Евангельские чтения на воскресной утрене

 

 

 

О евангельских чтениях, на которые редко обращают внимание

 

 Перед каждым воскресным днем мы будем публиковать один из  11 -ти  воскресных Евангельских отрывков  (о воскресении Иисуса Христа), который читается на Всенощном бдении перед Воскресным днем

 

Священник Феодор Людоговский

 

Многие проповедники и комментаторы уделяют пристальное внимание тем евангельским чтениям, которые мы слышим на воскресной литургии. И это совершенно справедливо, поскольку для чтения в воскресном собрании, во время литургии слова (или, как мы чаще говорим, литургии оглашенных) отобраны наиболее яркие тексты. На этом фоне несколько бледнеют (и совершенно незаслуженно) евангельские фрагменты, читаемые накануне, во время всенощного бдения, а именно — на утрене. 

Эти чтения повторяются по нескольку раз в год, мы быстро выучиваем их наизусть, а выучив, перестаём воспринимать как что-то важное, как слово Христа и Его учеников, обращённое к нам.

В предполагаемой серии публикаций мне бы хотелось обратить внимание, во-первых, на сами воскресные евангелия, а во-вторых — на их место в богослужении.

Как известно, общее число эпизодов Евангелия, читаемых на воскресной всенощной, — одиннадцать. Число, следует признать, не очень-то красивое и знаменитое. Куда привычнее нам числа 3, 7, 9, 12, 40, 70… Но именно столько — одиннадцать — оставалось апостолов после предательства Иуды и до избрания Матфия. (Впрочем, здесь тоже не всё просто — в своё время мы еще вернемся к этим подсчетам.)

В первый раз воскресные евангелия начинают читать сразу после Пасхи — буквально в первый же ее день (и даже чуть раньше, как можно заметить, если быть внимательными). Но от Пасхи до Пятидесятницы — лишь 8 недель (седмиц), поэтому 11 евангельских чтений на всенощных здесь никак не могут уместиться.

Регулярное же, ничем не стесняемое чтение воскресных евангелий начинается с первой недели (воскресенья) по Пятидесятнице — т. е. со Дня Всех святых. В этот день мы слышим первое воскресное евангелие, на следующей неделе — второе, и так далее, до последнего — одиннадцатого. После этого цикл возобновляется. Так продолжается даже во время Великого поста — вплоть до воскресенья, предшествующего Входу Господню в Иерусалим — 6-го воскресенья Великого поста. Воскресное евангельское чтение на утрене может быть отменено лишь в том случае, если с воскресеньем совпадает двунадесятый праздник.

Итак, какие же именно евангельские сюжеты мы слышим по воскресеньям? 

 1) Мф 28:16–20 (зач. 116)      — Христос отправляет учеников на проповедь; 

 2) Мк 16:1–8 (зач. 70)              — ученицам является ангел; 

 3) Мк 16:9–20 (зач. 71)            — краткое изложение различных явлениий воскресшего Спасителя ученикам, вознесение; 

 4) Лк 24: 1–12 (зач. 112)         — ученицам является ангел; Петр прибегает к пустой гробнице; 

 5) Лк 24:12–35 (зач. 113)        — Христос является Луке и Клеопе, идущим в Эммаус; 

 6) Лк 24: 36–53 (зач. 114)       — явление Христа ученикам и вознесение; 

 7) Ин 20:1–10 (зач. 63)             — ученицы и ученики приходят к гробнице Учителя; 

 8) Ин 20:11–18 (зач. 64)          — явление Христа Магдалине; 

 9) Ин 20:19–31 (зач. 65)           — неверие и вера Фомы; 

 10) Ин 21:1–14 (зач. 66)           — чудесный улов рыбы; 

 11) Ин 21:15–25 (зач. 67)         — диалог Иисуса и Петра; предсказание о судьбе Иоанна.

 

Как видим, на Евангелие от Матфея приходится лишь один фрагмент, на Евангелие от Марка — два, на Евангелие от Луки — три, на Евангелие от Иоанна — остальные пять. Такая диспропорция почти целиком объясняется вполне естественными причинами: 

у Иоанна событиям после Воскресения отведено две главы против одной у прочих евангелистов; 

у Луки в 24-й главе действительно выделяется три эпизода; 

у Марка последняя глава очевидным образом распадается именно на две части (причем не только сюжетно, но и с точки зрения текстологии).

Но вот с Матфеем картина несколько сложнее. То, что мы читаем в качестве первого воскресного евангелия, — это всего лишь пять стихов в самом конце 28-й главы. Но ведь первые 15 стихов этой главы образуют еще два эпизода (стт. 1–8, 9–15) вполне праздничного содержания — почему же их не включили в число воскресных евангельских чтений? Неужто только для того, чтобы соблюсти верность числу 11? Отчасти, несомненно, по этой причине. Но эти 15 стихов отнюдь не обижены: они (впрочем, и концовка 28-й главы также) читаются на самой торжественной службе всего церковного года. Мы знаем ее как литургию свт. Василия Великого в день Великой субботы. Эта служба, которая по уставу должна совершаться вечером (а вовсе не утром, как у нас заведено, — чтобы потом весь день можно было освящать куличи), по сути дела, первая литургия Пасхи. И вот на этой службе мы впервые после Страстной седмицы слышим весть о Воскресении Христа.

Многие, вероятно, имеют представление о богослужебных кругах (циклах): 

годовой неподвижный круг, который находит отражение в Минее; 

годовой подвижный круг — Триодь Постная и Цветная; 

круг Октоиха; седмичный (недельный) круг; 

наконец — суточный круг богослужения. 

При этом обычно не принято говорить о евангельском цикле. 

Между тем, воскресные евангелия на утрене оказывают определенное влияние на состав песнопений, звучащих на той или иной службе. 

После исполнения канона (точнее, после малой ектении и возглашения «Свят Господь Бог наш») мы слышим воскресный эксапостиларий и его богородичен, а перед «Преблагословенна еси, Богородице Дево…» (иногда — непосредственно перед первым часом) евангельскую стихиру.

Все эти три текста (эксапостиларий, богородичен и стихира) зависят от евангельского чтения (а не от гласа) и находятся в приложении Октоиха (а не в его основной части). 

В дальнейших публикациях, наряду с текстом Евангелия, мы будем приводить и эти тексты — в традиционном церковнославянском переводе и в русском переводе иером. Амвросия (Тимрота). 

 

1-е воскресное Евангелие на утрене

 

От Матфея, глава  28

16 Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус, 

17 и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились. 

18 И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. 

19 Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа,

20 уча их соблюдать всё, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь.

Вот крайне важные слова, которые нам — мирянам, священникам, архиереям — хорошо бы вспоминать почаще. В протестантской литературе для этой фразы есть даже специальный термин: великое поручение. Вот оно, это поручение, данное Спасителям апостолам и всем нам: Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам.

Евангельские чтения на воскресной утрене расположены в том же порядке, в каком они идут в Четвероевангелии: сначала — из Евангелия от Матфея, затем — от Марка, Луки и Иоанна. Казалось бы, это очевидно — но литургийные чтения имеют иной порядок: от Пасхи до Пятидесятницы — Иоанн, затем Матфей, Марк, Лука и снова Марк (другие зачала).

Как было сказано во вводной публикации, 28-я глава Евангелия от Матфея целиком читается на литургии Великой субботы. Напомним, Великая суббота — один из дней, когда в древней Церкви совершалось крещение оглашаемых. Многое в службе этого дня — и в ее композиции, и в содержании — связано с таинством крещения. Одно из наиболее ярких и очевидных напоминаний об этой связи — замена на литургии обычного Трисвятого перед чтением Писания на «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся. Аллилуия».

Почему мы говорим о службе Великой субботы, в то время как наша тема — воскресные евангелия? Во-первых, потому, что эта служба во многом именно воскресная: на утрене, совершаемой обычно вечером в Великую пятницу, мы слышим воскресные тропари «Ангельский собор…» и пророчество Иезекииля о всеобщем воскресении; вечерня Великой субботы — это вечерня накануне Пасхи (другой вечерни в этот день уже не будет — дальше только полунощница и пасхальная утреня). Во-вторых, Великая суббота, как мы только что отметили, тесно связана с крещением; но в наше время крещение совершается в самые разные дни года — и при этом всякий раз мы слышим одни и те же слова из Евангелия, а именно-то самое первое воскресное евангельское чтение на утрене, о котором и ведем сегодня речь.

Итак, каково содержание этих пяти стихов, завершающих первое из четырех Евангелий? Евангелист Матфей описывает одно-единственное явление Христа апостолам; таким образом, согласно его замыслу, согласно композиции его Евангелия (а композиция у Матфея продумана достаточно тщательно), перед нами встреча — и одновременно прощание. Тем важнее и значимее каждое слово Учителя.

Стих. 16. Одиннадцать учеников идут в Галилею, т. е. на родину большинства из них. Как мы знаем, галилеянином называли и самого Христа как жителя Назарета (о Его рождении в Вифлееме мало кому было известно). Зачем они идут туда? В надежде увидеть воскресшего Учителя, поскольку перед своими страданиями Иисус сказал апостолам: по воскресении Моем предварю вас в Галилее (см. Мф 26:32). Об этом же мироносицам (а они — апостолам) напомнил ангел, отваливший камень от входа в гробницу: Он воскрес из мертвых и предваряет вас в Галилее; там Его увидите (Мф 28:7).

Стих. 17: и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились. Усомнились, конечно, не ближайшие ученики, но некоторые из тех, кто вместе с ними увидел воскресшего Иисуса. Их сомнение вполне понятно: ведь даже один из Двенадцати, Фома, не спешил поначалу верить свидетельству своих собратьев о явлении им воскресшего Христа (Ин 20:24–25).

Стих. 18: И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Казалось бы, что же тут нового и неожиданного? Мы, живущие две тысячи лет спустя после описываемых событий, слишком хорошо знаем, что Иисус — это Бог. Вполне естественно думать, что Ему как Богу и Сыну Божию действительно принадлежит господство над всем миром. Это верно, но смысловой акцент здесь, конечно, иной. Пришествие Христа на землю — этой мыслью пронизано всё Евангелие — было не в славе и не во внешнем могуществе. Царь Иудейский, к разочарованию иудейской революционной партии, не составил конкуренции Ироду, не сбросил иго римлян, не воссел на престол Давида. Вместо этого Он предпочёл умереть. Но теперь, после Креста, «Бог… прославил Сына Своего Иисуса» (Деян 3:13) — время уничижения прошло, настало время славы, время радости.

А дальше идут крайне важные слова, которые нам — мирянам, священникам, архиереям — хорошо бы вспоминать почаще. В протестантской литературе для этой фразы есть даже специальный термин: великое поручение. Вот оно, это поручение, данное Спасителям апостолам и всем нам:

Сихи. 19-20: Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам.

Новостью — возможно, несколько неприятной и смутительной — для апостолов здесь было то, что крестить нужно не одних лишь уверовавших представителей избранного народа (вспомним, что сам Иисус проповедовал лишь среди своих соплеменников, да и учеников посылал только по городам Иудеи — см. Мф 10:5–6, 15:24), но и чужаков, язычников — «гойим». Пройдет время — и проповедь среди язычников станет чем-то очевидным (начнется это, как мы знаем, с апостола Петра — см. Деян 10). А еще позже всё перевернётся: христиане — вчерашние язычники, идолопоклонники — будут с превозношением и презрением смотреть на народ, избранный и созданный самим Богом — да, народ, отступивший от своего Создателя, но не отвергнутый Им до конца и по-прежнему призванный ко спасению (об этом подробно говорит апостол Павел в 11-й главе своего послания римлянам). Но это уже совсем другая история…

В повелении Христа есть, думаю, новости и для нас. Обратим внимание на то, в каком контексте дано повеление крестить: научите… крестя… уча. Само по себе крещение — дело совершенно недостаточное; да и не с него надо начинать. Апостол Павел, как мы помним, едва ли не с обидой говорил: Христос послал меня не крестить, а благовествовать (1 Кор 1:17; по-церковнославянски, пожалуй, даже выразительнее: Не посла… мене Христос крестити, но благовeстити).К сожалению, ни церковнославянский, ни русский переводы не способны в точности передать значение слов греческого оригинала Евангелия от Матфея. Первое из двух слов — «научите» — буквально означает «делать учеником». Ученичество предполагает определенную устойчивость отношений, их длительности и постоянство. Сначала человек должен стать учеником апостолов и их преемников, а затем в течение довольно продолжительного времени его будут учить. И только потом совершится крещение. Ибо, как прекрасно говорит блж. Иероним Стридонский, «тело не способно принять таинство крещения, покуда душа не приняла истину веры». Излишне говорить, что на протяжении большей части истории Церкви дело обстояло совершенно иначе. Результат — налицо.

