Назад к списку

Благовещение

Церковь поет сегодня, в день Благовещения Пресвятой Богородицы: «Днесь спасения нашего главизна, — т. е. начало начал, — и еже от века таинства явление, — и поясняет, что происходит, — Сын Божий Сын Девы бывает, и Гавриил благодать благовествует. Тем же и мы с ним Богородице возопиим: радуйся, Благодатная, Господь с Тобою».


 По-гречески «Благовещение» — «Евангелисмос» (Εὐαγγελισμός), слово, однокоренное с Евангелием. Праздник Благовещения настолько значителен был для сознания христиан, что в некоторых странах и год отсчитывался от этого дня .. В нем соединяются два важнейших начала — исполнение воли Божией и согласие человека на то, чтобы эта воля была исполнена.

Господь захотел нечто такое совершить, чего никогда не было в истории человечества, хотя эта история знала многое и многое: Дева примет во чреве от Святого Духа. Говорит Божией Матери Архангел Гавриил: «Ты родишь Сына, Который сядет на престоле царя Давида, и Его Царствию не будет конца» (см. Лк. 1:31–33). Из Священной истории мы знаем, что Господь творит чудеса, и там, где Он хочет, чин естества побеждается ..

Но мы очень плохо себе представляем: а как со стороны людей, что с их стороны творится? И Божия Матерь говорит тихие слова, которые звучат в истории человечества тысячелетия и будут звучать, пока стоит мир. Она произносит слова принятия и согласия — настоящего согласия, а не подчинения и повиновения: «Се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему» (Лк. 1:38).

Начало истории Боговоплощения на земле полагают воля Божия, очень ясно выраженная, и столь же ясно выраженное согласие человека. Как все это соотносится с нашей жизнью? Мы ведь понимаем, что нас, вероятнее всего, никогда не посетит Архангел Гавриил, и мы не услышим никаких слов от посланца Божия. Значит, это останется для нас важным, но все-таки не нашим событием, которое произошло где-то и когда-то? Или оно каким-то образом включено в нашу жизнь? Второе вернее.

Благовещение живет в каждом человеке, когда он соглашается на волю Божию. Это согласие не через принуждение, не через мучения и страдания. Божия Матерь вела жизнь мирную, спокойную и нестесненную.

Но Она настолько естественно говорит Архангелу Гавриилу «да», как если бы он каждый день к Ней приходил, и Она с ним пила чай.

И для нас, христиан, принятие воли Божией должно быть столь же само собой разумеющимся.

Праздник Благовещения почти всегда выпадает на великопостные дни. Я из года в год наблюдаю одну очень грустную картину. Люди уже вошли во вкус Великого поста (а для многих из нас, к сожалению, Великий пост — это сцепленные челюсти, строгий вид, злоба, которая приходит оттого, что мы отказываемся от какой-то еды). И вот Благовещение, канон утрени, где песни чередуются с разговором Архангела Гавриила и Божией Матери. Это льющийся, торжественный, радостный разговор. А мы стоим насупленно, как если бы нас обязали отпраздновать благую весть о нашем спасении. Нам сказали, что так полагается, и мы мрачно празднуем. И праздник остается вне нас.

Но разговор Божией Матери с Архангелом — это разговор о нас самих, о том, можем ли и хотим ли мы Бога в свою жизнь принять. Сжав зубы, можно пройти километр, два, десять, полжизни — но так никогда ничего и не услышать, и не удостоиться. Нельзя, чтобы в нашем существовании жизнь церковная была в одной части, а в другой работали локти, ноги и челюсти. Так ничего не выйдет. И праздник будет не праздник, а просто галочка в календаре, и зубы сотрутся, и ноги ходить не будут.

Празднуя день Благовещения, тихий, трепетный и нежный, порадуемся тому, что Господь дает нам некоторое ослабление поста и — главное — надежду на то Царство, где не нужны зубы, чтобы кусаться, и ноги, чтобы лягаться, где лев рядом с ланью ляжет , а правда и мир друг друга облобызают.