воду в вино претворяя, / и показав это первое чудо, / чтобы ты изменилась, о душа.
Разслабленнаго стягну Христос, / одр вземша, / и юношу умерша воздвиже, вдовиче рождение, / и сотнича отрока, / и самаряныне явися, / в Дусе службу / Тебе, душе предживописа. Расслабленного укрепил Христос, / свое ложе поднявшего, / и юношу умершего воздвиг – чадо вдовицы, / как и отрока сотника; / и, самарянке открывшись, / в Духе служение Богу / тебе, душа, предначертал.
Кровоточивую исцели / прикосновением края ризна Господь: / прокаженныя очисти: / слепыя и хромыя просветив, исправи: / глухия же и немыя, и ничащия низу исцели словом: / да ты спасешися окаянная душе. Кровоточивую исцелил / прикосновением к краю одежды Господь, / прокаженных очистил, / слепых и хромых, просветив, исправил, / глухих же и немых, и согбенную исцелил словом, / дабы ты спаслась, несчастная душа.
Слава, Троичен: Отца прославим, Сына превознесем, / Божественному Духу верно поклонимся, / Троице нераздельней, Единице по Существу, / яко Свету, и Светом, и Животу, и Животом: / животворящему, и просвещающему концы. Слава, Троичен: Отца прославим, Сына превознесем, / Божественному Духу с верой поклонимся / – Троице нераздельной, Единице по существу, / как Свету и Светам, и Жизни и Жизням, / животворящему и просвещающему мира концы.
Богородичен: Град Твой сохраняй / Богородительнице Пречистая: / в Тебе бо сей верно царствуяй, / в Тебе и утверждается, / и Тобою побеждаяй, / побеждает всякое искушение, / и пленяет ратники, / и проходит послушание. И ныне, Богородичен: Град Твой сохраняй, / Божия Родительница Пречистая. / Ибо под Твоею защитой он с верою царствует, / и от Тебя получает крепость, / и при Твоем содействии / победоносно отражает всякое искушение, / и берет в плен неприятелей, / и держит их в послушании.
Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас. Преподобный отче Андрей, моли Бога о нас.
Андрею: Андрее честный, и отче треблаженнейший, / пастырю Критский, / не престай моляся о воспевающих тя, / да избавимся вси гнева, и скорби, и тления, / и прегрешений безмерных, / чтущии твою память верно. Андрей досточтимый и отче треблаженнейший, / пастырь Критский! / Не переставай молиться о воспевающих тебя, / да избавимся все мы от гнева, и скорби, и тления, / и согрешений безмерных, / чтущие твою память с верою.
СРЕДА
Песнь 1 Песнь 1
Ирмосы: Помощник и покровитель бысть мне во спасение, / Сей мой Бог, и прославлю Его, / Бог отца моего, и вознесу Его: / славно бо прославися. Песнь 1 Ирмос: Помощник и покровитель / сделался мне спасением: / Он – мой Бог, и прославлю Его, / Бог отца моего – и вознесу Его, / ибо славно Он прославился!
Помилуй мя, Боже, помилуй мя Помилуй меня, Боже, помилуй меня
От юности Христе, заповеди Твоя преступих, / всестрастно небрегий, / унынием преидох житие. / Темже зову Ти Спасе: / поне на конец спаси мя. С юности я, Христе, заповеди Твои преступил, / страстно, нерадиво, беспечно / провел я всю жизнь, / потому взываю к Тебе, Спаситель: / "Хотя бы при конце, спаси меня!"
Повержена мя Спасе, пред враты Твоими, / поне на старость не отрини мене во ад тща, / но прежде конца, яко Человеколюбец, / даждь ми прегрешений оставление. Повергнутого пред вратами Твоими, Спаситель, / хотя бы в старости не отринь меня во ад, ни с чем, / но прежде кончины, как Человеколюбец, / даруй мне согрешений отпущение.
Богатство мое Спасе, изнурив в блуде, / пуст есмь плодов благочестивых, / алчен же зову: / Отче щедрот, предварив / Ты мя ущедри. Имение мое, Спаситель, в блуде расточив, / лишен я плодов благочестия, / и, голодом томясь, взываю: / "Отче милосердный, поспеши, / Сам надо мною сжалься!"
В разбойники впадый аз есмь, / помышленьми моими, / весь от них уязвихся ныне, и исполнихся ран, / но Сам ми представ, / Христе Спасе исцели. Я – попавшийся разбойникам – / помыслам моим, / весь ими изранен ныне и язвами покрыт; / но Ты Сам, Христе Спаситель, / приди и меня исцели.
Священник мя предвидев мимо иде, / и левит видя в лютых нага презре, / но из Марии возсиявый Иисусе, / Ты представ ущедри мя. Священник, меня заметив, прошел мимо, / и левит, видя меня в тяжкой беде, обнаженным, презрел. / Но от Марии воссиявший Иисусе, / Ты приди и помилуй меня.
Преподобная мати Марие, моли Бога о нас Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас
Ты ми даждь светозарную благодать / от Божественнаго свыше промышления, / избежати страстей омрачения, / и пети усердно, твоего Марие жития, / красная исправления. Ты мне даруй светозарную благодать / от Вышнего Божественного Промысла / – избежать страстей омрачения / и воспеть усердно Твоего, Мария, жития / прекрасные деяния.
Слава, Троичен: Пресущная Троице, / во Единице покланяемая, / возми бремя от мене тяжкое греховное, / и яко благоутробна / даждь ми слезы умиления. Слава, Троичен: Сверхсущественная Троица, / во Единстве поклоняемая, / возьми от меня бремя тяжкое греховное / и, как Милосердная, / даруй мне слезы умиления.
Богородичен: Богородице, надежде и предстательство Тебе поющих, / возми бремя от мене тяжкое греховное, / и яко Владычица Чистая, / кающася приими мя. И ныне, Богородичен: Богородица, Надежда и Защита Тебя воспевающих! / Возьми от меня бремя тяжкое греховное, / и как Владычица Чистая / кающегося прими меня.
Песнь 2 Песнь 2
Ирмос: Вонми, небо, и возглаголю, / и воспою Христа, / от Девы плотию пришедшаго Ирмос: Внимай, небо, – и возвещу, / и воспою Христа, / от Девы во плоти Пришедшего
Поползохся яко Давид блудно, и осквернихся: / но омый и мене Спасе, слезами. Поскользнулся я от невоздержания / подобно Давиду и осквернился; / но омой и меня, Спаситель, слезами моими.
Ни слез, ниже покаяния имам, ниже умиления: / Сам ми сия Спасе, / яко Бог даруй. Ни слез, ни покаяния нет у меня, ни умиления; / Сам мне это, Спаситель, / как Бог, даруй.
Погубих первозданную доброту / и благолепие мое, / и ныне лежу наг, и стыждуся. Погубил я первозданную красоту / и благолепие мое, / и теперь лежу нагим и стыжусь.
Дверь Твою не затвори мне тогда, / Господи, Господи, / но отверзи ми сию / кающемуся Тебе. Дверь Твою не затвори предо мною тогда, / Господи, Господи, / но открой ее для меня, / кающегося Тебе.
Внуши воздыхания души моея, / и очию моею приими капли Спасе, / и спаси мя. Внемли стенаниям души моей / и прими очей моих слезные капли, Спаситель, / и спаси меня.
Человеколюбче хотяй всем спастися, / Ты воззови мя, / и приими яко Благ кающагося. Человеколюбец, желающий спасения всем, / Ты призови меня и, как Благой, / прими кающегося.
Пресвятая Богородице, спаси нас Пресвятая Богородица, спаси нас
Богородичен: Пречистая Богородице Дево, / едина Всепетая, / моли прилежно, во еже спастися нам. Пречистая Богородица Дева, / единая всепрославленная, / моли усердно о спасении нашем.
Ирмос: Видите, видите, яко Аз есмь Бог, / манну одождивый / и воду из камене источивый / древле в пустыни людем Моим, / десницею единою и крепостию Моею. Ирмос: Видите, видите, что Я есмь Бог, / манну дождем проливший / и воду из камня источивший / в древности в пустыне людям Моим / десницею единою и крепостию Моею.
Видите видите, яко Аз есмь Бог: / внушай душе моя Господа вопиюща, / и удалися прежняго греха, / и бойся яко неумытнаго, / и яко Судии и Бога. "Видите, видите, что Я есмь Бог!" / Внимай, душа моя, Господу взывающему, / и отступи от прежнего греха, / и страшись Его как Отмстителя, / и как Судии и Бога.