Стих. 20.: и се, Я с вами во все дни до скончания века. Эти слова Спасителя, конечно, не могут оставить христианина равнодушным: Христос с нами, с каждым человеком! Каждую минуту и секунду нашей жизни — Он рядом! Но если вчитаться внимательнее, мы увидим здесь отсылку к самому началу евангельской истории, рассказанной нам евангелистом Матфеем. Описав события, последовавшие за зачатием Марией Сына Божия, евангелист резюмирует: А все сие произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог. Во время земной жизни Иисуса из Назарета не называли Еммануилом. Но теперь Иисус обещает быть с нами всегда. И если мы вместе с апостолами верим, что Иисус есть Христос, Сын Божий и Бог, то значит — поистине с нами Бог, как говорил еще Исаия (Ис 8:10).

Конечное Аминь («истинно», «так») имеется далеко не во всех рукописях Нового Завета. Возможно, это слово было добавлено позже — как ответ Церкви своему Учителю, как ответ христиан на Благую весть, возвещенную евангелистом Матфеем.

В качестве приложения приведем те богослужебные тексты, которые зависят от евангельского чтения на утрене. Это ексапостиларий, его богородичен и евангельская стихира. Эти песнопения раскрывают и дополняют содержание прочитанного эпизода из Евангелия.

Ексапостиларий (текст читается сразу после чтения канона)

Со ученики взыдем на гору Галилейскую, 

верою Христа видетиглаголюща власть прияти вышних и нижних, научимся: 

како учит крещати во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, языки вся, 

и пребывати с таинники, якоже обещася, до скончания века.

Перевод: ,

С учениками соберемся на горе Галилейской, 

чтобы верою увидеть Христа, 

о получении Им власти над горним и дольним возвещающего;

 узнаем, как Он учит крестить все народы 

во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, 

и как обещал с посвященными в Его тайны пребыть 

до скончания века.

Богородичен: 

Со ученики радовалася еси, Богородице Дево, 

яко Христа видела еси воскресшаго от гроба тридневна, якоже рече:

имже и явися, научая и являя лучшая,

и крещати во Отце, и Сыне, и Дусе повелевая, 

еже веровати нам Того востанию, и славити Тя, Отроковице.

Перевод: 

С учениками Ты радовалась, Богородица Дева, 

ибо увидела Христа, воскресшего из гроба 

на третий день, как Он сказал. 

Им и явился Он, уча и открывая высшие тайны, 

и крестить во имя Отца, и Сына, и Святого Духа повелевая, 

чтобы мы веровали воскресению Егои славили Тебя, Отроковица.

Утренняя стихира: 

На гору учеником идущим за земное вознесение, 

предста Господь, и поклонившеся Ему,и данныя власти везде научившеся,в поднебесную посылахусяпроповедати еже из мертвых воскресение,и еже на небеса возшествие:имже и во веки спребывати неложный обещася Христос Бог, 

и Спас душ наших. 

Перевод: 

Ученикам, на гору восходившим, 

пред Своим вознесением от земли предстал Господь. 

И они, поклонившись Емуи узнав о данной Ему повсюду власти, 

были посланы в поднебесную провозгласить 

о воскресении Его из мертвых и восхождении на небеса. 

С ними и пребывать во веки обещал 

чуждый лжи Христос Бог 

и Спаситель душ наших.

 

Священник Феодор Людоговский

 

 

2-е воскресное Евангелие на утрене

 

От Марка, глава 16 

1 По прошествии субботы Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Саломия купили ароматы, чтобы идти помазать Его. 

2 И весьма рано, в первый день недели, приходят ко гробу, при восходе солнца, 

3 и говорят между собою: кто отвалит нам камень от двери гроба? 

4 И, взглянув, видят, что камень отвален; а он был весьма велик. 

5 И, войдя во гроб, увидели юношу, сидящего на правой стороне, облеченного в белую одежду; и ужаснулись. 

6 Он же говорит им: не ужасайтесь. Иисуса ищете Назарянина, распятого; Он воскрес, Его нет здесь. Вот место, где Он был положен. 

7 Но идите, скажите ученикам Его и Петру, что Он предваряет вас в Галилее; там Его увидите, как Он сказал вам. 

8 И, выйдя, побежали от гроба; их объял трепет и ужас, и никому ничего не сказали, потому что боялись.

В первый раз после Пасхи мы слышим эти строки в составе литургийного чтения в Неделю жен-мироносиц (об этом евангельском чтении мы говорили полгода назад), которое объединяет 10-е страстное евангелие (Мк 15:43–47) и второе воскресное евангелие; на утрене же в этот день читается третье воскресное евангелие (Мк 16:9–20), о котором у нас пойдет речь через неделю.

В нынешнем евангельском фрагменте — о приходе жен-мироносиц к пустой гробнице и о явлении им ангела — мы читаем примерно то же, что и в параллельных местах у других евангелистов (Мф 28:1–8; Лк 24:1–11; Ин 20:1–2). Однако здесь есть одна деталь, на которую хотелось бы обратить внимание. Это — слова ангела. Он говорит женщинам: «Скажите ученикам его и Петру…»

Как видим, Петр оказывается здесь выделенным, противопоставленным остальным ученикам, апостолам. Почему так? Ответа, по всей видимости, здесь может быть два. Либо Петр ставится ангелом выше учеников (но тогда было бы логично назвать его первым, как это всегда делается при перечислении апостолов — см., например, Мк 3:13–19); либо, напротив, Петр ставится ниже, вне числа учеников.

Очевидно, последнее предположение более основательно. 

Во-первых, мы знаем, что Петр отрекся от Учителя (Мф 26:69–75; Мк 14:66–72; Лк 22:54–62; Ин 18:15–27) — и, следовательно, более не мог называться Его учеником, хотя он и не поступил как Иуда, но, напротив, раскаявшись, нашел в себе силы оставаться вместе с другими апостолами. 

Во-вторых, характерно, что ангел особо говорит о Петре лишь в Евангелии от Марка — а ведь это Евангелие нередко называли Петровым, поскольку, по преданию, Марк записал устную проповедь Петра (в сжатом, энергичном стиле Марка мы можем ощутить горячую и порывистую натуру Петра). Надо полагать, Петр счел нужным не только рассказать о своем падении, что сделали и другие евангелисты, но и подчеркнуть свою отделенность от учеников, которая была преодолена лишь самим Христом, о чем мы услышим в последнем, 11-м воскресном евангелии.

Собственно говоря, на этом Евангелие от Марка заканчивается — даже, правильнее сказать, обрывается: в греческом тексте в 8-м стихе последней стоит частица, которая обычно занимает второе (но не последнее!) место в придаточном предложении. Да, в следующее воскресенье мы услышим еще одно зачало из этого Евангелия, но стихи 9–20 почти наверняка не принадлежат самому евангелисту: об этом свидетельствует и текстология, и стилистика; кроме того, помимо Марка (16:9–20) известно и другое, краткое, окончание книги — но и его принадлежность Марку практически невероятна.

Некоторые комментаторы предполагают, что такая внезапная концовка входила в замысел автора — подобный прием мы встречаем в литературе Нового времени: можно вспомнить, к примеру, «Сентиментальное путешествие…» Л. Стерна. Но всё же это навряд ли так. Позволю себе процитировать Н. Т. Райта (род. 1945) — англиканского епископа, ведущего специалиста по Новому Завету: «гораздо вероятнее, что он (Марк. — Ф. Л.) все-таки написал заключение — о том, как женщины рассказали все ученикам, и те пошли к гробнице, а потом (судя по стихам 14:28 и 16:7, в Галилее) они вновь повстречали Иисуса. Думаю, в завершение книги Иисус заверял учеников в том, что Он снова живет, хотя и обновленной, но телесной жизнью, а также возлагал на них миссию, которую им предстояло отныне исполнять (13:10, 14:9). Концовка книги могла быть достаточно короткой, но она весьма существенна, поскольку заключение всегда сводит воедино все намеченные в книге темы».

Ниже приводятся относящиеся к евангельскому чтению воскресный ексапостиларий, его богородичен и стихира — в церковнославянском переводе и в русском переводе иером. Амвросия (Тимрота):

Ексапостиларий (текст читается сразу после чтения канона)

Камень узревша отвален, мироносицы радовахуся, 

видеша бо юношу седяща во гробе, 

и той тем рече: се Христос востал есть, 

рцыте с Петром учеником: 

на гору приспейте Галилейскую, тамо вам явится, 

якоже предрече другом.

Перевод: 

Камень увидев отваленным, 

мироносицы радовались, 

ибо узрели они юношу, сидевшего во гробе, 

и он им возвестил: 

«Вот, Христос восстал; скажите Петру и всем ученикам: 

Поспешите на гору Галилейскую, 

там явится Он вам, 

как предсказал Своим друзьям».

Богородичен:

Ангел убо принесе Деве, еже радуйся, 

прежде Твоего зачатия, Христе, 

Ангел же камень отвали гроба Твоего, 

вместо печали ов убо радости неизреченныя знамения, 

ов же в смерти место подателя Тя жизни проповедуя и величая, 

и глаголя воскресение женам, и таинником.

Перевод: 

Ангел принес Деве приветствие «радуйся»перед Твоим, Христе, зачатием; 

Ангел же и камень отвалил от Твоего гроба. 

Первый — вместо печализнамения несказанной радости являя, 

второй же — вместо смерти 

о Тебе, Подателе жизни, возглашая, 

и величая Тебя, и возвещая о воскресении 

женам и посвященным в Твои тайны.

Евангельская стихира: 

С миры пришедшим яже с Мариею женам, 

и недоумевающимся, 

како будет им улучити желание, 

явися камень взят, 

и Божественный юноша утоляя мятеж душ их, 

воста бо, глаголет, Иисус Господь. 

Темже проповедите проповедником Его, 

учеником в Галилею тещи, 

и видети Его воскресша из мертвых, 

яко Жизнодавца и Господа.

Перевод: 

Бывшим с Марией женам, 

пришедшим с благовониями 

и недоумевавшим, как им достичь желаемого, 

явился камень отодвинутый 

и юноша Божественный, успокаивающий смятение их душ; 

«Восстал ведь, — говорил он, — Иисус Господь; 

потому возвестите провозвестникам, Его ученикам, 

чтобы они спешили в Галилею 

и увидели Его, воскресшего из мертвых, 

как жизни Подателя и Господа».

 

Священник Феодор Людоговский

 

3-е воскресное Евангелие на утрене

 

От Марка, глава 16

9 Воскреснув рано в первый день недели, Иисус явился сперва Марии Магдалине, из которой изгнал семь бесов. 

10 Она пошла и возвестила бывшим с Ним, плачущим и рыдающим; 

11 но они, услышав, что Он жив и она видела Его,- не поверили. 

12 После сего явился в ином образе двум из них на дороге, когда они шли в селение. 

13 И те, возвратившись, возвестили прочим; но и им не поверили. 

14 Наконец, явился самим одиннадцати, возлежавшим на вечери, и упрекал их за неверие и жестокосердие, что видевшим Его воскресшего не поверили. 

15 И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. 

16 Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет. 

17 Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками; 

18 будут брать змей; и если что́ смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы. 

