Назад к списку

Память Лонгина Сотника

29 октября Церковь чтит память Лонгина Сотника. Согласно Преданию, именно он был тем римским солдатом, который пронзил копьем ребра Господа Иисуса на Кресте (Ин.19,34).


 Формально, Лонгин не был убийцей Господа, поскольку, согласно Писанию, «воины увидели Его уже умершим» (33). Тем не менее, в самом этом жесте Лонгина Сотника, на месте которого мог быть каждый из нас, есть нечто слишком человеческое, жестокое, неизлечимое, больное. То, ради исцеления чего Господь взошел на Крест, приняв все наше. То, ради чего Господь умер на Кресте, отдав нам Все Свое. «Один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода» (34).

В этом году память Лонгина Сотника удивительным образом совпадает с рядовым евангельским чтением из Евангелия от Луки (9;7-11). Здесь Ирод Четверовластник, «услышав о всем, что делал Иисус, недоумевал» о том, кто это: Иоанн ли воскресший из мертвых, один из древних пророков, быть может, Илия, или даже Христос. Свое недоумение Ирод предварил словами: «Иоанна я обезглавил; кто же этот, о Котором я слышу такое?». Признавая себя виновником смерти «величайшего из пророков» (ср. Мф.11;11), Ирод … «искал увидеть Его» (Лук.9;9). Ирод искал видеть Господа, чтобы, в итоге, в зловещем заговоре неправды, в союзе с Пилатом (Лук.23;6-12), прибить Его ко Кресту. 

Евангелие свидетельствует о том, что сотник, «стоявший напротив, увидев, что Он, так возгласив, испустил дух, сказал: истинно Человек Сей был Божий Сын» (Мк.15,39; ср. Мф.27,54). Среди строк евангельского повествования об «искавшем видеть Иисуса Ироде» и о «стоявшем напротив Господа» Сотнике — напротив как «против» и напротив как «лицом к лицу» - скрывается от Общины тень Понтия. Того, кто умыл руки, надеясь скрыться от суда, умыл руки, чтоб сокрыться в невиновности Иисуса. «И сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями, тогда как прежде были во вражде» (Лук.23,29).

По Преданию, исповедав уже умершего (!) на Кресте Иисуса Сыном Божьим, Лонгин Сотник уверовал, стал общником Воскресения и проповедовал Воскресшего Христа. По Преданию, сам Пилат, а быть может, кто-то иной из римских властителей, приказал обезглавить Лонгина за эту дерзкую проповедь. Так римский солдат стал первым и последним, единственным в истории «двойным свидетелем», то есть: «стоявшим напротив» очевидцем крестной Смерти Господа и свидетелем веры даже до смерти за Веру во Христа. «И сказал Иисус: на суд пришёл Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы» (Ин.9,39).