Кому уподобилася еси многогрешная душе, / токмо первому Каину, и Ламеху оному, / каменовавшая тело злодействы, / и убившая ум безсловесными стремленьми. Кому уподобилась ты, многогрешная душа? / Увы, древнему Каину и тому Ламеху, / поразив камнями – злодействами – тело / и умертвив разум безрассудными стремлениями.
Вся прежде закона претекши, о душе! / Сифу не уподобилася еси, / ни Еноса подражала еси, / ни Еноха преложением, ни Ноя, / но явилася еси убога праведных жизни. Всех, живших до закона, / взором перебрав, о душа, / Сифу не уподобилась ты, / ни Еносу не подражала, / ни Еноха переселению, ни Ною, / но оказалась скудна праведных жизнью.
Едина отверзла еси хляби гнева, / Бога твоего, душе моя, / и потопила еси всю, якоже землю плоть, и деяния и житие, / и пребыла еси вне спасительнаго ковчега. Ты одна отверзла водопады гнева / Бога твоего, душа моя, / и как землю потопила всю плоть, и дела, и жизнь, / и осталась вне спасительного ковчега.
Преподобная мати Марие, моли Бога о нас Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас
Всем усердием и любовию / притекла еси Христу, / первый греха путь отвращши, / и в пустынях непроходимых питающися, / и Того чисте совершающи Божественныя заповеди. Всем усердием и любовью / прибегла ты ко Христу, / от прежнего пути греха отвратившись, / и воспитываясь в пустынях непроходимых, / и непорочно исполняя Божественные Его заповеди.
Слава, Троичен: Безначальная, несозданная Троице, / нераздельная Единице, / кающася мя приими, / согрешивша спаси, / Твое есмь создание, не презри, / но пощади и избави / огненнаго мя осуждения. И ныне, Богородичен: Пречистая Владычица, Божия Родительница, / Надежда к Тебе прибегающих / и Пристанище застигнутым бурей, / милостивого Создателя и Сына Твоего / преклони на милость и ко мне / мольбами Твоими.
Песнь 3 Песнь 3
Ирмос: Утверди, Господи, на камени заповедей Твоих / подвигшееся сердце мое, / яко Един Свят еси и Господь. Ирмос: Утверди, Господи, на камне заповедей Твоих / колеблющееся сердце мое, / ибо Ты один Свят и Господь.
Благословения Симова не наследовала еси душе окаянная, / ни пространное одержание, / якоже Иафет имела еси на земли оставления. Благословения Симова ты не наследовала, душа несчастная, / ни обширного владения, как Иафет / не получила на земле прощения.
От земли Харран, / изыди от греха душе моя, / гряди в землю точащую присноживотное нетление, / еже Авраам наследствова. Из земли Харран – от греха / выйди, душа моя, / поспеши в землю, источающую вечно живое нетление, / которую Авраам унаследовал.
Авраама слышала еси душе моя, / древле оставльша землю отечества, / и бывша пришельца, / сего произволению подражай. Об Аврааме слышала ты, душа моя, / в древности оставившем землю отеческую / и сделавшемся пришельцем; / его решимости подражай.
У дуба Мамврийскаго / учредив патриарх ангелы, / наследствова по старости / обетования ловитву. У дуба Мамврийского патриарх, / Ангелов угостив, / унаследовал в старости / обетование в награду.
Исаака окаянная душе моя, / разумевши новую жертву, / тайно всесожженную Господеви, / подражай его произволению. Исаака, несчастная душа моя, / узнав как новую жертву всесожжения, / таинственно принесенную Господу, / подражай его произволению.
Исмаила слышала еси, трезвися душе моя, / изгнана яко рабынино отрождение, / виждь, да не како подобно что / постраждеши ласкосердствующи. Об Измаиле ты слышала, душа моя, / изгнанном, как рабыни порождение; / смотри, трезвись, чтобы и тебе / за распутство не претерпеть подобного.
Преподобная мати Марие, моли Бога о нас Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас
Содержимь есмь бурею, и треволнением согрешений, / но сама мя мати ныне спаси, / и к пристанищу Божественнаго покаяния возведи. Охвачен я бурею и треволнением согрешений, / но ты сама меня, матерь, ныне спаси / и к пристани Божественного покаяния приведи.
Преподобная мати Марие, моли Бога о нас Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас
Рабское моление и ныне преподобная / принесши ко благоутробней молитвами твоими Богородице, / отверзи ми Божественныя входы. Рабское моление и ныне, преподобная, / принеся к милосердной Богородице, / открой и для меня твоим ходатайством / Божественные входы.
Слава, Троичен: Троице простая, несозданная, / безначальное Естество, / в Троице певаемая Ипостасей, / спаси ны верою покланяющияся / державе Твоей. Слава, Троичен: Единство простое, не созданное, / безначальное Естество, / воспеваемое в Трех Ипостасях, / спаси нас, с верою поклоняющихся / могуществу Твоему.
Богородичен: От Отца безлетна Сына, / в лето Богородительнице / неискусомужно родила еси, / странное чудо, / пребывши Дева доящи. И ныне, Богородичен: От Отца вне времени рожденного Сына / во времени, Божия Родительница, / не познав мужа, Ты родила, / – о необычайное чудо! / – Девой пребыв и молоком питая.
Песнь 4 Песнь 4
Ирмос: Услыша пророк / пришествие Твое, Господи, и убояся, / яко хощеши от Девы родитися / и человеком явитися, и глаголаше: / услышах слух Твой и убояхся, / слава силе Твоей, Господи. Ирмос: Услышал пророк / о пришествии Твоем, Господи, и убоялся, / что Ты хочешь от Девы родиться и людям явиться, и возглашал: / "Услышал я весть о Тебе, и убоялся". / Слава силе Твоей, Господи!
Тело осквернися, дух окаляся, / весь острупихся, / но яко врач Христе, / обоя покаянием моим уврачуй, / омый, очисти, / покажи Спасе мой, / паче снега чистейша. Тело мое осквернено, дух запятнан, / струпьями весь я покрыт; / но Ты, как врач, Христе, / и то и другое моим покаянием уврачуй, / омой, очисти, убели / и покажи, Спаситель мой, / меня снега чистейшим.
Тело Твое и кровь распинаемый о всех / положил еси Слове: / тело убо, да мя обновиши: / кровь, да омыеши мя: / дух же предал еси, / да мя приведеши Христе, / Твоему Родителю. Тело Твое и Кровь, распинаемый за всех, / предложил, Ты, Слово: / Тело – чтобы меня воссоздать, / Кровь – чтобы омыть меня. / Дух же предал Ты, / чтобы меня привести, Христе, / к Твоему Родителю.
Соделал еси спасение / посреде земли Щедре, / да спасемся. / Волею на Древе распялся еси. / Едем затворенный отверзеся, / горняя и дольняя тварь, / языцы вси спасени / покланяются Тебе. Совершил Ты спасение / посреди земли, Милосердный: / дабы мы спаслись, / Ты добровольно на Древе был распят; / Эдем затворенный открылся; / горнее и дольнее, / творение и все народы, / спасенные, поклоняются Тебе.
Да будет ми купель, / кровь из ребр Твоих, / вкупе и питие, / источившее воду оставления, / да обоюду очищаюся, / помазуяся и пия: / яко помазание и питие Слове, / животочная Твоя словеса. Да будет мне купелью / кровь из ребр Твоих / и вместе питием, / источившим воду прощения, / чтобы мне всецело очиститься, / умащаясь и напояясь / как помазанием и питием, Слово, / животворными Твоими словами.
Чашу Церковь стяжа, / ребра Твоя живоносная, / из нихже сугубыя нам источи токи, / оставления и разума, / во образ древняго и новаго / двоих вкупе заветов, Спасе наш. Как чашу Церковь обрела / ребра Твои живоносные, / из которых двойной нам излился поток: / прощения грехов и познания, / во образ Ветхого и Нового, – / двух вместе Заветов, Спаситель наш.
Наг есмь чертога, / наг есмь и брака, купно и вечери: / светильник угасе, яко безъелейный, / чертог заключися мне спящу, / вечеря снедеся: / аз же по руку и ногу связан, / вон низвержен есмь. Лишен я чертога, / лишен и брака, а вместе – и вечери; / светильник погас, ибо нет в нем елея, / чертог, пока я спал, затворился, / вечеря окончена, / а я по рукам и ногам связан / и извержен вон.