19 И так Господь, после беседования с ними, вознесся на небо и воссел одесную Бога. 

20 А они пошли и проповедовали везде, при Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями. Аминь.

 

Как уже говорилось в прошлый раз, известная нам пространная (есть еще и краткая) концовка Евангелия от Марка была написана заново, после того как оригинальное завершение книги было утрачено. Факт, конечно, крайне досадный, но всё же большой беды в этом нет: Священное Писание — часть Священного Предания, и сегодняшний фрагмент также отражает Предание Церкви, пусть эти строки и не принадлежат евангелисту Марку.

Вместе с тем мы видим, что добрая половина сегодняшнего воскресного чтения на утрене представляет собой довольно сухой пересказ сюжетов, по большей части известных из других Евангелий. Так, о явлении воскресшего Спасителя Марии Магдалине мы читаем у Иоанна Богослова (Ин 20: 11–18 — 7-е воскресное евангелие), о неверии апостолов ее словам и словам других жен-мироносиц — у Луки (24:11), у него же — о явлении Иисуса «двум из них на дороге» (Лк 24:12–35 — 5-е евангелие) и о Вознесении (Лк 24:50–51) и т. д. 

Примечательно, что анонимный автор последних стихов Евангелия от Марка влагает в уста Христа предсказание о знамениях, которые будут сопровождать уверовавших. Надо признать, что эти слова очевидным образом контрастируют с другими высказываниями Иисуса о чудесах — ср., например: «род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка; ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи» (Мф 12:39–40).

Напротив, знамения и чудеса, по слову Спасителя, — неотъемлемые атрибуты лжехристов и лежпророков: «Ибо восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мф 24:24). Но если мы обратим внимание на то, о каких именно чудесах идет речь в сегодняшнем чтении, то заметим, что это по большей части либо те дарования, которые Христос уже Сам дал апостолам — первым из уверовавших: исцеление больных, изгнание бесов и др.; либо это дары, которые апостолы и другие ученики получили после Пятидесятницы — прежде всего, дар языков.

Слова о змеях напоминают известный эпизод с Павлом в последней главе Деяний: «Когда же Павел набрал множество хвороста и клал на огонь, тогда ехидна, выйдя от жара, повисла на руке его. Иноплеменники, когда увидели висящую на руке его змею, говорили друг другу: верно этот человек — убийца, когда его, спасшегося от моря, суд [Божий] не оставляет жить. Но он, стряхнув змею в огонь, не потерпел никакого вреда» (Деян 28:3–5). Не исключено, что автор концовки имел в виду именно эту историю.

Следует также обратить внимание на слова Спасителя: «идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» (ст. 15). У Матфея мы слышали повеление «научить все народы» (см. Мф 28:19), здесь же речь идет о «всей твари», обо всём творении — то есть, при буквально понимании, о разумных и неразумных существах, о живой и неживой природе.Действительно ли трактовка должна быть именно такой? Вряд ли здесь есть исчерпывающий и однозначный ответ. Однако известно, что в иных случаях вопрос оказывается ценнее ответа, поскольку дает повод к размышлению — готовый же ответ лишает нас такой возможности. Поэтому ограничимся тем, что напомним слова апостола Павла из послания к Римлянам: «…тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне…» (Рим 8:19–22).

В наши дни мы очень хорошо видим и понимаем связь между нашими грехами и страстями (жадностью, жестокостью, глупостью) и мучениями твари — по крайней мере, в масштабах нашей планеты. Однако можно надеяться, что если хотя бы часть творения — люди — воспримут Благую Весть, то и прочее творение будет недалеко от избавления и свободы. 

Ексапостиларий (текст читается сразу после чтения канона)

Яко Христос воскресе, никтоже да не верует:явися бо Марии, потом же виден бысть на село идущима,таинником же паки явися возлежащим единонадесятим,ихже крещати послав,на небеса вознесеся, отнюдуже и сниде,утверждая проповедание множествы знамений.

 Перевод:

В том, что Христос воскрес,никто не должен сомневаться;ибо явился Он Марии,затем увидели Его шедшие в селение,и снова явился посвященным в тайны, —одиннадцати возлежавшим;послав же их крестить,на небеса вознесся, откуда и сошел,и подтверждал их проповедь множеством знамений.

Богородичен:

Возсиявшее Солнце, яко от чертога жених, из гроба днесь,и ад пленив, и смерть упразднив,Тебе Рождшия молитвами, свет нам низпосли:свет, просвещающ сердца и души:свет, ходити всех наставляющна стези повелений Твоих, и на путь мира.

Перевод: 

Солнце, взошедшее в сей день из гроба,как жених из брачного чертога,и ад пленившее и уничтожившее смерть!По ходатайствам Тебя Родившей, свет нам ниспошли,свет, просвещающий сердца и души,свет, наставляющий всех ходитьпо стезям повелений Твоих и путями мира.

Утренняя стихира:

Магдалине МарииСпасово благовествующей из мертвых Воскресение и явление,не верующе же ученицы, поносими быша о жестосердии:но знаменьми вооружшеся и чудесы,ко проповеданию посылахуся,и Ты убо, Господи, к начальному свету вознеслся еси Отцу,они же проповедаша всюду слово, чудесы уверяюще.Темже просветившеся теми,славим Твое еже из мертвых воскресение,человеколюбче Господи.

Перевод: 

Ученики, не верившие Марии Магдалине,благовествовавшей о воскресении из мертвых и явлении Спасителя,укоряемы были за жестокосердие;но, вооруженные знамениями и чудесами,были посланы на проповедь.И Ты, Господи, к Началу света — Отцу вознесся,а они повсюду провозглашали слово,чудесами его удостоверяя.Потому мы, ими просвещенные,славим Твое из мертвых воскресение,человеколюбивый Господи!

 

Священник Феодор Людоговский

 

4-е воскресное Евангелие на утрене

От Луки, глава 24  

1 В первый же день недели, очень рано, неся приготовленные ароматы, пришли они ко гробу, и вместе с ними некоторые другие; 

2 но нашли камень отваленным от гроба. 

3 И, войдя, не нашли тела Господа Иисуса. 

4 Когда же недоумевали они о сем, вдруг предстали перед ними два мужа в одеждах блистающих. 

5 И когда они были в страхе и наклонили лица свои к земле, сказали им: что вы ищете живого между мертвыми? 

6 Его нет здесь: Он воскрес; вспомните, как Он говорил вам, когда был еще в Галилее, 

7 сказывая, что Сыну Человеческому надлежит быть предану в руки человеков грешников, и быть распяту, и в третий день воскреснуть. 

8 И вспомнили они слова Его; 

9 и, возвратившись от гроба, возвестили всё это одиннадцати и всем прочим. 

10 То были Магдалина Мария, и Иоанна, и Мария, мать Иакова, и другие с ними, которые сказали о сем Апостолам. 

11 И показались им слова их пустыми, и не поверили им. 

12 Но Петр, встав, побежал ко гробу и, наклонившись, увидел только пелены лежащие, и пошел назад, дивясь сам в себе происшедшему.

 

Сегодняшнее евангельское чтение представляет собой один из трех эпизодов в Евангелии от Луки,  относящихся к Воскресению Христову.

В первом из них, о котором речь идет сегодня, мы еще не видим воскресшего Иисуса — лишь обнаруживаем  вместе с мироносицами и Петром, что гробница пуста, и слышим ангелов, говорящих о восстании из мертвых  Сына Божьего.

Во втором (это пятое воскресное чтение, Лк 24:12–35) Иисус является двум ученикам, но так,  что они сперва не узнают Его.

Наконец, в третьем эпизоде (шестое евангелие, Лк 24: 36–53), которым заканчивается первая часть Лукиной  дилогии, Иисус открыто является одиннадцати апостолам и тем, кто в тот момент были с ними вместе (в том числе, как принято считать, и самому Луке).

Очень важно при чтении Евангелия (а большинство из нас читают его далеко не в первый раз) сохранить  свежесть восприятия. Достичь этого проще всего, если взглянуть на описываемые события глазами  персонажей евангельской истории. Мы-то знаем, что Христос воскрес — для нас это один из догматов нашей  веры, нечто очевидное и едва ли не обыденное. Но, конечно, это было вовсе не так для мироносиц.

Вглядимся,  вдумаемся в эту  картину. 

Вот женщины, которые ходили за Иисусом по Палестине, оказывали Ему материальную и техническую  помощь, женщины, которые были Его ученицами (и притом не менее преданными, чем мужчины, именуемые  апостолами), — они приходят к гробнице Учителя. Зачем? Для того, чтобы сказать: «Так-так, вот уже третий  день — пора! Сейчас уже воскреснет — не пропустить бы»? Нет, ничего подобного.

Они приходят, чтобы  должным образом приготовить к погребению тело Иисуса, который был осужден  на смерть как преступник — и действительно умер: некоторые из них видели это своими глазами. Они приходят  к гробнице (и, как мы читали недавно у Марка, по дороге думают, кто же отвалит им огромный  камень от входа в гробницу), приходят — и видят: камень отвален, тела нет. Они в недоумении: что случилось?

Если у них и была мысль о том, что Иисус воскрес, то это самое последнее, что пришо им в голову. Первые же  мысли, очевидно, были такие: тело унесли — но кто это сделал и зачем?

И в этот момент, когда они пребывали  в растерянности и замешательстве, им являются «два мужа в одеждах  блистающих». Мы со спокойной уверенностью отождествляем их с ангелами (можно подумать, что ангелы  являются нам каждый день), но мироносицы навряд ли подумали: «О, это ангелы. Сейчас они сообщат нам  нечто важное». Они в тот миг, скорее всего, вообще не столько думали, сколько чувствовали — а чувствовали они, как говорит Лука, страх.

Но вместо страха — радость! Радость, которую не так просто осознать, в которую нелегко поверить. Мужи (да,  это, конечно, были ангелы) обращаются к жещинам — и в их словах нельзя не увидеть некоторой иронии. Нет,  это не злая ирония, ибо было бы жестоко и несправедливо насмехаться над слабыми существами, которые,  преодолев естественный страх, пришли оказать любовь своему Учителю. Но всё же ангелы-то знают  и понимают, Кем был и есть Иисус из Назарета — и им представляется странным, что кому-то может прийти  в голову мысль искать Живого Бога среди мертвецов.

Но, снисходя к ограниченности человеческого естества, они растолковывают ученицам Сына Божьего, что же здесь произошло: «его нет здесь — Он воскрес. Вспомните, как Он говорил вам…» И они — вспонимают! Вот это  удивительно: можно ли забыть такое? Можно ли забыть, когда твой близкий человек, человек, которого  ты любишь и уважаешь, которому ты предан, которым дорожишь и за которого, пожалуй, и жизнь  не пожалел бы отдать, — можно ли забыть, когда он говорит тебе: я скоро умру. И более того: я воскресну.

От фразы «я скоро умру» легко отмахнуться: да, все мы когда-нибудь умрем, это понятно, но ведь еще  не сейчас — и ты тоже поживешь, ты еще молодой, не бери в голову, рано тебе думать о смерти. Но когда  говорят: я воскресну — сознание попросту отказывается вмещать эти слова.

И когда произошло то, о чем ученики и ученицы Иисуса не хотели думать (слишком больно!) и чему  отказывались верить, — тогда они не посмели извлечь из своей памяти то, что там, несомненно, хранилось:  вторую часть пророчества — о Воскресении.

Но теперь всё сходится: тела нет, мужи в блистающих одеждах говорят, что Он жив, мироносицы и сами  вспоминают, что именно так Он и говорил, именно это и предсказывал — и они идут, бегут к апостолам, чтобы  сообщить им эту радостную весть.

Однако их радость встречает стену непонимания: апостолы решили скорбеть всерьёз, и ничто не должно  их отвлекать от этого. А тут прибегают эти женщины, болтают какой-то вздор! Как это — воскрес? Люди  умирают, это мы знаем; а чтобы воскресали — нет уж, бабьим басням мы верить не будем. И только Петр  откликается сердцем на слова женщин и, хотя и был он не самым молодым и, вероятно, не самым спортивным  из апостолов, бежит к гробнице — и видит, что женщины правы по меньшей мере в одном: что гробница пуста.