Слава, Троичен: Нераздельное Существом, / неслитное Лицы, / богословлю Тя, Троическое Едино Божество, / яко единоцарственное и сопрестольное, / вопию Ти песнь великую, / в вышних трегубо песнословимую. Слава, Троичен: Нераздельное по существу / и неслиянное в Лицах, / богословствую о Тебе, Троичное Единое Божество, / как о единоцарственном и сопрестольном. / Возглашаю Тебе песнь великую, / в мире горнем троекратно воспеваемую.
Богородичен: И раждаеши, и девствуеши, / и пребываеши обоюду естеством Дева, / Рождейся обновляет законы естества, / утроба же раждает нераждающая. / Бог идеже хощет, побеждается естества чин, / творит бо, елика хощет. И ныне, Богородичен: И рождаешь, и остаешься Девой, / сохраняя всегда девство по естеству; / Рожденный от Тебя обновляет законы естества, / и рождает чрево девственное. / Где угодно Богу, там преодолевается порядок естества, / ибо Он творит все, что хочет.
Песнь 5 Песнь 5
Ирмос: От нощи утренююща, / Человеколюбче, просвети, молюся, / и настави и мене на повеления Твоя, / и научи мя, Спасе, / творити волю Твою. Ирмос: От ночи с рассвета / стремящегося к Тебе, Человеколюбец, / просвети, молю, / и наставь и меня в повелениях Твоих, / и научи меня, Спаситель, / творить волю Твою.
Яко тяжкий нравом, / фараону горькому бых Владыко, / Ианни, и Иамври, душею и телом, / и погружен умом, но помози ми. Как тяжкий нравом, / фараону жестокому, Владыка, / стал я Ианнием и Иамврием душою и телом / и погряз умом; но помоги мне.
Калом смесихся окаянный умом, / омый мя Владыко, банею моих слез, / молю Тя, плоти моея одежду / убелив яко снег. С грязью смешал я, несчастный, свой ум, / но омой меня, Владыка, в купели моих слез, / молю Тебя, плоти моей одежду / убелив как снег.
Аще испытаю моя дела Спасе, / всякаго человека превозшедша грехами себе зрю, / яко разумом мудрствуяй согреших, / не неведением. Если стану я испытывать дела мои, Спаситель, / то вижу, что я всякого человека грехами превзошел, / ибо в полном сознании я грешил, / не в неведении.
Пощади пощади Господи, создание Твое, / согреших, ослаби ми, / яко естеством чистый Сам сый един, / и ин разве Тебе / никтоже есть кроме скверны. Пощади, пощади, Господи, создание твое. / Согрешил я – прости мне, / ибо Ты один только чист естеством, / и никто другой, кроме Тебя, / не пребывает без скверны.
Мене ради Бог сый, / вообразился еси в мя, / показал еси чудеса, исцелив прокаженныя, / и разслабленнаго стягнув, / кровоточивыя ток уставил еси Спасе, / прикосновением риз. Меня ради, будучи Богом, / Ты принял мой образ, / показал чудеса, исцелив прокаженных / и расслабленных укрепив, / остановив у кровоточивой ток крови, Спаситель, / прикосновением к краю риз.
Преподобная мати Марие, моли Бога о нас Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас
Струи Иорданския прешедши, / обрела еси покой безболезненный, / плоти сласти избежавши, / еяже и нас изми / твоими молитвами преподобная. Струю иорданскую перейдя, / обрела ты покой безболезненный, / плотского услаждения избежав; / от него и нас избавь / твоими молитвами, преподобная
Слава, Троичен: Тя Троице славим, Единаго Бога, / Свят, Свят, Свят еси / Отче, Сыне, и Душе, / простое Существо, / Единице присно покланяемая. Слава, Троичен: Тебя, Троица, славим, Единого Бога: / "Свят, свят, свят Ты: / Отец, Сын и Дух, / – простое Существо, / Единица непрестанно поклоняемая.
Богородичен: Из Тебе облечеся в мое смешение, / нетленная безмужная Мати Дево, / Бог создавый веки, / и соедини Себе человеческое естество. И ныне, Богородичен: Из Тебя облекся в мой состав, / нетленная, не знавшая мужа Матерь-Дева, / Бог, сотворивший века, / и соединил с Собою человеческое естество.
Песнь 6 Песнь 6
Ирмос: Возопих всем сердцем моим / к щедрому Богу, / и услыша мя от ада преисподняго, / и возведе от тли живот мой. Ирмос: Воззвал я всем сердцем моим / к милосердному Богу, / и Он услышал меня из ада глубочайшего, / и вывел из погибели жизнь мою.
Востани и побори, / яко Иисус Амалика, плотския страсти, / и гаваониты, лестныя помыслы / присно побеждающи. Восстань и покори, / как Иисус Амалика, плотские страсти, / и гаваонитян, – обманчивые помыслы / всегда побеждая.
Преиди времене текущее естество, / яко прежде ковчег, / и земли оныя буди во одержании обетования душе, / Бог повелевает. Перейди времени текущее естество, / как некогда ковчег, / и вступи в обладание тою землей обетования, душа: / Бог повелевает.
Яко спасл еси Петра, возопивша / спаси, предварив мя Спасе / от зверя избави, простер Твою руку, / и возведи из глубины греховныя. Как спас Ты Петра воззвавшего, / поспешив, спаси и меня, Спаситель, / от зверя меня избавь, простерши руку Твою, / и возведи из глубины греховной.
Пристанище Тя вем утишное, / Владыко, Владыко Христе, / но от незаходимых глубин греха, и отчаяния / мя предварив избави. Пристанище Тебя знаю тихое, / Владыка, Владыка Христе; / но от непостижимых глубин греха и отчаяния / меня, поспешив, избавь.
Слава, Троичен: Троице есмь проста, нераздельна, / раздельна Личне, / и Единица есмь Естеством соединена, / Отец глаголет, и Сын, и Божественный Дух. Слава, Троичен: "Троица Я несложная, нераздельная, / различаемая по Лицам, / и Единство, естеством соединенное", / – Отец возглашает, и Сын, и Божественный Дух.
Богородичен: Утроба Твоя Бога нам роди, / воображена по нам: / Егоже, яко Создателя всех, моли Богородице, / да молитвами Твоими оправдимся. И ныне, Богородичен: Чрево Твое Бога родило нам, / Принявшего наш образ, / Которого как Творца всего моли, Богородица, / чтобы нам по ходатайствам Твоим оправдаться.
Господи, помилуй. (3) Господи, помилуй. (3)
Кондак Кондак
Душе моя, душе моя, востани, что спиши? / Конец приближается, и имаши смутитися. / Воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, / везде сый и вся исполняяй. Душа моя, душа моя, восстань, что ты спишь? / Конец приближается, и предстоит тебе смутиться. / Воспрянь же, да пощадит тебя Христос Бог, / вездесущий и все наполняющий!
Песнь 7 Песнь 7
Ирмос: Согрешихом, беззаконновахом, / неправдовахом пред Тобою, / ниже соблюдохом, ниже сотворихом, / якоже заповедал еси нам; / но не предаждь нас до конца, / отцев Боже. Ирмос: Согрешили мы, соделали / беззаконие, неправду пред Тобою, / и не соблюли, и не сотворили, / как Ты заповедал нам. / Но не предай нас до конца, / отцов Боже!
Манассиева собрала еси согрешения изволением, / поставльши яко мерзости страсти, / и умноживши душе негодование, / но того покаянию ревнующи тепле, / стяжи умиление. Манассиины преступления собрала ты добровольно, / воздвигнув вместо мерзостей языческих страсти / и умножив тем, душа, на них негодование; / но горячо ревнуя его покаянию, / стяжи сокрушение.
Ахаавовым поревновала еси / сквернам, душе моя, увы мне, / была еси плотских скверн пребывалище, / и сосуд срамлен страстей, / но из глубины твоея воздохни, / и глаголи Богу грехи твоя. С Ахавом ты соревновалась / в мерзких делах, душа моя, увы мне! / Соделалась скверн плотских прибежищем / и сосудом постыдных страстей; / но из глубины твоей восстенай / и поведай Богу грехи твои.
Заключися тебе небо душе, / и глад Божий постиже тя: / егда Илии Фесвитянина якоже Ахаав, / не покорися словесем иногда, / но Сараффии уподобився, / напитай пророчу душу. Заключено для тебя небо, душа, / и голод Божий настиг тебя, / как некогда было, / когда речам Илии Фесвитянина не покорился Ахав; / но Сарептской вдове уподобься: / напитай душу пророка.
Попали Илия иногда дващи / пятьдесят Иезавелиных, / егда студныя пророки погуби, / во обличение Ахаавово, / но бегай подражания двою душе, / и укрепляйся. Некогда два раза сжигал / пятьдесят слуг Иезавели Илия, / когда и пророков мерзости он погубил / во обличение Ахава; / но избегай подражания обоим им, душа, / и укрепляйся.
Слава, Троичен: Троице простая, нераздельная, / единосущная, и Естество едино, / Светове и Свет, и Свята три: и едино Свято / поется Бог Троица. / Но воспой, прослави Живот и Животы, душе / всех Бога. Слава, Троичен: Троица Простая, Нераздельная, / Единосущная и Естеством Единая: / как Светы и Свет, и – Три Святых и Единое Святое / воспевается Бог Троица; / но воспой, прославь Жизнь и Жизни, душа, / – всех Бога.
Богородичен: Поем Тя, благословим Тя, / покланяемся Ти Богородительнице, / яко нераздельныя Троицы, / породила еси единаго Христа Бога, / и Сама отверзла еси нам / сущим на земли небесная. И ныне, Богородичен: Воспеваем Тебя, благословляем Тебя, / поклоняемся Тебе, Божия Родительница, / ибо носила Ты во чреве / Единого из Нераздельной Троицы – Христа Бога / и Сама открыла нам, / живущим на земле, небесное.
Песнь 8 Песнь 8
Ирмос: Егоже воинства Небесная славят, / и трепещут Херувими и Серафими, / всяко дыхание и тварь, / пойте, благословите / и превозносите во вся веки. Ирмос: Кого воинства небесные славят, / и пред Кем трепещут Херувимы и Серафимы, / все что дышит и сотворено, / пойте, благословляйте / и превозносите во все века!
Правосуде Спасе помилуй, / и избави мя огня, и прещения, / еже имам на суде праведно претерпети: / ослаби ми прежде конца, / добродетелию и покаянием. Правосудный Спаситель, помилуй / и избавь меня от огня и наказания, / которое предстоит мне на суде справедливо претерпеть: / дай облегчение мне прежде конца, / за добродетель и покаяние.
Яко разбойник вопию Ти: помяни мя. / Яко Петр плачу горце: / ослаби ми Спасе. Зову яко мытарь: / слезю яко блудница. / Приими мое рыдание, / якоже иногда хананеино. Как разбойник взываю Тебе: "Помяни меня!" / Как Петр плачу горько. / "Прости меня, Спаситель", – зову как мытарь, / лью слезы как блудница; / прими мое рыдание, / как некогда от хананеянки.
Гноение, Спасе, исцели / смиренныя моея души: едине Врачу, / пластырь мне наложи, и елей и вино, дела покаяния, / умиление со слезами. Гноение, Спаситель, исцели / смиренной моей души, единый Врач, / пластырь мне приложи, и елей, и вино – дела покаяния, / сокрушение со слезами.
Хананею и аз подражая, / помилуй мя, вопию, Сыне Давидов: / касаюся края ризы, яко кровоточивая: / плачу, яко Марфа и Мария над Лазарем. Хананеянке подражая, и я: / "Помилуй меня", - взываю к Сыну Давидову; / касаюсь края ризы, как кровоточивая, / плачу, как Марфа и Мария над Лазарем.
Слава, Троичен: Безначальне Отче, Сыне собезначальне, / Утешителю Благий, Душе Правый: / Слова Божия Родителю, / Отца безначальна Слове, / Душе живый и зиждяй, / Троице Единице помилуй мя. Слава, Троичен: Безначальный Отче, Сын собезначальный, / Утешитель благой, Дух правый; / Слова Божия Родитель, / Отца безначальное Слово, / Дух живой и созидающий, / Троица-Единица, помилуй меня.
Богородичен: Яко от оброщения червленицы Пречистая, / умная багряница Еммануилева, / внутрь во чреве Твоем плоть исткася, / темже Богородицу / воистинну Тя почитаем. И ныне, Богородичен: Как бы из пурпурного состава, Пречистая, / мысленная багряница – плоть Эммануила / внутри чрева Твоего соткалась; / потому мы Тебя, Богородицу, / истинно почитаем.
Песнь 9 Песнь 9
Ирмос: Безсеменнаго зачатия Рождество несказанное, / Матере безмужныя нетленен Плод, / Божие бо рождение обновляет естества. / Темже Тя вси роди, / яко Богоневестную Матерь, / православно величаем. Ирмос: От зачатия без семени рождение неизъяснимо, / у Матери, не знавшей мужа, непорочен Плод: / ибо обновляет Божие рождение законы естества. / Потому Тебя мы, все роды, / как Бога нашего Матерь / православно величаем.
Недуги исцеляя, / нищим благовествоваше, Христос Слово, / вредныя уврачева, с мытари ядяше, / со грешники беседоваше, / Иаировы дщере душу предумершую / возврати осязанием руки. Недуги исцеляя, / нищим благовествовал Христос-Слово; / увечных исцелял, с мытарями вкушал, / с грешниками беседовал; / Иаировой дочери душу, уже отшедшую, / возвратил прикосновением руки.
Мытарь спасашеся, и блудница целомудрствоваше, / и фарисей хваляся осуждашеся: / ов убо, очисти мя: / ова же, помилуй мя. / Сей же величашеся вопия: Боже, благодарю Тя: / и прочия безумныя глаголы. Мытарь спасся и блудница стала целомудренной, / а хвалящийся фарисей подвергся осуждению. / Ибо первый взывал: "Будь милостив ко мне!" / Вторая: "Помилуй меня!" / А последний кичился, возглашая: "Боже, благодарю Тебя!" / И далее – безумные глаголы.
Закхей мытарь бе, но обаче спасашеся, / и фарисей Симон соблажняшеся, / и блудница приимаше оставительная разрешения, / от Имущаго крепость оставляти грехи: / юже душе потщися подражати. Закхей был мытарем, но однако обрел спасение, / фарисей же Симон соблазнялся, / а блудница получала совершенное отпущение / от Имеющего власть прощать грехи; / поспеши, душа, / и ты ей подражать.
Блуднице, о окаянная душе моя, / не поревновала еси, / яже приимши мира алавастр, / со слезами мазаше нозе Спасове, / отре же власы / древних согрешений рукописание раздирающаго ея. Блуднице, о несчастная душа моя, / не подражала ты, / той, что, взяв с миром алавастр, / со слезами помазала и отерла волосами ноги Господа, / разорвавшего рукописание / прежних согрешений ее.
Грады, имже даде Христос благовестие, / душе моя, уведала еси, како прокляти быша. / Убойся указания, да не будеши якоже оны, / ихже Содомляном Владыко уподобив, / даже до ада осуди. Города, которым Христос возвестил Евангелие, / знаешь, как прокляты были, душа моя; / страшись этого примера, не окажись, как они, / ибо Владыка, Содому их уподобив, / даже до ада осудил.
Да не горшая о душе моя, / явишися отчаянием, хананеи / веру слышавшая, / еяже дщи словом Божиим исцелися. / Сыне Давидов, спаси и мене, / воззови из глубины сердца, / якоже она Христу. Не явись хуже хананеянки, / о душа моя, за отчаяние, / слышав о вере, / по которой дочь ее исцелилась Божиим словом. / "Сын Давидов, спаси и меня!" / – воззови из глубины сердца, / как она Христу.
Слава, Троичен: Отца прославим, Сына превознесем, / Божественному Духу верно поклонимся, / Троице нераздельней Единице по Существу, / яко Свету и Светом, и Животу и Животом, / животворящему, и просвещающему концы. Слава, Троичен: Отца прославим, Сына превознесем, / Божественному Духу с верой поклонимся / – Троице нераздельной, Единице по существу, / как Свету и Светам, и Жизни и Жизням, / животворящему и просвещающему мира концы.
Богородичен: Град Твой сохраняй / Богородительнице Пречистая, / в Тебе бо сей верно царствуяй, / в Тебе и утверждается, / и Тобою побеждаяй, / побеждает всякое искушение, / и пленяет ратники, / и проходит послушание. И ныне, Богородичен: Град Твой сохраняй, / Божия Родительница Пречистая. / Ибо под Твоею защитой он с верою царствует, / и от Тебя получает крепость, / и при Твоем содействии / победоносно отражает всякое искушение, / и берет в плен неприятелей, / и держит их в послушании.
Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас Преподобный отче Андрей, моли Бога о нас
Андрею: Андрее честный, и отче треблаженнейший, / пастырю Критский, / не престай моляся, о воспевающих тя, / да избавимся вси гнева, и скорби, и тления, / и прегрешений безмерных, / чтущии твою память верно. Андрей досточтимый и отче треблаженнейший, / пастырь Критский! / Не переставай молиться о воспевающих тебя, / да избавимся все мы от гнева, и скорби, и тления, / и согрешений безмерных, / чтущие твою память с верою.
ЧЕТВЕРГ
Песнь 1 Песнь 1
Песнь 1 Ирмос: Помощник и покровитель / сделался мне спасением: / Он – мой Бог, и прославлю Его, / Бог отца моего – и вознесу Его, / ибо славно Он прославился! Песнь 1 Ирмос: Помощник и покровитель / сделался мне спасением: / Он – мой Бог, и прославлю Его, / Бог отца моего – и вознесу Его, / ибо славно Он прославился!
Помилуй меня, Боже, помилуй меня Помилуй меня, Боже, помилуй меня
Агнец Божий, подъемлющий грехи всех, / возьми от меня бремя тяжкое греховное, / и, как Милосердый, / даруй мне слезы умиления. Агнец Божий, подъемлющий грехи всех, / возьми от меня бремя тяжкое греховное, / и, как Милосердый, / даруй мне слезы умиления.
К Тебе припадаю, Иисусе, / согрешил я пред Тобою, будь милостив ко мне, / возьми от меня бремя тяжкое греховное, / и, как Милосердый Бог, / даруй мне слезы умиления. К Тебе припадаю, Иисусе, / согрешил я пред Тобою, будь милостив ко мне, / возьми от меня бремя тяжкое греховное, / и, как Милосердый Бог, / даруй мне слезы умиления.
Не войди со мною в суд, / предъявляя мои деяния, / испытывая слова и изобличая стремления; / но по милосердию Твоему, не взирая на грехи мои тяжкие, / спаси меня, Всесильный. Не войди со мною в суд, / предъявляя мои деяния, / испытывая слова и изобличая стремления; / но по милосердию Твоему, не взирая на грехи мои тяжкие, / спаси меня, Всесильный.
Покаяния время; / прихожу к Тебе, Создателю моему: / возьми от меня бремя тяжкое греховное, / и, как Милосердый, / даруй мне слезы умиления. Покаяния время; / прихожу к Тебе, Создателю моему: / возьми от меня бремя тяжкое греховное, / и, как Милосердый, / даруй мне слезы умиления.
Имение мое душевное расточив в грехе, / не имею я плодов благочестия, / и, голодом томясь, взываю: / "Милости Податель, поспеши, / Сам надо мною сжалься!" Имение мое душевное расточив в грехе, / не имею я плодов благочестия, / и, голодом томясь, взываю: / "Милости Податель, поспеши, / Сам надо мною сжалься!"
Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас
Покорившись Христовым божественным законам, / ты к Нему приступила, / наслаждений неудержимые стремления оставив, / и все добродетели, со всем благоговением, / как одну, исполнила. Покорившись Христовым божественным законам, / ты к Нему приступила, / наслаждений неудержимые стремления оставив, / и все добродетели, со всем благоговением, / как одну, исполнила.
Слава, Троичен: Сверхсущественная Троица, / во Единстве поклоняемая, / возьми от меня бремя тяжкое греховное / и, как Милосердная, / даруй мне слезы умиления. Слава, Троичен: Сверхсущественная Троица, / во Единстве поклоняемая, / возьми от меня бремя тяжкое греховное / и, как Милосердная, / даруй мне слезы умиления.
И ныне, Богородичен: Богородица, Надежда и Защита Тебя воспевающих! / Возьми от меня бремя тяжкое греховное, / и как Владычица Чистая / кающегося прими меня. И ныне, Богородичен: Богородица, Надежда и Защита Тебя воспевающих! / Возьми от меня бремя тяжкое греховное, / и как Владычица Чистая / кающегося прими меня.
Песнь 2 Песнь 2
Ирмос: Видите, видите, что Я есмь Бог, / манну дождем проливший / и воду из камня источивший / в древности в пустыне людям Моим / десницею единою и крепостию Моею. Ирмос: Видите, видите, что Я есмь Бог, / манну дождем проливший / и воду из камня источивший / в древности в пустыне людям Моим / десницею единою и крепостию Моею.
"Мужа я убил, Ламех говорит, / в язву мне, и юношу – в рану", / так он, рыдая, восклицал; / а ты не трепещешь, душа моя, / запятнав плоть и ум осквернив. "Мужа я убил, Ламех говорит, / в язву мне, и юношу – в рану", / так он, рыдая, восклицал; / а ты не трепещешь, душа моя, / запятнав плоть и ум осквернив.
Башню до Неба уже замыслила ты построить, о душа, / и твердыню воздвигнуть твоими вожделениями, / если бы Творец не смешал замыслы твои / и не низверг на землю ухищрения твои. Башню до Неба уже замыслила ты построить, о душа, / и твердыню воздвигнуть твоими вожделениями, / если бы Творец не смешал замыслы твои / и не низверг на землю ухищрения твои.
О, как подражал я Ламеху, древнему убийце, / душу как мужа, ум как юношу, / и как брата моего тело убив, / словно Каин-убийца, сластолюбивыми стремлениями. О, как подражал я Ламеху, древнему убийце, / душу как мужа, ум как юношу, / и как брата моего тело убив, / словно Каин-убийца, сластолюбивыми стремлениями.
Дождем пролил Господь / некогда огонь от Господа / на беззаконие неистовое и сжег содомлян; / ты же разожгла огонь гееннский, / в котором должна будешь, о душа, / быть сожженной мучительно. Дождем пролил Господь / некогда огонь от Господа / на беззаконие неистовое и сжег содомлян; / ты же разожгла огонь гееннский, / в котором должна будешь, о душа, / быть сожженной мучительно.
Уязвлен я, изранен; / вот стрелы врага, поразившие мою душу и тело, / вот раны, гнойные язвы, увечья / вопиют об ударах самовольных моих страстей. Уязвлен я, изранен; / вот стрелы врага, поразившие мою душу и тело, / вот раны, гнойные язвы, увечья / вопиют об ударах самовольных моих страстей.
Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас
Простерла ты руки твои / к Милосердному Богу, Мария, / в бездне зол утопая, / и как Петру человеколюбиво / руку помощи Он подал тебе, / твоего обращения всячески ища. Простерла ты руки твои / к Милосердному Богу, Мария, / в бездне зол утопая, / и как Петру человеколюбиво / руку помощи Он подал тебе, / твоего обращения всячески ища
Слава, Троичен: Безначальная, несозданная Троица, / нераздельное Единство, / кающегося меня прими, / согрешившего спаси, / Твое я создание – не презри, / но пощади и избавь меня / от огненного осуждения. Слава, Троичен: Безначальная, несозданная Троица, / нераздельное Единство, / кающегося меня прими, / согрешившего спаси, / Твое я создание – не презри, / но пощади и избавь меня / от огненного осуждения.
И ныне, Богородичен: Пречистая Владычица, Божия Родительница, / Надежда к Тебе прибегающих / и Пристанище застигнутым бурей, / милостивого Создателя и Сына Твоего / преклони на милость и ко мне / мольбами Твоими. И ныне, Богородичен: Пречистая Владычица, Божия Родительница, / Надежда к Тебе прибегающих / и Пристанище застигнутым бурей, / милостивого Создателя и Сына Твоего / преклони на милость и ко мне / мольбами Твоими.
Песнь 3 Песнь 3
Ирмос: Утверди, Господи, на камени заповедей Твоих / подвигшееся сердце мое, / яко Един Свят еси и Господь. Ирмос: Утверди, Господи, на камне заповедей Твоих / колеблющееся сердце мое, / ибо Ты один Свят и Господь
Агаре древле душе, египтяныне уподобилася еси, / поработившися произволением, и рождши / новаго Исмаила, презорство. Агари древней, египтянке, / уподобилась ты, душа, / поработившись произволу и породив / нового Измаила – дерзость.
Иаковлю лествицу / разумела еси душе моя, / являемую от земли к небесем, / почто не имела еси / восхода тверда, благочестия? О лестнице, Иакову показанной, / ты знала, душа моя, / ведущей от земли к небесам, / почему же не стяжала ты / восхождения твердого – благочестия?
Священника Божия, и царя уединена, / Христово подобие, / в мире жития, в человецех подражай. Священнику Божию и царю одинокому / – образу жизни Христа / в мире между людьми – подражай.