Петр уходит назад — в удивлении. Нет, он еще не поверил в воскресение Учителя, он, должно быть, пока что  не разрешает себе и думать об этом, не то что надеяться — и вместе с тем не может не думать. Здесь мы вместе с автором оставляем и Петра, и прочих апостолов, и мироносиц — и отправляемся вместе с двумя учениками  в Эммаус. Но об этом — в следующий раз.

Как обычно, приводим богослужебные тексты, относящиеся к евангельскому чтению: воскресный  ексапостиларий, его богородичен и евангельскую стихиру — в церковнославянском переводе и в русском  переводе иером. Амвросия (Тимрота). 

Ексапостиларий (текст читается сразу после чтения канона)

Добродетельми блиставшеся, 

видим предстояща в живоноснем гробе 

мужа в блещащихся ризах: 

мироносицам преклоньшим лица на землю, 

небесы Владычествующаго воскресению да научимся, 

и к Живота гробу с Петром притецем, 

и содеянному удивльшеся,пребудем Христа видети.

 

Перевод:

Добродетелями заблистав, 

увидим в живоносном гробе 

мужей в блистающих одеждах, 

представших мироносицам, 

склонившимся лицами к земле; 

убедимся в воскресении Владычествующего небесами, 

и к Жизни во гробе поспешим с Петром, 

и, свершившемуся подивившись,останемся, чтобы узреть Христа

 

Богородичен:

Радоватися вещавый, претворил еси

печаль прародителей, Господи,

радость внося востания Твоего в мире:

того убо Живодавче, Рождшею Тя,

свет просвещающ сердца,

свет щедрот Твоих низпосли,

еже вопити Тебе:

человеколюбче Богочеловече,

слава Твоему востанию.

 

Перевод:

«Радуйтесь» возгласив,

печаль прародителей изменил Ты, Господи,

вместо нее вводя в мир радость

о воскресении Твоем.

Ниспошли же свет его, Податель жизни,

ради Носившей Тебя во чреве,

свет милосердия Твоего, просвещающий сердца,

чтобы нам взывать Тебе:

«Человеколюбец, Богочеловек,

слава Твоему воскресению!»

 

Священник Феодор Людоговский

 

5-е воскресное Евангелие на утрене

 

От Луки, глава 24 

12 Но Петр, встав, побежал ко гробу и, наклонившись, увидел только пелены лежащие, и пошел назад, дивясь сам в себе происшедшему. 

13 В тот же день двое из них шли в селение, отстоящее стадий на шестьдесят от Иерусалима, называемое Эммаус; 

14 и разговаривали между собою о всех сих событиях. 

15 И когда они разговаривали и рассуждали между собою, и Сам Иисус, приблизившись, пошел с ними. 

16 Но глаза их были удержаны, так что они не узнали Его. 

17 Он же сказал им: о чем это вы, идя, рассуждаете между собою, и отчего вы печальны? 

18 Один из них, именем Клеопа, сказал Ему в ответ: неужели Ты один из пришедших в Иерусалим не знаешь о происшедшем в нем в эти дни? 

19 И сказал им: о чем? Они сказали Ему: что было с Иисусом Назарянином, Который был пророк, сильный в деле и слове пред Богом и всем народом; 

20 как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его. 

21 А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля; но со всем тем, уже третий день ныне, как это произошло. 

22 Но и некоторые женщины из наших изумили нас: они были рано у гроба 

23 и не нашли тела Его и, придя, сказывали, что они видели и явление Ангелов, которые говорят, что Он жив. 

24 И пошли некоторые из наших ко гробу и нашли так, как и женщины говорили, но Его не видели. 

25 Тогда Он сказал им: о, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! 

26 Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? 

27 И, начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании. 

28 И приблизились они к тому селению, в которое шли; и Он показывал им вид, что хочет идти далее. 

29 Но они удерживали Его, говоря: останься с нами, потому что день уже склонился к вечеру. И Он вошел и остался с ними. 

30 И когда Он возлежал с ними, то, взяв хлеб, благословил, преломил и подал им. 

31 Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Он стал невидим для них. 

32 И они сказали друг другу: не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание? 

33 И, встав в тот же час, возвратились в Иерусалим и нашли вместе одиннадцать Апостолов и бывших с ними, 

34 которые говорили, что Господь истинно воскрес и явился Симону. 

35 И они рассказывали о происшедшем на пути, и как Он был узнан ими в преломлении хлеба.

Этот евангельский эпизод обычно называют историей о Луке и Клеопе. Имя Клеопы здесь действительно названо (ст. 18), но о себе самом Лука явным образом не говорит. Тем не менее, часто полагают, что вторым путником, направлявшимся в Эммаус, был сам евангелист. Каковы основания для этого? Во-первых, в тексте (ст. 13) указано, что это были «двое из них», т. е. из учеников Иисуса. При этом (во-вторых) эти двое были не из числа Двенадцати (теперь уже – Одиннадцати) – см. ст. 33. Наконец (в-третьих), этот сюжет встречается у одного лишь Луки. Понятно, что строгим доказательством подобные рассуждения служить не могут, однако при их помощи можно обосновать приведенную выше гипотезу. Но это не единственное решение: спутником (точнее, спутницей) Клеопы вполне могла быть его жена Мария (мы ее знаем как раз под таким именем: Мария Клеопова – см. Ин 19:25).

Сегодняшний фрагмент Евангелия от Луки читается не только на воскресной утрене раз в одиннадцать недель, но и представляет собой литургийное чтения вторника Светлой седмицы. И это довольно странно, поскольку, за редчайшим исключением (одно из двух таких исключений – Вознесение, но там причины вполне понятны), в период от Пасхи до Пятидесятницы на литургии читается Евангелие от Иоанна. Трудно сказать, чем был продиктован выбор именно такого чтения для Светлого вторника. Возможно, здесь дело в употребленном учениками выражении «третий день» (ст. 21) – а вторник как раз и представляет собой третий день, если первым днем считать воскресенье. Но очевидно, что у Луки отсчет ведется не от дня воскресения Христа (о воскресении ученики еще не знают), а от дня распятия; и в Эммаус ученики идут именно в первый же день по воскресении Учителя.

Рассказ о двух учениках, шедших из Иерусалима в Эммаус, – это одна из наиболее ярких страниц в Евангелии от Луки, причем не только в богословском плане, но и в отношении литературного мастерства автора. Об этом сюжете за двадцать веков написано очень много. Мне хотелось бы обратить внимание лишь на одну его сторону.

Двое идут в селение, находящееся в 10–12 километрах от столицы. Зачем они туда направляются, евангелист нам не сообщает, однако можно догадаться, что цель была вполне житейская, не связанная напрямую с теми драматическими событиями, которые разыгрались всего пару дней назад. Иисус умер на кресте – и эти двое пребывают в печали, но, как говорится, жизнь продолжается, и по каким-то своим делам они идут в Эммаус.

И вот – опускаем всю середину рассказа – в преломлении хлеба (будучи подготовленными беседой со своими спутником по дороге и свидетельствуя друг другу задним числом, что во время этой беседы сердце их горело) они узнают Учителя. Они, как можно заключить из рассказа евангелиста, только-только дошли до пункта своего назначения. Но, поняв, что им только что действительно явился Иисус, что женщины, которые следовали за ними, говорили правду, что произошло то, чего не может быть, и что их жизнь теперь никогда не будет прежней, – едва осознав всё это, они забывают о всех тех делах (важных, быть может, не для них одних), которые вели их в это небольшое селение, и спешат назад в Иерусалим, пренебрегая усталостью и собственными доводами, что уже темно и им необходим ночлег. 

Воскресение Христво полностью меняет приоритеты, оно входит – врывается! – в нашу жизнь и заставляет хотя бы на время отложить в сторону всё скучное, важное и серьёзное, поскольку тот, на кого пал отблеск Воскресения, уже не сможет делать вид, что ничего не произошло. Воскресение – это победа над смертью, это искрящаяся, кипящая и переливающаяся через край жизнь, это ликование, радость и веселье, и это такая радость, которую не будешь копить в себе – нет, ею надо делиться с другими людьми, потому что только так ее и можно сохранить. 

И в самом деле: в Иерусалиме (среди ночи!) – радость встречи с другими учениками и умножение этой радости: Сын Божий воистину воскрес и уже явился Симону Петру. И более того: всем собравшимся – Одиннадцати, тем, кто был тогда с ними, новоприбывшим Клеопе и его спутнику – вновь является сам Иисус.

Но об этом – в следующий раз.

В качестве приложения приводим песнопения Октоиха, соотносящиеся с нынешним еванегельским чтением: воскресный Ексапостиларий, его Богородичен и Евангельскую стихиру – в церковнославянском переводе и в русском переводе иером. Амвросия (Тимрота). 

Ексапостиларий (текст читается сразу после чтения канона)

Живот и путь, Христос воста из мертвых,Клеопе и Луце спутешествова,имаже и познася во Еммаусе, преломляя хлеб:еюже души и сердца горяща бяху,егда тема глаголаше на пути,и писания сказоваше, яже претерпе.С нимаже, воста, зовем,явися же и Петрови.

Перевод: 

Жизнь и путь – Христос, восстав из мертвых,Клеопе и Луке сопутствовал,и узнан был ими во Эммаусе в преломлении хлеба.Их души и сердца горели,когда Он говорил с ними на путии изъяснял писаниями, что Он претерпел.Воскликнем вместе с ними: «Он восстали явился также Петру!»

Богородичен:

Пою безчисленную Твою милость, Творче мой,яко Себе истощил еси,понести и спасти человеческое естество озлобленное:и Бог сый, изволил еси, от чистыя Богоотроковицы,по мне быти, и снити даже до ада, хотя ми спастися,молитвами Рождшия Тя, Владыко Всещедрый.

Перевод: 

Воспеваю безмерную Твою милость, Создатель мой;ибо Ты Самого Себя умалил, чтобы с небес сойтии спасти естество смертных сокрушенное;и, являясь Богом, соблаговолил,родившись от чистой Божией Отроковицы,мне уподобиться и сойти до ада,желая спасти меня, Слово,по ходатайствам Родившей Тебя,Владыка всемилосердный.

Утренняя стихира:

О премудрых судеб Твоих, Христе!Како Петру убо плащаницами единеми,дал еси разумети Твое воскресение,Луце же и Клеопе спутешествуя, беседовал еси,и беседуяй не абие себе являеши?Темже и поносимь бываеши, яко един пришельствуяй во Иерусалим,и не причащаяйся в конец совета их.Но Иже вся к создания пользе строя,и яже о Тебе пророчествия открыл еси,и внегда благословити хлеб, познался еси им,ихже и прежде того сердца к познанию Твоему распаластася,иже и учеником собранным ужеясно проповедаста Твое воскресение,имже помилуй нас.

Перевод: 

О как премудры суды Твои, Христе!Как Петру одними пеленамиТы дал постигнуть воскресение Твое!С Лукой же и Клеопой путешествуя, беседуешь,и, беседуя, не сразу Самого Себя являешь.Потому от них Ты принимаешь и упрек,что Ты – один из пришедших в Иерусалими безучастен к исходу замыслов его.Но, как все устраивающий творению на пользу,Ты и бывшие о Тебе пророчества раскрыл,и при благословении хлеба был узнан теми,чьи сердца и прежде того горели к познанию Тебя.Они и собравшимся ученикам уже ясно возвещалио воскресении Твоем, которым помилуй нас.

 

6-е воскресное Евангелие на утрене

 

От  Луки, глава  24

36 Когда они говорили о сем, Сам Иисус стал посреди них и сказал им: мир вам.  

37 Они, смутившись и испугавшись, подумали, что видят духа. 