Обратися, постени душе окаянная, / прежде даже не приимет конец жития торжество: / прежде даже дверь не заключит чертога Господь. Обратись, восстенай, душа несчастная, / прежде, чем не дошел до конца праздник жизни, / пока не затворил / дверь чертога Господь.
Не буди столп сланый душе, / возвратившися вспять: / образ да устрашит тя Содомский, / горе в Сигор спасайся. Не стань столпом соляным, душа, / обратившись вспять, / да устрашит тебя пример Содома: / ввысь, в Сигор спасайся.
Моления Владыко, / Тебе поющих не отвержи, / но ущедри Человеколюбче, / и подаждь верою просящим оставление. Моления, Владыка, / воспевающих Тебя не отвергни, / но помилуй, Человеколюбец, / и даруй с верою просящим отпущение.
Слава, Троичен: Троице простая, несозданная, / безначальное Естество / в Троице певаемая Ипостасей, / спаси ны верою покланяющияся / державе Твоей. Слава, Троичен: Единство простое, не созданное, / безначальное Естество, / воспеваемое в Трех Ипостасях, / спаси нас, с верою поклоняющихся / могуществу Твоему.
Богородичен: От Отца безлетно Сына, / в лето Богородительнице, / неискусомужно родила еси: / странное чудо, / пребывши Дева доящи. Богородичен: От Отца безлетно Сына, / в лето Богородительнице, / неискусомужно родила еси: / странное чудо, / пребывши Дева доящи.
Песнь 4 Песнь 4
Ирмос: Услыша пророк / пришествие Твое, Господи, и убояся, / яко хощеши от Девы родитися / и человеком явитися, и глаголаше: / услышах слух Твой и убояхся, / слава силе Твоей, Господи. Ирмос: Услышал пророк / о пришествии Твоем, Господи, и убоялся, / что Ты хочешь от Девы родиться и людям явиться, и возглашал: / "Услышал я весть о Тебе, и убоялся". / Слава силе Твоей, Господи!
Время живота моего мало, / и исполнено болезней и лукавства, / но в покаянии мя приими, / и в разум призови, / да не буду стяжание, ни брашно чуждему, / Спасе, Сам мя ущедри. Время жизни моей кратко / и преисполнено страданий и порока; / но в покаянии меня прими / и в разум призови, / чтобы не стать мне добычей и пищей врага, / Ты Сам, Спаситель, надо мною сжалься.
Царским достоинством, венцем и багряницею одеян, / многоименный человек и праведный / богатством кипя и стады, / внезапу богатства, славы царства / обнищав лишися. Царским достоинством, венцом и багряницею облеченный, / человек владеющий имением многим и праведный, / богатством изобилующий и стадами, / внезапно богатства, славы, царства, / обнищав, лишился.
Аще праведен бяше он, и непорочен паче всех, / и не убеже ловления льстиваго и сети: / ты же грехолюбива сущи окаянная душе, что сотвориши, / аще чесому о недоведомых / случится наити тебе? Если праведен был он и непорочен более всех, / но не избежал козней и уловок обманщика, / то ты, несчастная грехолюбивая душа, что сотворишь, / если случится, что нечто нежданное / постигнет тебя?
Высокоглаголив ныне есмь, / жесток же и сердцем, / вотще и всуе, / да не с фарисеем осудиши мя, / паче же мытарево смирение подаждь ми / едине Щедре, Правосуде, / и сему мя сочисли. Высокомерен я ныне в словах, / дерзок также и сердцем / необдуманно и безрассудно; / вместе с фарисеем не осуди меня, / но смирение мытаря мне даруй, / единый Милостивый и Правосудный, / с ним и меня сопричисли.
Согреших, досадив сосуду плоти моея, / вем Щедре, / но в покаянии мя приими, / и в разум призови, / да не буду стяжание, ни брашно чуждему, / Спасе, Сам мя ущедри. Согрешил я, надругавшись над сосудом плоти моей, / знаю, Милосердный; / но в покаянии меня прими / и в разум призови, / дабы не стать мне добычей и пищей врага, / Ты Сам, Спаситель, надо мною сжалься.
Самоистукан бых страстьми, / душу мою вредя Щедре, / но в покаянии мя приими, / и в разум призови, / да не буду стяжание, ни брашно чуждему, / Спасе, Сам мя ущедри. В идола я сам себя превратил, / страстями душу свою осквернив, о Милосердный; / но в покаянии меня прими / и в разум призови, / чтобы не стать мне добычей и пищей врага, / Ты Сам, Спаситель, надо мною сжалься.
Не послушах гласа Твоего, / преслушах писание Твое законоположника, / но в покаянии мя приими, / и в разум призови, / да не буду стяжание, ни брашно чуждему, / Спасе, Сам мя ущедри. Не слушал я голоса Твоего, / не послушался Писания Твоего, Законодатель; / но в покаянии меня прими / и в разум призови, / чтобы не стать мне добычей и пищей врага, / Ты Сам, Спаситель, надо мною сжалься.
Преподобная мати Марие, моли Бога о нас Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас
Великих безместий во глубину низведшися, / неодержима была еси, / но востекла еси помыслом лучшим, / к крайней деяньми яве добродетели преславно, / ангельское естество Марие, удививши. Во глубину великих непотребств увлеченная, / не утвердилась ты в них, / но явно взошла помыслом добрым посредством деяний / до высочайшей добродетели предивно, / ангельское естество, Мария, удивив.
Слава, Троичен: Нераздельное Существом, / неслитное Лицы, / богословлю Тя Троическое Едино Божество, / яко единоцарственное и сопрестольное, / вопию Ти песнь великую, / в вышних трегубо песнословимую. Слава, Троичен: Нераздельное по существу / и неслиянное в Лицах, / богословствую о Тебе, Троичное Единое Божество, / как о единоцарственном и сопрестольном. / Возглашаю Тебе песнь великую, / в мире горнем троекратно воспеваемую.
Богородичен: И раждаеши, и девствуеши, / и пребываеши обоюду естеством Дева: / Рождейся обновляет законы естества, / утроба же раждает нераждающая. / Бог идеже хощет, побеждается естества чин: / творит бо елика хощет. И ныне, Богородичен: И рождаешь, и остаешься Девой, / сохраняя всегда девство по естеству; / Рожденный от Тебя обновляет законы естества, / и рождает чрево девственное. / Где угодно Богу, там преодолевается порядок естества, / ибо Он творит все, что хочет.
Песнь 5 Песнь 5
Ирмос: От нощи утренююща, / Человеколюбче, просвети, молюся, / и настави и мене на повеления Твоя, / и научи мя, Спасе, / творити волю Твою. Ирмос: От ночи с рассвета / стремящегося к Тебе, Человеколюбец, / просвети, молю, / и наставь и меня в повелениях Твоих, / и научи меня, Спаситель, / творить волю Твою.
Низу сничащую подражай о душе, / прииди, припади к ногама Иисусовыма, / да тя исправит, / и да ходиши право / стези Господни. Долу согбенной подражай, о душа, / приди, припади к ногам Иисуса, / дабы Он распрямил тебя / и ты прямо пошла бы / по стезям Господним.
Аще и кладязь еси глубокий Владыко, / источи ми воду из пречистых Твоих жил, / да яко самаряныня, не ктому пияй жажду: / жизни бо струи источаеши. Хотя Ты и глубокий колодец, Владыка, / но источи мне потоки из пречистых Твоих жил, / чтобы, как самарянка, испив, я больше не жаждал: / ибо струи жизни Ты источаешь.
Силоам да будут ми / слезы моя, Владыко Господи, / да умыю и аз зеницы сердца, / и вижду Тя умно, Света превечна. Силоамом да будут для меня / слезы мои, Владыка Господи, / да умою и я очи сердца моего / и увижу мысленно Тебя, Свет Предвечный.
Преподобная мати Марие, моли Бога о нас Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас
Несравненным желанием всебогатая, / Древу возжелевши поклонитися животному, / сподобилася еси желания, / сподоби убо и мене / улучити вышния славы. С ничем не сравнимой любовью / Древу Креста возжелав поклониться, / удостоилась ты желаемого; / удостой же и меня, всеблаженная, / высшей славы достигнуть.
Слава, Троичен: Тя Троице славим, Единаго Бога, / Свят, Свят, Свят еси / Отче, Сыне и Душе, / простое Существо, / Единице присно покланяемая. Слава, Троичен: Тебя, Троица, славим, Единого Бога: / "Свят, свят, свят Ты: / Отец, Сын и Дух, / – простое Существо, / Единица непрестанно поклоняемая.