38 Но Он сказал им: что смущаетесь, и для чего такие мысли входят в сердца ваши? 

39 Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои; это Я Сам; осяжите Меня и рассмотри́те; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня. 

40 И, сказав это, показал им руки и ноги. 

41 Когда же они от радости еще не верили и дивились, Он сказал им: есть ли у вас здесь какая пища? 

42 Они подали Ему часть печеной рыбы и сотового меда. 

43 И, взяв, ел пред ними. 

44 И сказал им: вот то, о чем Я вам говорил, еще быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному о Мне в законе Моисеевом и в пророках и псалмах. 

45 Тогда отверз им ум к уразумению Писаний. 

46 И сказал им: так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день, 

47 и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима. 

48 Вы же свидетели сему. 

49 И Я пошлю обетование Отца Моего на вас; вы же оставайтесь в городе Иерусалиме, доколе не облечетесь силою свыше. 

50 И вывел их вон из города до Вифании и, подняв руки Свои, благословил их. 

51 И, когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо. 

52 Они поклонились Ему и возвратились в Иерусалим с великою радостью. 

53 И пребывали всегда в храме, прославляя и благословляя Бога. Аминь.

Это евангельское чтение звучит на воскресной утрене раз в 11 недель, а также на литургии в день Вознесения. К теме Вознесения мы еще вернемся, а пока что хотелось бы обратить внимание на то, что такое воскресение.

Было бы интересно устроить опрос среди православных христиан: как вы понимаете воскресение из мертвых? Что это такое с вашей точки зрения? Попытайтесь хотя бы объяснить на пальцах, если не удается дать чёткой формулировки. Подозреваю, что значительная часть ответов будет приблизительно такой: «Ну это когда мы будем жить на небесах». А на уточняющий вопрос: «А мы там будем с телом или без тела?» – далеко не всякий выберет первый вариант ответа.

И это понятно: мы постоянно слышим, что тело – обуза для нашего спасения, что нужно заботиться о душе, что тело истлеет, а душа вечна и т. д. И всё это во многом верно – и однако истина остаётся неизменной: всеобщее воскресение предполагает соединение души и тела. Те люди, которые приходят в храм не только освятить куличи накануне Пасхи, но и дают себе труд походить хотя бы на некоторые службы Страстной седмицы, несомненно, помнят чтение из пророка Иезекииля (37:1–14), которое мы обычно слышим в пятницу вечером (это конец утрени Великой субботы). Приведем фрагмент этой паремии:

«Была на мне рука Господа, и Господь вывел меня духом и поставил меня среди поля, и оно было полно костей, и обвел меня кругом около них, и вот весьма много их на поверхности поля, и вот они весьма сухи. <…> И видел я: и вот, жилы были на них, и плоть выросла, и кожа покрыла их сверху <…> и вошел в них дух, и они ожили, и стали на ноги свои – весьма, весьма великое полчище».

Хотя у пророка речь идет об Израиле, в христианской традиции это видение Иезекииля всегда понималось как пророчество о всеобщем воскресении.

И вот – возвращаемся к евангельскому чтению – Христос воскрес и явился ученикам. И что Он делает первым делом (после того, как поприветствовал их)? Старается уверить их в своем величии, в своей неотмирности? Нет, для Него очень важно показать и доказать им, что Он – не привидение, не призрак, а человек из костей и плоти, человек, который ест и пьет – а следовательно, вполне материален. Никакого гнушения плотью, никакого уничижения телесной составляющей нашего естества! И, переходя к теме Вознесения, заметим: Христос не только вновь обрел тело по воскресении – Он с этим телом (в этом теле, если угодно) и вознёсся, и воссел одесную Отца. Христос – истинный Бог, но и истинный человек; и как человек Он отныне пребывает в Царстве Небесном рядом с самим Богом.

Что касается Вознесения (точнее, времени этого события), то внимательный читатель 24-й главы Евангелия от Луки (это 4, 5 и 6-е воскресные Евангелия) не мог не заметить, что всё описанное в этой главе происходит в один день. Комментаторы пытаются вставить между соседними репликами Иисуса в сегодняшнем чтении где 7, а где и 40 дней – но подобные попытки выглядят натяжками. Лука пишет достаточно хорошо и достаточно уверенно, и если он так скомпоновал эту главу, что у читателя остается ощущение стремительности всех событий этого одного-единственного дня – Воскресение, явление двум ученикам, шедшим в Эммаус, явление ученикам в Иерусалиме, Вознесение – если автор описал всё это именно так, то он, вероятно, знал, что делал.

Но, может быть, тут и нет никакой проблемы? А откуда, собственно говоря, мы знаем, что Иисус вознёсся на 40-й день после Воскресения? В том-то всё и дело, что мы действительно это знаем – и притом всё от того же Луки. Но уже из второй его книги – Деяний апостолов: «Первую книгу написал я к тебе, Феофил, о всем, что Иисус делал и чему учил от начала до того дня, в который Он вознесся, дав Святым Духом повеления Апостолам, которых Он избрал, которым и явил Себя живым, по страдании Своем, со многими верными доказательствами, в продолжение сорока дней являясь им и говоря о Царствии Божием» (Деян 1:1–3). Интересующий нас третий стих не содержит сколько-нибудь значительных разночтений в древних рукописях – подлинность выражения «сорок дней» не подлежит сомнению.

Итак, следует признать, что один и тот же автор в двух своих книгах по-разному написал об одном событии. Возможно, в своем Евангелии Луке было важнее показать внутренюю логику событий, в то время как в Деяниях немаловажной оказывается точная хронология (особенно учитывая дальнейшее описание Пятидесятницы).

В качестве приложения приводим песнопения, соотносящиеся с евангельским чтением на утрене: воскресный ексапостиларий, его богородичен и евангельскую стихиру – в церковнославянском переводе и в русском переводе иером. Амвросия (Тимрота).

Ексапостиларий (текст читается сразу после чтения канона)

Показуя, яко человек еси Спасе, по существу,посреде став воскрес от гроба,и брашна сопричастился еси,учил еси крещению покаяния.Абие же к Небесному вознеслся еси Отцу,и учеником Утешителя послати обещал еси,Пребожественный Богочеловече.Слава Твоему востанию.

Перевод: 

Показывая, что Ты – человек по естеству, Спаситель,по воскресении из гроба Ты вкусил с учениками пищи,и став посреди них, учил их возвещать о покаянии,и вознесся прямо к Небесному Отцу,и обещал послать Утешителя ученикам.Пребожественный Богочеловек,слава Твоему Воскресению!

Богородичен: 

Творец создания, и Бог всех,плоть человеческую прият от пречистых кровей Твоих, Всесвятая Дево,и истлевшее мое все естество новосодела,паки якоже прежде рождества оставль по рождестве.Темже Тя верно вси восхваляем, зовуще:радуйся, Владычице мира.

Перевод: 

Создатель творения и Бог всего, плоть смертную принялот чистой крови Твоей, Всесвятая Дева,и, подлинно, все естество наше погибшее Он обновил,сохранив Тебя после родов, как и до родов, Девой.Потому все мы с верою прославляем Тебя, восклицая:«Радуйся, Владычица мира!»

Утренняя стихира: 

Истинный мир Ты, Христе, к человеком Божий,мир Твой дая, по востании учеником,пристрашны показал еси я,мнящия дух видети:но утишил еси мятеж души их,показавый руце и нозе Твои.Обаче не верующим еще,брашен причащением, и учений воспоминанием,отверзл еси их ум, еже разумети Писания:имже и Отческое обетование обещав, и благословив я,отступил еси на небо.Темже с ними покланяемся Тебе,Господи, слава Тебе.

Перевод: 

Подлинно Ты, Христе, – мир Бога с людьми!Мир Твой ученикам по воскресении подавая,Ты в страх привел их: они подумали, что видят духа;но их душевное волнение Ты успокоил,им руки Свои и ноги показав.Между тем, как они все еще не верили,Ты вкушением пищи и напоминанием ученийотверз им ум к уразумению писаний.И, Отеческое обетование им подтвердиви благословив их, отошел на небо.Потому мы вместе с ними поклоняемся Тебе.Господи, слава Тебе!

 

Священник Феодор Людоговский

 

 

 7-е воскресное Евангелие на утрене

 

 От Иоанна, глава 20

1 В первый же день недели Мария Магдалина приходит ко гробу рано, когда было еще темно, и видит, что камень отвален от гроба. 

2 Итак, бежит и приходит к Симону Петру и к другому ученику, которого любил Иисус, и говорит им: унесли Господа из гроба, и не знаем, где положили Его. 

3 Тотчас вышел Петр и другой ученик, и пошли ко гробу. 

4 Они побежали оба вместе; но другой ученик бежал скорее Петра, и пришел ко гробу первый. 

5 И, наклонившись, увидел лежащие пелены; но не вошел во гроб. 

6 Вслед за ним приходит Симон Петр, и входит во гроб, и видит одни пелены лежащие, 

7 и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте. 

8 Тогда вошел и другой ученик, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал. 

9 Ибо они еще не знали из Писания, что Ему надлежало воскреснуть из мертвых. 

10 Итак ученики опять возвратились к себе.

«Унесли Господа из гроба»

С седьмого воскресного евангелия начинаются чтения из Евангелия от Иоанна, которые составляют почти половину воскресных чтений на утрене – пять из одиннадцати.

Как и синоптики (Матфей, Марк, Лука), Иоанн не пытается описать само Воскресение – т. е., чего он сам (да и никто) не видел. Нет здесь пока что и явления воскресшего Христа мироносицам и апостолам. В сегодняшнем фрагменте Иоанн описывает то, как ученики и ученицы Христа обнаруживают исчезновение тела Учителя и что они об этом думают и говорят – и что они делают.

А что же они делают? Они – по крайней мере, так это описано у Иоанна – в основном бегают. Магдалина бежит к Петру (очевидно, как к старшему среди апостолов): тело Иисуса исчезло, наверное, его унесли. То ли это чья-то злая шутка, то ли какая-то ошибка – непонятно, но надо что-то делать. И теперь уже Петр и «ученик, которого любил Иисус» (это сам Иоанн) бегут к гробнице чуть ли не наперегонки. Иоанн – он моложе – прибегает первый, но не решается войти внутрь. Он только заглядывает – и видит пелены (бинты), в которые было завернуто тело покойного. Странная картина: кто-то, прежде чем унести тело, зачем-то снял все эти пелены, пропитанные благовониями. А головной платок тоже снят – и лежит отдельно, аккуратно сложенный.

И после этого Иоанн (уже как рассказчик) делает такую ремарку: Тогда вошел и другой ученик, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал. Ибо они еще не знали из Писания, что Ему надлежало воскреснуть из мертвых. Толкователи расходятся в понимании того, во что именно уверовал Иоанн. Наиболее прямолинейная интерпретация такова: раз речь идет о вере, то, конечно, подразумевается вера в Воскресение. Тогда следующую фразу (они не знали из Писания…), очевидно, приходится отнести к минутам и часам, предшествовавшим тому моменту, когда любимый ученик Христа поверил, что Учитель воскрес. Эта версия отражена в приведенной ниже евангельской стихире на утрене.

Однако понимать можно эти слова евангелиста и иначе. Петр и Иоанн убедились в том, Мария Магдалина права: тела нет, и, на тот момент, поверили в то, что тело в самом деле кто-то унес – хотя по-прежнему было неясно, кто именно это сделал и с какой целью. В таком случае вторая фраза смотрится совершенно естественной: они поверили, что тело унесли, поскольку надлежащим образом еще не понимали пророчеств Писания о воскресении Иисуса. В пользу такого толкования можно привести уже знакомые нам слова евангелиста Луки, относящиеся, возможно, ровно к этому эпизоду первого дня недели: Петр, встав, побежал ко гробу и, наклонившись, увидел только пелены лежащие, и пошел назад, дивясь сам в себе происшедшему (Лк 24:12).

Итак, пишет апостол Иоанн, ученики (т. е. он сам и Петр) возвратились к себе. А Магдалина, ничего не страшась, но будучи исполнена неясной надежды, вновь идет – или бежит? – к гробнице Иисуса. И ее надежда не была посрамлена: воскресший Учитель является ей – является прежде, чем явился апостолам. Но об этом – в следующий раз.

 

Ексапостиларий (текст читается сразу после чтения канона)

Яко взяша Господа, Марии рекшей, 

на гроб течаста, Симон Петр, 

и другий таинник Христов, егоже любляше: 

течаста же оба, и обретоста плащаницы едины внутрь лежаща, 

и главный же бе сударь кроме их. 

Темже паки умолчаста, 

дондеже Христа видеста.

Перевод: 

Когда сказала Мария, что взяли Господа, 

к гробнице побежали Симон Петр 

и другой, посвященный в тайны Христа, которого Он любил; 

бежали же они вдвоем и нашли внутри 

одни пелены лежащие, 

был же и плат с головы Его отдельно от них. 

Потому они снова успокоились, 

пока не увидели Христа.

 

Богородичен: 

Велия и преславная мене ради содеял еси, 

Христе мой многомилостиве: 

от Девы бо Отроковицы родился еси несказанно, 

и крест подъял еси, и смерть претерпев, 

воскресл еси во славе, 

и наше естество от смерти свободил еси. 

Слава, Христе, славе Твоей, 

слава силе Твоей.

Перевод: 

Великое и неслыханное ради меня 

совершил Ты, Христе мой многомилостивый: 

ибо от Девы-Отроковицы Ты родился неизъяснимо, 

и Крест принял, и смерть претерпел, 

воскрес во славе и наше естество освободил от смерти. 

Слава, Христе, славе Твоей, 

слава Твоей силе!

 

Утренняя стихира: 

Се тьма, и рано, и что у гроба, Марие, стоиши, 

многую тьму имеющи в разуме, 

в нейже, где положен бысть вопрошаеши, Иисус? 

Но виждь срищущася ученики, 

како плащаницами и сударем воскресение обретоша,

и помянуша яже о сих Писания. 

С нимиже и имиже и мы веровавше, 

воспеваем Тя жизнодавца Христа.

Перевод: 

Вот – тьма и раннее утро. 

И что у гроба ты стоишь, Мария, 

с глубоким мраком в уме? 

Из-за того ты ищешь, где положили Иисуса; 

но посмотри на бегущих вместе учеников, 

как пеленами и платомони в воскресении удостоверились 

и вспомнили писания о том. 

С ними и мы, чрез них уверовав, 

воспеваем Тебя – жизни Подателя Христа.

 

Священник Феодор Людоговский

 

 8-е воскресное Евангелие на утрене

 

От Иоанна, глава 20  

11 А Мария стояла у гроба и плакала. И, когда плакала, наклонилась во гроб, 

12 и видит двух Ангелов, в белом одеянии сидящих, одного у главы и другого у ног, где лежало тело Иисуса. 

13 И они говорят ей: жена! что ты плачешь? Говорит им: унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его. 

14 Сказав сие, обратилась назад и увидела Иисуса стоящего; но не узнала, что это Иисус.  

15 Иисус говорит ей: жена! что ты плачешь? кого ищешь? Она, думая, что это садовник, говорит Ему: господин! если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его. 

16 Иисус говорит ей: Мария! Она, обратившись, говорит Ему: Раввуни́! - что значит: Учитель!  

17 Иисус говорит ей: не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему. 

18 Мария Магдалина идет и возвещает ученикам, что видела Господа и что Он это сказал ей. 

На прошлой неделе мы слышали рассказ евангелиста Иоанна о том, как Мария Магдалина прибежала к Петру сообщить, что тело Учителя кто-то унес из гробницы. Петр, а с ним вместе и Иоанн, бегут к гробнице – и действительно не обнаруживают тела. После этого они идут домой.

Мария же, по всей видимости, прибежав вместе с ними (или придя позже, отдельно), никуда не ушла, но осталась чего-то ждать. Она стояла и плакала – и в какую-то минуту (не в первый раз, конечно) заглянула в гробницу. Казалось бы, что тут может быть нового? Навряд ли тело могло вновь появиться само. А если бы кто-то прошел мимо нее, она бы заметила. Но вот она заглядывает внутрь гроба – и вдруг видит двух сидящих ангелов. На их вопрос она произносит всё те же слова, с какими она прибежала к Петру утром этого дня: «унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его». В этот момент что-то заставляет ее обернуться.

И здесь мы второй раз сталкиваемся с ситуацией, когда ученик, ученица не узнают Иисуса (первый раз мы это видели у евангелиста Луки, когда двое шли в Эммаус). Клеопа и его спутник не узнали Иисуса, несмотря на то, что шли с Ним по дороге не один час, беседовали с Ним – т. е. и видели, и слышали Его, но, несмотря на всё это, не узнавали. Почему так происходило? – евангелист дает ответ: «глаза их были удержаны, так что они не узнали Его». Ответ, конечно, не вполне исчерпывающий, но одно ясно: это было не случайно – и, вероятно, входило в намерения Иисуса.

Здесь же, в случае с Магдалиной, причины могли быть иными. Во-первых, она не ожидала увидеть Учителя, хотя именно для этого, должно быть, и осталась у гробницы. Кроме того, она плакала – слёзы застелили ей глаза. Может быть, ей пришлось смотреть на Иисуса против солнца. Но вместе с тем очевидно, что Иисус изменился. Он был таким же – и одновременно Он был иным.

Но вот Он обращается к Марии по имени – и в этот миг она узнает Его! Однако что же говорит ей Учитель в ответ на ее радостное восклицание «Раввуни!» и, очевидно, на попытку ухватиться за Его ноги, бросившись на землю? «Не прикасайся ко Мне!», – говорит Иисус. Можно подумать, что Он отталкивает свою преданную ученицу. Нет, конечно, это не так. «Не прикасайся ко Мне» (возможен вариант перевода «не удерживай Меня») – говоря это, Христос дает понять Марии, что Его смерть и воскресение – не просто трагическая история с неожиданно благополучным концом, после которой жизнь вновь пойдет своим чередом. Нет, теперь всё будет по-другому, и иными будут отношения Иисуса с Марией – да и со всеми людьми. «Не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему». Иисус должен взойти на Небо, ниспослать ученикам Духа – и вот тогда Он окончательно исполнит свою миссию, которая относится не к одним лишь апостолам и мироносицам и даже не к одному только избранному народу – но ко всей вселенной; и тогда возобновится Его общение с Марией, хотя оно и будет иным. А сейчас Мария не должна Его удерживать, не должна длить эту встречу – напротив, она должна бежать, чтобы возвестить братьям (заметим – братьям!) Иисуса Его слова: «восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему».

Это очень важные слова, но, кажется, мы обращаем на них слишком мало внимания. А ведь здесь Иисус ставит Себя на один уровень со всеми уверовавшими в Него.  Да, Вышний, Творец неба и земли – это наш Бог; но Иисус, будучи Сыном Божьим и Богом, называет Его и своим Богом. Да, Господь – Отец Иисуса; но Он и наш Отец. Апостлов же, а через них и всех христиан, исполняющих Его заповеди, Иисус называет братьями и друзьями (Ин 15:14).

Думаю, будет правильно, если мы не будем здесь пускаться в многословные рассуждения, а предоставим читателю самому поразмыслить над словами Спасителя. Обрести такого брата, как Иисус, удостоиться дружбы Сына Божия – здесь есть над чем подумать, не правда ли? И есть чему порадоваться!

 

Ексапостиларий (текст читается сразу после чтения канона)

 

Два Ангела видевши внутрь гроба, Мария удивляшеся, 

и Христа не знающи, яко вертоградаря вопрошаше: 

господи, где положил еси тело Иисуса моего?Званием же Того познавши быти Самого Спаса, 

слыша: не прикасайся Мне, ко Отцу отхожду,

 рцы братии Моей. 

 

Перевод: 

Двух Ангелов увидев внутри гроба, Мария поражалась 

и, Христа не узнавая, как садовника Его вопрошала: 

«Господин, где положил ты тело Иисуса моего?»Но по возгласу Его узнав, что это – Сам Спаситель, 

услышала: «Не прикасайся ко Мне, 

Яко Отцу отхожу, –скажи об этом братьям Моим!»

 

Богородичен

От Троицы родила еси, Отроковице,

единаго неизреченно, во двою естеству суща, 

и сугуба действом и единаго ипостасию. 

Того убо моли присно, о иже верою покланяющихся, 

от всякаго навета вражия избавитися:

 яко вси к Тебе ныне прибегаем,Владычице Богородице.

 

Перевод: 

Одного от Троицы Ты родила несказанно, Отроковица, 

двойственного по естеству, двойственного по действию, 

но единого по Ипостаси. 

Моли же Его всегда о поклоняющихся Тебе с верою,чтобы им от всякого коварства врага избавиться, 

ибо мы все к Тебе ныне прибегаем,Владычица Богородица. 

 

Утренняя стихира: 

Мариины слезы не всуе проливаются тепле, 

се бо сподобися и учащих Ангелов, 

и видения Самого Иисуса. 

Но еще земная мудрствует, яко жена немощная: 

темже и отсылается не прикасатися Христу. 

Но обаче проповедница посылается Твоим учеником, 

имже благовествование носящи, 

еже ко Отеческому жребию восход возвещающи. 

С неюже сподоби и нас явления Твоего, Владыко Господи.

Перевод: 

Горячие слезы Марии 

не напрасно проливаются; 

ибо вот – она удостоена и наставления Ангелов, 

и лицезрения Тебя, о Иисусе! 

Но еще о земном она думает, как немощная женщина, 

и потому прикоснуться к Тебе, Христе, не допускается; 

однако же как провозвестница посылается к Твоим ученикам, 

которым сообщила благую весть, 

возвещая о восхождении Твоем к Отеческому наследию. 

С нею удостой и нас явления Твоего,Владыка Господи!

 

Священник Феодор Людоговский

 

 9-е воскресное Евангелие на утрене

 

От Иоанна, глава 20 

19 В тот же первый день недели вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев, пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам! 

20 Сказав это, Он показал им руки и ноги и ребра Свои. Ученики обрадовались, увидев Господа. 

21 Иисус же сказал им вторично: мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. 

22 Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. 

23 Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся. 

24 Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был тут с ними, когда приходил Иисус. 

25 Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю. 

26 После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! 

27 Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. 

28 Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой! 

29 Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие. 

30 Много сотворил Иисус пред учениками Своими и других чудес, о которых не писано в книге сей. 

31 Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его.

Сегодняшнее чтение – пожалуй, одно из наиболее интересных в литургическом отношении среди всех 11 утренних евангелий: стихи из второй половины Евангелия от Иоанна мы слышим на весьма важных службах церковного года. Стихи 19–25, повествующие о явлении Иисуса ученикам и о недоверии Фомы словам других апостолов, читаются на вечерне в первый день Пасхи. Далее, в соответствии с евангельской хронологией, на восьмой день после первого дня Пасхи (т. е. в Неделю Антипасхи, или Неделю Фомину, или Новую неделю – в праздник Уверения Фомы, который по своим литургическим особенностям приближается к двунадесятым праздникам) на литургии вновь читаются те же строки, но уже с продолжением – о том, как Фома увидел Учителя и уверовал (т. е. стихи 19–31). Кроме того, стихи 19–23 образуют евангельское чтение на утрене Пятидесятницы – дня, когда мы празднуем рождение Церкви. Наконец, весь этот фрагмент целиком (стихи 19–31) читается на литургии в день минейной памяти апостола Фомы (6/19 октября).

Неверие Фомы в церковных песнопениях именуется прекрасным: «О доброе невение Фомино, верных сердца в познание приведе…»  – рус. перевод: «О прекрасное неверие Фомы! Верных сердца он к полноте знания привел…». Но оно прекрасно не только по своим последствиям, о которых говорится в этой красивой стихире, – оно замечательно само по себе. 