Богородичен: Из Тебе облечеся в мое смешение, / нетленная безмужная Мати Дево, / Бог создавый веки, / и соедини Себе человеческое естество. И ныне, Богородичен: Из Тебя облекся в мой состав, / нетленная, не знавшая мужа Матерь-Дева, / Бог, сотворивший века, / и соединил с Собою человеческое естество.
Песнь 6 Песнь 6
Ирмос: Возопих всем сердцем моим / к щедрому Богу, / и услыша мя от ада преисподняго, / и возведе от тли живот мой. Ирмос: Воззвал я всем сердцем моим / к милосердному Богу, / и Он услышал меня из ада глубочайшего, / и вывел из погибели жизнь мою.
Аз есмь, Спасе, / юже погубил еси древле царскую драхму, / но вжег светильник Предтечу Твоего Слове, / взыщи и обрящи Твой образ. Я, Спаситель, / потерявшаяся у Тебя некогда царская драхма; / но, возжегши Светильник – Предтечу Твоего, Слово, / взыщи и найди Твой образ.
Востани и побори, / яко Иисус Амалика, плотския страсти, / и Гаваониты, лестныя помыслы, / присно побеждающи. Восстань и покори, / как Иисус Амалика, плотские страсти, / и гаваонитян, – обманчивые помыслы / всегда побеждая.
Преподобная мати Марие, моли Бога о нас Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас
Преподобная мати Марие, моли Бога о нас Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас
Марии: Безстрастие небесное стяжала еси, / крайним на земли житием мати. / Темже тебе поющим, / страстей избавитися / молитвами твоими, молися. Бесстрастие небесное стяжала ты, матерь, / высочайшим житием на земле; / потому моли, чтобы и тебя воспевающим / избавиться от страстей / ходатайствами твоими.
Марии: Безстрастие небесное стяжала еси, / крайним на земли житием мати. / Темже тебе поющим, / страстей избавитися / молитвами твоими, молися. Бесстрастие небесное стяжала ты, матерь, / высочайшим житием на земле; / потому моли, чтобы и тебя воспевающим / избавиться от страстей / ходатайствами твоими.
Слава, Троичен: Троица есмь проста, нераздельна, / раздельна Личне, / и Единица есмь Естеством соединена, / Отец глаголет, и Сын, и Божественный Дух. Слава, Троичен: "Троица Я несложная, нераздельная, / различаемая по Лицам, / и Единство, естеством соединенное", / – Отец возглашает, и Сын, и Божественный Дух.
Богородичен: Утроба Твоя Бога нам роди, / воображенна по нам: / Егоже, яко Создателя всех, моли Богородице, / да Твоими молитвами оправдимся. И ныне, Богородичен: Чрево Твое Бога родило нам, / Принявшего наш образ, / Которого как Творца всего моли, Богородица, / чтобы нам по молитвам Твоим оправдаться.
Господи, помилуй. (3) Слава, и ныне Господи, помилуй (3). Слава, и ныне
Кондак, глас 6: Душе моя, душе моя, востани, что спиши? / Конец приближается, и имаши смутитися. / Воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, / везде сый и вся исполняяй. Кондак, глас 6 Душа моя, душа моя, восстань, что ты спишь? / Конец приближается, и предстоит тебе смутиться. / Воспрянь же, да пощадит тебя Христос Бог, / вездесущий и все наполняющий!
Песнь 7 Песнь 7
Ирмос: Согрешихом, беззаконновахом, / неправдовахом пред Тобою, / ниже соблюдохом, ниже сотворихом, / якоже заповедал еси нам; / но не предаждь нас до конца, / отцев Боже. Ирмос: Согрешили мы, соделали / беззаконие, неправду пред Тобою, / и не соблюли, и не сотворили, / как Ты заповедал нам. / Но не предай нас до конца, / отцов Боже!
Исчезоша днии мои, яко соние востающаго: / темже яко Езекия слезю на ложи моем, / приложитися мне летом живота. / Но кий Исаия предстанет тебе душе, / аще не всех Бог? Исчезли дни мои, как сновидение пробуждающегося, / потому как Езекия я плачу на ложе моем, / чтобы прибавлено мне было время жизни; / но какой Исаия предстанет тебе, душа, / если не всех Бог?
Припадаю Ти, / и приношу Тебе, якоже слезы глаголы моя: / согреших, яко не согреши блудница, / и безаконновах, яко иный никтоже на земли, / но ущедри Владыко, творение Твое, / и воззови мя. Припадаю пред Тобою / и приношу Тебе, как слезы, слова мои: / "Согрешил я, как не согрешила блудница / и беззаконие соделал, как никто другой на земле; / но помилуй, Владыка, творение Твое / и призови меня!"
Погребох образ Твой, / и растлих заповедь Твою, / вся помрачися доброта, / и страстьми угасися, Спасе, свеща, / но ущедрив воздаждь ми / якоже поет Давид, радование. Затемнил я образ Твой / и исказил заповедь Твою, / вся красота моя помрачилась, / и страстями угашен светильник; / но смилуйся и возврати мне, Спаситель, / как поет Давид, веселие.
Обратися, покайся, открый сокровенная, / глаголи Богу вся ведущему: / Ты веси моя тайная, едине Спасе, / но Сам мя помилуй, якоже поет Давид / по милости Твоей. Обратись, покайся, открой сокровенное, / скажи Богу Всеведущему: / "Ты знаешь мои тайны, Единый Спаситель; / но Сам меня помилуй, как поет Давид, / по милости Твоей!"
Преподобная мати Марие, моли Бога о нас Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас
Марии: Возопивши к Пречистей Богоматери, / первее отринула еси неистовство страстей, / нужно стужающих, / и посрамила еси врага запеншаго, / но даждь ныне помощь от скорби, / и мне, рабу твоему. Воззвав к Пречистой Богоматери, / ты прежде отринула неистовство страстей, / жестоко свирепствовавших, / и посрамила врага-обольстителя; / но даруй же ныне помощь в скорби / и мне, рабу твоему.
Преподобная мати Марие, моли Бога о нас Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас
Марии: Егоже возлюбила еси, Егоже возжелела еси, / Егоже ради плоть изнурила еси преподобная, / моли ныне Христа о рабех: / яко да милостив быв всем нам, / мирное состояние дарует / почитающим Его. Того, Кого возлюбила ты, Кого возжелала, / ради Кого ты плоть изнурила, преподобная, / моли ныне Христа за рабов, / чтобы Он, явив милость Свою, / мирное устроение даровал / всем нам, почитающим Его.
Слава, Троичен: Троице простая, нераздельная, / единосущная, и Естество едино, / Светове и Свет, и Свята три, и Едино Свято / поется Бог Троица, / но воспой, прослави, Живот и Животы, душе, / всех Бога. Слава, Троичен: Троица Простая, Нераздельная, / Единосущная и Естеством Единая: / как Светы и Свет, и – Три Святых и Единое Святое / воспевается Бог Троица; / но воспой, прославь Жизнь и Жизни, душа, / – всех Бога.
Богородичен: Поем Тя, благословим Тя, / покланяемся Ти Богородительнице, / яко неразлучныя Троицы породила еси единаго Христа Бога, / и Сама отверзла еси нам / сущим на земли небесная. И ныне, Богородичен: Воспеваем Тебя, благословляем Тебя, / поклоняемся Тебе, Божия Родительница, / ибо носила Ты во чреве / Единого из Нераздельной Троицы – Христа Бога / и Сама открыла нам, / живущим на земле, небесное.
Песнь 8 Песнь 8
Ирмос: Егоже воинства Небесная славят, / и трепещут Херувими и Серафими, / всяко дыхание и тварь, / пойте, благословите / и превозносите во вся веки. Ирмос: Кого воинства небесные славят, / и пред Кем трепещут Херувимы и Серафимы, / все что дышит и сотворено, / пойте, благословляйте / и превозносите во все века!
Слезную Спасе сткляницу, / яко миро истощавая на главу, / зову Ти якоже блудница, милости ищущая, / мольбу приношу, / и оставление прошу прияти. Слез алавастр изливая / как миро на главу Твою, Спаситель, / взываю к Тебе, как блудница, милости ищущая, / мольбу приношу и прошу / о получении мною прощения.