Да, Фома, вероятно, был скептик и пессимист. Достаточно вспомнить его реплику, которую приводит евангелист Иоанн: когда Иисус решил идти к Лазарю, чтобы «разбудить его», а ученики стали Его отговаривать (как мы знаем, безуспешно), Фома произнес с мрачной решимостью: «пойдем и мы умрем с ним» (Ин 11:16). Он не был равнодушным и циничным человеком – нет, он, можно думать, был человеком очень основательным. Фома не был из числа тех, кто основывается на эмоциях; он боялся обмануться, боялся поверить в пустоту. Он предпочитал неверие легковерию. И вот когда он увидел Иисуса, когда он убедился в истинности воскресения своего Учителя, тогда он произносит слова, которых мы не видим больше нигде в Евангелии – ни у Иоанна, ни у синоптиков: «Господь мой и Бог мой!» Апостолы и другие уверовавшие в Иисуса как в Мессию люди называли Его Господом, Сыном Божьим, Христом (т. е. Помазанником, Мессией) – но один лишь Фома прямо исповедал Божество своего Учителя. 

Поистине прекрасно такое неверие, которое открывает и самому Фоме, и нам божественность Иисуса! В ответ на это признание, на это исповедание веры Спаситель произносит следующие слова (они стали поговоркой): «ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие». Здесь обычно усматривают лёгкий укор в адрес Фомы со стороны Иисуса. Но другие ученики не выше и не лучше Фомы в этом отношении: они точно так же увидели – и уверовали. 

В словах Христа можно скорее увидеть ободрение нам – не видевшим, но уверовавшим. Ободрение – и вместе с тем предостережение. Как может уверовать человек, не видевший Христа? Расспросите своих знакомых – каждый расскажет свою историю. Бывает так, что сам Бог приводит человека к Себе – через вдумчивое чтение Писания, через поиск ответов на вопросы о смысле жизни, о предназначении человека. Но немаловажную роль здесь играют христиане, которых человек, ищущий Бога, встречает на своем пути. И потому на нас лежит немалая ответственность: наши неверующие друзья и родственники, близкие и далекие от нас люди – они не могут увидеть Христа воочию, но они могут увидеть нас. И видя нас, они должны увидеть Христа. В этом наша задача, в этом наша миссия: не отвратить человека от Бога своей злобой и развращенностью, но явить ему Христа самой своей жизнью. С Божьей помощью эта миссия вполне выполнима, и для нее не нужно ни денег, ни заседаний, ни планирования на пять лет вперед. Будем жить свято – и будем светить нашим ближним!

 

В качестве приложения приводим песнопения, соотносящиеся с евангельским чтением на утрене: воскресный ексапостиларий, его богородичен и евангельскую стихиру – в церковнославянском переводе и в русском переводе иером. Амвросия (Тимрота). 

Ексапостиларий (текст читается сразу после чтения канона)

Заключенным Владыко дверем, яко вшел еси, 

Апостолы исполнил еси Духа Пресвятаго, 

мирно дунув, имже вязати же и решати грехи рекл еси: 

и по осми днех Твоя ребра Фоме показал еси, и руце. 

С нимже вопием: Господь и Бог Ты еси. 

 

Перевод: 

Когда вошел Ты, Владыка, при запертых дверях, 

апостолов исполнил Всесвятого Духа:

мир даровав им дуновением, велел им связывать и разрешать грехи; 

и через восемь дней ребра Свои и руки показал Фоме, 

с которым и мы взываем: «Господь и Бог Ты!» 

 

Богородичен

Твоего Сына яко видела еси от гроба воскресша тридневна, 

Богоневестная Пресвятая Дево, всю скорбь отложила еси, 

юже подъяла еси, яко Мати, егда узрела еси страждуща, 

и радости исполншися, со ученики Его почитающи Того, поеши. 

Темже иже Богородицу Тя ныне исповедающих спасай. 

 

Перевод: 

Когда Ты Сына Своего увидела, воскресшим из гроба в третий день, 

Божия Невеста, всесвятая Дева, то отложила всю скорбь, 

которую, как Матерь, претерпела, взирая на Него страждущего; 

и, радости исполнившись, вместе с Его учениками, торжествуя, воспевала Его. 

Потому и ныне спасай исповедующих Тебя Богородицею.

 

Утренняя стихира

Яко в последняя лета, сущу позде от суббот, 

предстал еси другом Христе, и чудесем чудо извествуеши, 

заключеным входом дверным, еже из мертвых Твое воскресение. 

Но исполнил еси радости ученики, и Духа Святаго преподал еси им, 

и власть подал еси оставления грехов 

и Фомы не оставил еси в неверствия погружатися бури. 

Темже подаждь и нам разум истинный и оставление прегрешений, благоутробне Господи. 

 

Перевод: 

Как бы в конце времен, в поздний час первого дня по субботе, 

Ты явился Своим друзьям, Христе, и чудом чудо подтверждаешь, 

приходом при запертых дверях – 

Твое из мертвых воскресение. 

И вот, Ты радости исполнил учеников, и Духа Святого им преподал, 

и даровал власть прощать грехи, 

и не оставил Фому погружаться в волнах неверия. 

Потому и нам подай знание истинное и прощение согрешений, милосердный Господи!

 

Священник Феодор Людоговский

 

10-е воскресное Евангелие на утрене

От Иоанна, глава  21

1 После того опять явился Иисус ученикам Своим при море Тивериадском. Явился же так: 

2 были вместе Симон Петр, и Фома, называемый Близнец, и Нафанаил из Каны Галилейской, и сыновья Зеведеевы, и двое других из учеников Его. 

3 Симон Петр говорит им: иду ловить рыбу. Говорят ему: идем и мы с тобою. Пошли и тотчас вошли в лодку, и не поймали в ту ночь ничего. 

4 А когда уже настало утро, Иисус стоял на берегу; но ученики не узнали, что это Иисус. 

5 Иисус говорит им: дети! есть ли у вас какая пища? Они отвечали Ему: нет. 

6 Он же сказал им: закиньте сеть по правую сторону лодки, и поймаете. Они закинули, и уже не могли вытащить сети от множества рыбы. 

7 Тогда ученик, которого любил Иисус, говорит Петру: это Господь. Симон же Петр, услышав, что это Господь, опоясался одеждою,- ибо он был наг,- и бросился в море. 

8 А другие ученики приплыли в лодке,- ибо недалеко были от земли, локтей около двухсот,- таща сеть с рыбою. 

9 Когда же вышли на землю, видят разложенный огонь и на нем лежащую рыбу и хлеб. 

10 Иисус говорит им: принесите рыбы, которую вы теперь поймали. 

11 Симон Петр пошел и вытащил на землю сеть, наполненную большими рыбами, которых было сто пятьдесят три; и при таком множестве не прорвалась сеть. 

12 Иисус говорит им: придите, обедайте. Из учеников же никто не смел спросить Его: кто Ты? зная, что это Господь. 

13 Иисус приходит, берет хлеб и дает им, также и рыбу. 

14 Это уже в третий раз явился Иисус ученикам Своим по воскресении Своем из мертвых.

В 10-м и 11-м утренних евангелиях мы становимся свидетелями третьего и последнего явления Иисуса ученикам – из тех явлений, что описаны у Иоанна. Заключительные слова 20-й главы («Много сотворил Иисус пред учениками Своими и других чудес, о которых не писано в книге сей. Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его») звучат как финал всей книги. Поэтому предполагают, что 21-я глава первоначально не входила в состав Евангелия и была написана позже (но, вероятно, самим Иоанном); самые же последние стихи последней главы – их мы услышим через неделю – возможно, принадлежат не самому апостолу, а кому-либо из его учеников.

Сегодняшний евангельский эпизод – об обыденной жизни и о том, как Иисус входит в эту жизнь, меняя и преображаяя ее, оказывая ученикам помощь, но ( в 11-м евангелии) вместе с тем и требуя от них служения.

Две первые встречи, о которых мы читали у Иоанна, произошли в Иерусалиме. Теперь же ученики отправились назад в Галиллею – домой. Вряд ли будет справедливым предположить, что они хотели вновь жить так, как будто ничего не случилось. Как будто не встретился им этот Человек – и не ходили они с ним три года по Палестине, и не жили они совершенно особой жизнью, и не были свидетелями удивительных событий. Как будто не распяли Его. Как будто Он не воскрес.

Нет, не хотели они отмахнуться от своего Учителя. Но они имели необходимость всё обдумать, осознать – вместить в себя то, что трудно вмещается в ум и сердце обычного человека. А кроме того у всех были семьи, которые нужно было кормить.

И вот они возвращаются к Тивериадскому озеру и забрасывают сети. Но рыбы нет. После долгих ночных трудов они видят на берегу человека – но не узнают, не понимают, кто это. И этот человек, почему-то называя их – по премуществу взрослых мужчин – детьми (и даже детками), советует им забросить сети по правую сторону лодки. Рыба поймана – и Иисус узнан.

Для Магдалины нужно было, чтобы Учитель назвал ее по имени; Клеопа и его спутник узнали Спасителя в преломлении хлеба; апостолы-рыбаки наверняка вспомнили другой чудесный улов рыбы, который случился три года назад.

И вот дальше – очень интересная сцена, очень интересный диалог (его продолжение мы услышим в следующую субботу). Все – кто раньше, кто позже – оказались на берегу. Что же говорит Иисус? «Ну вот, бездельники и неудачники, Я вам подсказал, как поймать рыбу, – теперь быстренько организуйте-ка Мне обед. И чтоб не хуже, чем у иных-прочих! Ну же, поворачивайтесь, холопы, поворачивайтесь, ленивцы! Я ждать не люблю!» Согласитесь, было бы странно услышать это от Спасителя (но почему-то совсем не странно слышать подобные речи от тех, кто столетия спустя назвались Его учениками).

Что же говорит Иисус на самом деле? Он говорит: подходите, поешьте – у меня всё уже готово для вас: вот хлеб, вот рыба; и вашу рыбу давайте сюда тоже – пригодится и она.

Мы помним, что у Иоанна уже была описана сходная сцена – но там всё же есть что-то нарочитое: это неприкрытая педагогика, наставление. Я имею в виду умовение ног (Ин 13:1–15). А здесь, в 21-й главе – реальная жизненная ситуация. И Ииусус оказывается верен Себе, слово у Него не расходится с делом: как Он учил их (на собственном примере) тогда, перед распятием, так – без всякой рисовки, с полной естественностью – Он поступает сейчас.

В 10-м воскресном евангелии еще много моментов, о которых можно было бы сказать многое. Что-то лежит на поверхности, что-то звучит таинственно и требует острожного и вдумчивого истолкования. Но мне хотелось бы обратить внимание именно на этот совершенно житейский момент. Как не хватает нам этой простоты в нашей «церковной», «духовной», «христианской» жизни! Как не достает этой готовности послужить тем, кто ниже тебя в социальной лестнице! И это не совсем риторические вопрошания. Можно и впрямь поставить вопрос: как – как именно не хватает нам всего этого? И мы очень хорошо понимаем – как: как кислорода, как воздуха – как животворящего Духа!

Все мы крещены – но живет ли в нас Святой Дух? Не может ли оказаться так, что Он давно нас покинул? Не занимаемся ли мы самообманом, называя себя христианами? Можно ли быть христианином, беззастенчиво попирая заповеди Христовы, ежедневно своими делами отрекаясь от Христа? Мы слышим слова о ценностях – но не ценим и не любим человека; говорим о духовности – но не заметили, как оскудели духом; поклоняемся святыням – но отворачиваемся от Единого Святого, взошедшего за нас (вместо нас!) на крест.

Господь по-прежнему нас кормит и поит, одевает и обогревает. Он всё еще терпит нас, терпит наши беззакония, терпит грехи тех, кто имеет дерзость носить Его имя, – архиереев, пресвитеров, мирян.

«Надолго ли, Господи?» – вопрошает Исаия. И слышит: «Доколе не опустеют города, и останутся без жителей, и домы без людей, и доколе земля эта совсем не опустеет. И удалит Господь людей, и великое запустение будет на этой земле».

Ей, гряди, Господи Иисусе!

 

В качестве приложения приводим песнопения, соотносящиеся с евангельским чтением на утрене: воскресный Ексапостиларий, его Богородичен и Евангельскую стихиру – в церковнославянском переводе и в русском переводе иером. Амвросия (Тимрота). 

Ексапостиларий (текст читается сразу после чтения канона)

Тивериадское море с детьми Зеведеевыми,Нафанаила с Петром же и со другима двема древле,и Фому имяше на лове,иже Христовым повелением одесную ввергше,множество извлекоша рыб:Егоже Петр познав, к Нему бродяше,имже третие явлейся,и хлеб показа, и рыбу на углех.

Перевод: 

На Тивериадском море с сынами ЗеведеевымиНафанаил и Петр с двумя другимии Фома некогда были на ловле.Они, по велению Христа, закинув сети справа,вытащили множество рыб.Петр, узнав Его, к Нему поплыл.В третий раз явившись им,Он и хлеб предложил им, и рыбу на углях.

Богородичен:

Воскресшаго Господа тридневна от гроба, Дево,моли о воспевающих Тя, и любовию блажащих:Тебе бо имамы вси прибежище спасительное, и ходатаицу к Нему:наследие бо Твое, и раби есмы, Богородице,и к Твоему заступлению вси взираем.

Перевод:

Господа, воскресшего в третий день из гроба,умоляй, Дева, о Тебя воспевающихи с любовию блаженной именующих,ибо Тебя мы все имеем прибежищем спасительными посредницею перед Ним;ведь мы – наследие Твое и рабы Твои, Богородица,и к Твоему заступничеству все мы обращаем взоры.

Утренняя стихира:

По еже во ад сошествии,и еже из мертвых воскресении,скорбяще якоже достояше,о разлучении Твоем, Христе,ученицы на делание обратишася,и паки корабли и мрежи, и лова нигдеже.Но Ты, Спасе, явився яко Владыка всех,одесную мрежи повелеваеши воврещи,и бысть слово дело вскоре,и множество рыб многое,и вечеря странная готова на земли:еяже причастившымся тогда Твоим учеником,и нас ныне мысленно сподоби насладитися,человеколюбче Господи.

Перевод:

После сошествия во ад и воскресения из мертвых,печалясь, как и естественно в разлуке с Тобой, Христе,ученики к работе обратились;и снова – лодки, и сети, и улова нет.Но Ты, Спаситель, явившись, как всего Владыка,повелеваешь справа от лодки закинуть сети,и слово тотчас стало делом:и рыб множество великое,и трапеза необычайная готова на земле.Как в ней приняли участие тогда Твои ученики,так и нас ныне мысленно насладиться ею удостой,человеколюбивый Господи!

 

11-е воскресное Евангелие на утрене

От Иоанна, глава  21

15 Когда же они обедали, Иисус говорит Симону Петру: Симон Ионин! любишь ли ты Меня больше, нежели они? Петр говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси агнцев Моих.  

16 Еще говорит ему в другой раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня? Петр говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси овец Моих. 

17 Говорит ему в третий раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня? Петр опечалился, что в третий раз спросил его: любишь ли Меня? и сказал Ему: Господи! Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси овец Моих. 

18 Истинно, истинно говорю тебе: когда ты был молод, то препоясывался сам и ходил, куда хотел; а когда состаришься, то прострешь руки твои, и другой препояшет тебя, и поведет, куда не хочешь. 

19 Сказал же это, давая разуметь, какою смертью Петр прославит Бога. И, сказав сие, говорит ему: иди за Мною. 

20 Петр же, обратившись, видит идущего за ним ученика, которого любил Иисус и который на вечери, приклонившись к груди Его, сказал: Господи! кто предаст Тебя? 

21 Его увидев, Петр говорит Иисусу: Господи! а он что?

22 Иисус говорит ему: если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того? ты иди за Мною. 

23 И пронеслось это слово между братиями, что ученик тот не умрет. Но Иисус не сказал ему, что не умрет, но: если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того? - 

24 Сей ученик и свидетельствует о сем, и написал сие; и знаем, что истинно свидетельство его. 

25 Многое и другое сотворил Иисус; но, если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг. Аминь.

 

 

Сегодня мы читаем последнее из одиннадцати евангелий на воскресной утрене. Одновременно это конец Евангелия от Иоанна и всего Четвероевангелия. Нынешний фрагмент мы слышим не только на всенощном бдении под воскресенье несколько раз в году: он также читается в качестве рядового чтения на литургии Троицкой родительской субботы, на утрене в дни памяти апостола Иоанна Богослова (8/21 мая и 26 сентября / 9 октября) и на литургии в день поклонения веригам апостола Петра (16/29 января). Последние два стиха Евангелия от Иоанна входят в состав литургийного чтения в дни памяти этого евангелиста. 

 Основное содержание финальной сцены четвертого Евангелия – диалог Иисуса с Петром, восстановление старшего из учеников в его апостольстве и – сразу же! – новые поручения, новые обязательства, возлагаемые на Петра. А кроме того – и предсказание о судьбе Петра, о его мученической смерти. Но Петр не может не поинтересоваться судьбой своего соученика – «ученика, которого любил Иисус», т. е. Иоанна: «Господи! А он что?» 

 В ответ Христос произносит фразу, которая стала предметом размышлений и споров для многих поколений христиан. И недоумение, которое породил ответ Иисуса, зафиксировано уже в самом Евангелии (ст. 23). В качестве одного из вариантов разгадки я хотел бы процитировать Н. Т. Райта: «Ничего конкретного о судьбе Иоанна Иисус никогда не говорил. Он хотел сказать и сказал одно: что бы ни произошло с Иоанном, к Петру это отношения не имеет. Предположим, я позвал девочку: “Приходи, помоги мне в саду”. Девочка медлит, оглядывается на своего брата: “А он что будет делать?” А я отвечу: “Допустим, я попрошу его слетать на Луну, тебе-то что?” Это же не означает, что я в самом деле пошлю ее брата на Луну. Иисус не говорил, что Иоанн будет жить до Его возвращения. Он сказал просто и ясно: Петра это не касается» (Н. Т. Райт. Иоанн. Евангелие. Популярный комментарий. М.: ББИ, 2009. – С. 278). 

 Догадка остроумна, а разгадка, согласитесь, довольно прозаична. Не настаиваю именно на таком объяснении, но предлагаю пока что не пускаться в дальнейшие исследования. Так или иначе, суть ответа именно в этом – в его концовке: «…что тебе до того? Ты иди за Мною». В афористической форме этот ответ неоднократно воспроизведен в «Хрониках Нарнии» К. С. Льюиса: «Я рассказываю каждому только его собственную историю», – говорит Аслан, когда тот или иной персонаж пытается спросить его о своем друге: «А он что?» 

Такой ответ, конечно, разочаровывает. И ведь нельзя сказать, что вопрос задавался из одного лишь праздного любопытства: Иоанн – друг Петра, Шаста (герой повести «Конь и его мальчик») – друг Аравиты. Вполне естественно интересоваться судьбой друзей, их прошлым и будущим. Однако в ответ – отказ. Но, проглотив горечь этого отказа, по некотором размышлении ты понимаешь, что покров тайны, скрывающий жизнь даже самых близких людей, – это по-своему правильно. Это даже хорошо, это просто прекрасно! Это значит, что Бог выстраивает личные отношения с каждым человеком. Это значит, что Он тактично признает за нами право не выставлять свою жизнь на всеобщее обозрение, побуждая нас, с другой стороны, глубже вникать в эту самую свою собственную – а не чужую – жизнь. Это значит, что Бог, хотя Он и неизмеримо выше, лучше, добрее, мудрее нас, – тем не менее, готов стать помощником и другом для любого, кто этого захочет. Именно другом, а не повелителем, который с высоты своего престола осматривает массы подвластных ему людей, не давая себе труда вглядеться в лицо и в душу отдельного человека. Но дружба – обоюдна; и потому Бог ожидает и от нас содействия, ожидает следования за Собой – следования не среди толпы, но по нашему личному, осознанному выбору, по дружбе, по любви к Нему. 

Когда я читаю эти строки Евангелия (вопрос Петра и ответ Иисуса), мне почему-то всегда представляется устремленная вдаль дорога, не имеющая конца. По дороге идет Иисус, чуть позади – Петр, неподалёку от них Иоанн. Они идут – одновременно вместе и по отдельности. У каждого своя судьба: Иисус через несколько недель или дней взойдет к Отцу; Петр спустя три десятка лет будет распят на кресте; Иоанн переживет друга лет на тридцать-сорок. И всё же у этой дороги нет конца: путь к Богу, как и пусть к самому себе – бесконечен. Но у нас нет недостатка во времени, ведь мы рождены для вечной жизни. И пусть Господь и Спаситель наш Иисус Христос сподобит нас этой жизни в Царстве Отца – молитвами апостолов Петра и Иоанна и всех святых. Аминь. В качестве приложения приводим песнопения, соотносящиеся с евангельским чтением на утрене: воскресный Ексапостиларий, его Богородичен и Евангельскую стихиру – в церковнославянском переводе и в русском переводе иером. Амвросия (Тимрота).  

В качестве приложения приводим песнопения, соотносящиеся с евангельским чтением на утрене: воскресный Ексапостиларий, его Богородичен и Евангельскую стихиру – в церковнославянском переводе и в русском переводе иером. Амвросия (Тимрота). 

Ексапостиларий (текст читается сразу после чтения канона) 

По Божественнем востании, 

трижды Петра, любиши ли Мя, вопрошая Господь

Своих овец предлагает пастыреначальника: 

иже видя, егоже любляше Иисус, во след грядуща, 

вопрошаше Владыку: сей же что? 

Аще хощу, рече, пребывати сему, 

дондеже и паки прииду,что к тебе, друже Петре?

 

Перевод: 

После Своего Божественного воскресения Господь, трижды вопросив Петра: «Любишь ли ты Меня?», 

назначает его Своих овец пастыреначальником. 

Он, увидев того, кого Иисус любил, во след идущим, 

спросил Владыку: «А он что?» – 

«Если Я и хочу, – сказал Господь, –

чтобы он пребывал, доколе Я вновь не приду, 

что тебе до того, друг Петр?»

 

Богородичен: 

О страшное таинство, о преславное чудо! 

Смертию смерть всеконечне погублена бысть. 

Кто убо не воспоет; и кто не поклонится Твоему воскресению, 

Слове,и чисто рождшей Тя плотию Богородице? 

Еяже молитвами, всех геенны избави.

Перевод: 

О страшное таинство! 

О необычайное чудо! 

Смертью совершенно уничтожена смерть. 

Кто же не воспоет Тебя, 

и кто не поклонится Твоему воскресению, Слово, 

и непорочно по плоти родившей Тебя Богородице? 

Ее ходатайствами избавь всех от геенны.

 

Утренняя стихира: 

Являя Себе учеником Твоим, Спасе, 

по воскресении Симону дал еси овец паству, 

за любве воздаяние, 

яже о пастве попечения ищя. 

Темже и глаголал еси: 

аще любиши Мя, Петре,паси агнцы Моя, 

паси овцы Моя. 

Он же абие показуя друголюбное, 

о друзем ученице вопрошаше. 

Ихже молитвами, Христе, стадо Твое сохраняй, 

от волков губящих е.

Перевод: 

Являя Себя ученикам Своим по воскресении, Спаситель,  

Ты Симону, в воздаяние за его любовь, 

стадо овец вручил, с заботою пасти их требуя. 

Потому Ты и говорил: 

«Если любишь Меня, Петр, 

паси агнцев Моих, паси овец Моих». 

Он же, тотчас показывая горячую любовь, 

о другом ученике спрашивал. 

По их ходатайствам, Христе, паству Твою сохраняй 

от волков, расхищающих ее.

 

Священник Феодор Людоговский