Аще и никтоже, якоже аз согреши Тебе, / но обаче приими и мене, Благоутробне Спасе, / страхом кающася, и любовию зовуща: / согреших Тебе единому, / помилуй мя Милостиве. Если и никто, как я, пред Тобою не согрешил, / но все же прими и меня, Милосердый Спаситель, / в страхе кающегося и с любовью взывающего: / "Согрешил я пред Тобой Единым, / беззаконие соделал, помилуй меня!"
Пощади Спасе Твое создание, / и взыщи яко Пастырь погибшее, / предвари заблуждшаго, восхити от волка, / сотвори мя овча / на пастве Твоих овец. Пощади, Спаситель, Свое создание / и разыщи, как Пастырь, овцу пропавшую, / заблудившегося спаси от волка, / соделай меня ягненком / на пастбище Твоих овец.
Егда Судие сядеши яко Благоутробен, / и покажеши страшную славу Твою Спасе: / о каковый страх тогда! Пещи горящей, / всем боящимся нестерпимаго судища Твоего. Когда Ты сядешь как Судия Милостивый / и покажешь страшную славу Твою, Христе, / – о, какой будет страх тогда от печи горящей / всем, боящимся нестерпимого Судилища Твоего!
Преподобная мати Марие, моли Бога о нас Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас
Марии: Света незаходимаго Мати, тя просветивши, / от омрачения страстей разреши. / Темже вшедши в духовную благодать, / просвети Марие, / тя верно восхваляющия. Света Незаходимого Матерь, тебя просветив, / освободила от страстей омрачения; / потому, приняв Духа благодать, / просвети, Мария, / с верою тебя восхваляющих.
Преподобная мати Марие, моли Бога о нас Преподобная мати Марие, моли Бога о нас
Марии: Чудо ново видев, ужасашеся божественный в тебе воистинну мати Зосима: / ангела бо зряше во плоти, / и ужасом весь исполняшеся, / Христа поя во веки. Чудо новое узрев в тебе, матерь, / воистину вне себя был божественный Зосима, / ибо Ангела во плоти он видел, / и изумлением весь исполнялся, / воспевая Христа вовеки.
Слава, Троичен: Безначальне Отче, Сыне собезначальне, / Утешителю Благий, Душе Правый: / Слова Божия Родителю, / Отца безначальна Слове, / Душе живый и зиждяй, / Троице Единице, помилуй мя. Слава, Троичен: Безначальный Отче, Сын собезначальный, / Утешитель благой, Дух правый; / Слова Божия Родитель, / Отца безначальное Слово, / Дух живой и созидающий, / Троица-Единица, помилуй меня.
Богородичен: Яко от оброщения червленицы Пречистая, / умная багряница Еммануилева, / внутрь во чреве Твоем плоть исткася. / Темже Богородицу / воистинну Тя почитаем. И ныне, Богородичен: Как бы из пурпурного состава, Пречистая, / мысленная багряница – плоть Эммануила / внутри чрева Твоего соткалась; / потому мы Тебя, Богородицу, / истинно почитаем.
Песнь 9 Песнь 9
Ирмос: Безсеменнаго зачатия Рождество несказанное, / Матере безмужныя нетленен Плод, / Божие бо рождение обновляет естества. / Темже Тя вси роди, / яко Богоневестную Матерь, / православно величаем. Ирмос: От зачатия без семени рождение неизъяснимо, / у Матери, не знавшей мужа, непорочен Плод: / ибо обновляет Божие рождение законы естества. / Потому Тебя мы, все роды, / как Бога нашего Матерь / православно величаем.
Умилосердися спаси мя, / Сыне Давидов помилуй, / беснующияся словом исцеливый, / глас же благоутробный яко разбойнику мне рцы: / аминь глаголю тебе, со Мною будеши в раи, / егда прииду во славе Моей. Умилосердись, спаси меня, / Сын Давидов, помилуй, / беснующихся словом исцеливший; / и глас милосердный мне, как разбойнику, изреки: / "Истинно говорю тебе, со Мною будешь в раю, / когда приду во славе Моей!"
Разбойник оглаголоваше Тя, / разбойник Богословяше Тя, / оба бо на кресте свисяста, / но о Благоутробне, яко верному разбойнику Твоему, / познавшему Тя Бога, / и мне отверзи дверь / славнаго Царствия Твоего. Разбойник поносил Тебя, / разбойник же и Богом исповедал Тебя, / – а ведь оба рядом с Крестом Твоим висели; / но, о Всемилостивый, как разбойнику, уверовавшему в Тебя / и познавшему в Тебе Бога, / и мне отверзи дверь / славного Царства Твоего.
Тварь содрогашеся распинаема Тя видящи, / горы и камения страхом распадахуся, / и земля сотрясашеся, и ад обнажашеся, / и соомрачашеся свет во дни, / зря Тебе Иисусе / пригвождена ко Кресту. Творение страдало, распинаемым Тебя видя: / горы и камни от ужаса распадались, / и земля сотрясалась, и ад богатства лишался, / и помрачался свет дневной, / взирая на Тебя, Иисусе, / пригвожденного [плотию] (ко Кресту).
Достойных покаяния плодов не истяжи от мене, / ибо крепость моя во мне оскуде, / сердце мне даруй присно сокрушенное, / нищету же духовную, / да сия Тебе принесу, / яко приятную жертву, едине Спасе. Достойных плодов покаяния от меня не потребуй, / ибо сила моя оскудела во мне; / сердце мне даруй всегда сокрушенное / и нищету духовную, / чтобы я Тебе их принес / как благоприятную жертву, единый Спаситель.
Судие мой, и ведче мой, / хотяй паки приити со ангелы, / судити миру всему, / милостивным Твоим оком тогда видев мя, / пощади и ущедри мя Иисусе, / паче всякаго естества человеча согрешивша. Судия мой и знающий все обо мне! / Ты хочешь со Ангелами снова придти / чтобы суд совершить над всем миром; / милостивым Твоим оком тогда воззрев на меня, / пощади и смилуйся надо мной, Иисусе, / более всего рода человеческого согрешившим.
Преподобная мати Марие, моли Бога о нас Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас
Марии: Удивила еси всех / странным житием твоим, / ангелов чины, и человеков соборы, / невещественно поживши, и естество прешедши: / имже, яко невещественныма ногама вшедши Марие, / Иордан прешла еси. Изумила ты всех / необычным житием твоим: / и Ангелов полки, и смертных собрания, / живя как бесплотная и наше естество превзойдя. / Потому, словно невещественная шествуя, Мария, / Иордан ты стопами перешла.
Преподобная мати Марие, моли Бога о нас Преподобная матерь Мария, моли Бога о нас
Марии: Умилостиви Создателя / о хвалящих тя, преподобная мати, / избавитися озлоблений и скорбей / окрест нападающих: / да избавившеся от напастей, возвеличим непрестанно / прославльшаго тя Господа. Умилостивь Творца / о восхваляющих тебя, преподобная матерь, / да избавятся от бед и скорбей, / отовсюду на них нападающих; / чтобы мы, от искушений избавленные, величали непрестанно / прославившего тебя Господа.
Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас Преподобный отче Андрей, моли Бога о нас
Андрею: Андрее честный, и отче треблаженнейший, / пастырю Критский, / не престай моляся о воспевающих тя: / да избавимся вси гнева и скорби, и тления, / и прегрешений безмерных, / чтущии твою память верно. Андрей досточтимый и отче треблаженнейший, / пастырь Критский! / Не переставай молиться о воспевающих тебя, / да избавимся все мы от гнева, и скорби, и тления, / и согрешений безмерных, / чтущие твою память с верою.
Слава, Троичен: Отца прославим, Сына превознесем, / Божественному Духу верно поклонимся, / Троице нераздельней, Единице по Существу, / яко Свету и Светом, и Животу и Животом, / животворящему и просвещающему концы. Слава, Троичен: Отца прославим, Сына превознесем, / Божественному Духу с верой поклонимся / – Троице нераздельной, Единице по существу, / как Свету и Светам, и Жизни и Жизням, / животворящему и просвещающему мира концы.
Богородичен: Град Твой сохраняй / Богородительнице Пречистая: / в Тебе бо сей верно царствуяй, / в Тебе и утверждается: / и Тобою побеждаяй, / побеждает всякое искушение, / и пленяет ратники, / и проходит послушание. И ныне, Богородичен: Град Твой сохраняй, / Божия Родительница Пречистая. / Ибо под Твоею защитой он с верою царствует, / и от Тебя получает крепость, / и при Твоем содействии / победоносно отражает всякое искушение, / и берет в плен неприятелей, / и держит их в послушании.